За что русский офицер избил генерала сербской службы — Российская газета

0
32

6 июля 1915 г. в конном отряде князя Г.И. Трубецкого произошло экстраординарное событие. Начальник штаба отряда полковник В.Н. Гатовский ударил временно командовавшего 2-й кавалерийской дивизией генерал-майора князя Арсена (Арсения Александровича) Карагеоргиевича — младшего брата сербского короля Петра I.

Подполковник Генерального штаба В.Н. Гатовский. 1909-1912 годы.

Два удара

В те дни Первой мировой войны шли бои в районе Митавской укрепленной позиции. Накануне Карагеоргиевич не исполнил приказ о переводе дивизии в резерв, обвинив штаб отряда в трусости, за что получил замечание начальства. На следующий день ситуация с неисполнением приказа и замечанием повторилась. Гатовскому князь тогда демонстративно не подал руки, угрожал набить физиономию и обругал офицеров штаба отряда. Затем, неожиданно для всех, он подошел к Гатовскому, сидевшему верхом и стал в исступлении кричать:

"Ты, паршивый трус, мерзавец, подлец, ты желаешь поссорить меня с князем [Трубецким]"1.

Полковник сначала молчал, но затем не сдержался и со словами: "Как ты смеешь, старый дурак (или болван, окружающие не расслышали — Авт.)!" дважды ударил князя стеком по голове. Причем, по версии князя, еще и добавил: "Теперь мы квиты".


Король Петр Карагеоргиевич на пути в собор на коронацию. 1903 год.

Предыстория

Как водится, конфликт имел предысторию. Первое столкновение между Карагеоргиевичем и Гатовским произошло еще 29 ноября 1914 г. во время боев под Варшавой. По свидетельству Гатовского (тогда — начальника штаба 2-й кавалерийской дивизии), князь Карагеоргиевич (командир 2-й бригады той же дивизии) резко возмутился отведенным ему помещением и тем, что денщик Гатовского не принес дров. Вечером того же дня князь со словами: "Я шутить с собою не позволю" ударил Гатовского по лицу. В ответ полковник машинально сделал то же и оттолкнул князя. Карагеоргиевич воскликнул: "Вы не смеете меня трогать, я генерал-лейтенант сербской службы, мне 58 лет, я Вас застрелю"2. Гатовский попытался обезоружить князя, который начал что-то искать в кармане (вероятно, револьвер), но Карагеоргиевич выскочил из комнаты.

Версия Карагеоргиевича была иной. Якобы Гатовский изначально был с ним груб и вел себя вызывающе. Князь не отрицал, что ударил Гатовского по лицу, причем трижды, после чего Гатовский упал, а все его лицо было в крови. Никаких ударов князю он не наносил. Противоречие в показаниях сторон устранить было невозможно, так как единственный свидетель погиб в бою.

На следующий день Карагеоргиевич предложил Гатовскому оставить этот инцидент между ними до окончания войны. Гатовский ответил, что всегда готов к дуэли. Стороны обменялись рукопожатием. Однако в офицерской среде поползли слухи, что князь побил Гатовского. Больше полугода все было относительно спокойно, пока не случился второй инцидент.

Самое время внимательнее приглядеться к его участникам.


Героическая воздушная разведка 28 июля 1915 года летчика-наблюдателя В.Н. Гатовского и летчика Орлова. 1916 год. Рисунок фронтового художника М. Мезернюка.

Арсену Карагеоргиевичу было на двадцать лет больше. Он учился в России, окончил Константиновское военное училище, участвовал в Русско-японской войне. В 1914 г. стал генерал-майором. Был награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. Князь Карагеоргиевич был известен как беззаветно храбрый офицер, но человек неуравновешенный и раздражительный.

Гатовский представлял собой полную его противоположность — спокойный, выдержанный, с большим самообладанием, хотя и с неменьшим самомнением. Как генштабист имел отличные аттестации. В одной из них за октябрь 1915 г., данной князем Трубецким, читаем: "Спокойный, с твердою волею, находчивый. Быстро разбирается в боевой обстановке, принимая соответствующие решения и проявляя разумно инициативу. Отлично знает военное дело; обладает большим опытом и тактом. Лично храбрый. Будучи сам кавалеристом, изучил прекрасно строевую кавалерийскую службу.

В общем "выдающийся" офицер Генерального штаба и кавалерист, вполне достойный на назначение командиром кавалерийского полка "вне очереди", а равно на занятие высших должностей по Генеральному штабу"3.

Первый инцидент посчитали личной ссорой, не подлежавшей наказанию, так как Карагеоргиевич был еще полковником, то есть находился в равном с Гатовским чине. Второе столкновение получило огласку и стало предметом серьезного расследования…

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here