Американцы устроили Александру Лукашенко допрос. Закончилось плачевно

0
42

В очередной раз удивил Александр Григорьевич Лукашенко. В сущности, президенту Белоруссии это свойственно – удивлять, причём иногда неприятно. Но тут вопрос был не в интеграции России и Белоруссии, а в возможности доверия западным СМИ. Вывод: доверие невозможно.

Смотрите, кто спросил!

Вообще, сам факт интервью заведомо вражескому рупору – шаг смелый, но наивный. Условие, которое выдвигал президент Белоруссии американской компании (не вырезать ни слова из записанного разговора), было заранее забавным. Это примерно как просить козла не жрать сочную капусту в огороде. Козёл, разумеется, пообещает всё что угодно, лишь бы его допустили к залежам сочных кочанов. А американские козлы – особенно наглые, они по какой-то причине считают, что вся капуста на планете принадлежит им. Разумеется, условие белорусского лидера не было выполнено – в эфире CNN было показано лишь 9 минут интервью из 50-минутного разговора с Лукашенко.

На капусту примчался глава корпункта CNN в России Мэттью Чанс (Matthew Chance) – человек с лицом гастарбайтера из Таиланда, родословной Средиземья Великобритании и временной регистрацией в Москве. Первым же вопросом Чанс пошёл в атаку, при этом, правда, обратившись к Лукашенко «господин президент», а не, например, «узурапатор» или «диктатор», как это нынче принято у козлов: «Не хотите ли вы извиниться перед белорусами за нарушение прав человека?» (Здесь и далее реплики Чанса будут сокращены и передавать суть вопроса. Не только ж CNN сокращать можно.)

Вопрос очень забавный и глупый. Не очень понятно, чего ожидал Чанс от Лукашенко. То ли того, что президент Белоруссии падёт на колени со словами «простите меня, дуру грешную», то ли удара по морде, что было бы вполне заслуженно. Но Лукашенко на полном серьёзе принялся говорить, что извиняться ему не за что, и вообще вопрос неуместен.

Чанс не угомонился и начал рассказывать, что нарушаются стандарты обращения с заключёнными, и «правозащитные организации утверждают, что люди действительно страдают», их «пытают ожогами и заставляют голыми лежать в грязи», и на этом основании опять потребовал извинений от президента Белоруссии.

Лукашенко парировал, что на вверенной ему территории нет тюрем, подобных Гуантанамо, а правозащитные организации работают фактически по заказу своих спонсоров и могут обвинить кого угодно в чём угодно. Мэттью так растерялся, что начал ронять заготовленные бумажки, а на его лице проявился нервный тик. Для полноты впечатления Лукашенко пригласил собеседника совместно расследовать обвинения в адрес правоохранителей Белоруссии. Судя по всему, картина мира с Лукашенко, пьющим по утрам кровь младенцев, рухнула у Чанса вместе с заготовленными бумажками.

Два мира – два эфира

Тут Чанс сделал «попытку последней надежды»: он начал уверять Лукашенко, что ходил по улицам Минска и обнаружил «атмосферу страха», а его попытки узнать у прохожих, что те думают о режиме, наткнулись на нежелание с ним разговаривать: никто не захотел отвечать, потому что они боятся оказаться в тюрьме. «Вот режим, во главе которого вы стоите!» – заключил Мэттью.

В принципе, если не бывать в Минске, то в эту ахинею вполне можно поверить. Автор этих строк также разговаривал с белорусами и слышал очень много негативных отзывов о власти. Никто особо не боялся высказывать своё мнение о Лукашенко лично и о власти вообще. Более того, автору приходилось выступать в какой-то мере адвокатом президента Белоруссии, поскольку я пытался услышать хоть какое-то рациональное объяснение недовольства, а не эмоциональное «надоел» и «узурпатор». И пару раз это даже получилось.

В случае же с Чансом жители, возможно, пугались его нездорового огонька в глазах, а может быть, необычной эмоциональности. Ну, представьте, идёте вы себе в магазин, да хоть за картошкой, мысленно прикидываете, сколько взять картохи, сколько лука с морковкой, а тут из кустов вылетает эдакий Чанс с микрофоном – и давай вас расспрашивать, как вы относитесь к Лукашенко. Я бы такого доброхота послал сразу же именно к той самой матери Тихановской и ещё бы для скорости наподдал.

Лукашенко же с присущей ему прямотой объяснил, что люди не захотели общаться с журналистом, потому что Чанс из CNN, и в эфире их мнение может быть истолковано так, как это выгодно хозяевам телекомпании. Президент Белоруссии был краток:

Вы врёте! Вы ходили и пытались общаться с людьми без всякого контроля и ограничений. Это как раз наша фишка, что люди чувствуют себя в безопасности.
И тут можно только подтвердить слова президента. Для автора было неожиданным, что дети без присмотра гуляют на улицах допоздна, и это абсолютно нормально, как это было когда-то и у нас. Ощущение безопасности в Белоруссии присутствует не на словах, как в России, где всё увешали камерами наблюдения, чтобы хоть как-то отслеживать бешеных гастарбайтеров. В соседней республике практически нет приборов слежения за гражданами, а есть нормальная работа правоохранительных органов, и это приносит свои плоды.

Порка младенца

Немного придя в себя, Чанс вновь ринулся в атаку, но напоролся на ежа своей пятой точкой. На вопрос, как Лукашенко относится к Тихановской, которую президент Байден одарил несвежими печеньками в Белом доме, Лукашенко спокойно ответил, что с женщинами не воюет, в отличие от Америки в Афганистане. В сущности, в силу возрастной немощи Байдена тоже уже можно отнести к категории женщин.

Лукашенко терпеливо выдержал всплеск эмоций Чанса, который перебил президента всхлипами, что «обсуждается не Америка, а Белоруссия», и вообще, как вы поясните посадку самолёта Ryanair, было ли это реальной террористической угрозой или всё-таки спецоперацией КГБ, как это написано в методичке Чанса.

Спокойно поставив на место Чанса фразой в духе «очнись, болезный, тут не допрос, чтобы ты требовал пояснений», президент Белоруссии всё-таки закончил свою мысль о преступлениях США в Афганистане, сказав, что Чанс сам зачем-то начал говорить об американском лидере, который налево и направо раздаёт печенье в Белом доме.

Отвечая на вопрос Чанса о надоевшем уже всем, кроме CNN, Протасевиче, Лукашенко послал журналиста в… ICAO – Международную федерацию гражданской авиации, которую белорусская сторона долго уговаривала приехать, чтобы провести расследование инцидента с лайнером Ryanair. Что до Протасевича же, то Лукашенко предложил Чансу поговорить с ним напрямую.

После вопроса о приграничном кризисе с беженцами и обвинений польского правительства в том, что Лукашенко искусственно создал этот кризис, доставляя беженцев насильно к границе и пичкая мигрантов «наркотиками и амфетаминами, чтобы они не спали, чтобы легче было переносить холод», у президента Белоруссии окончательно лопнуло терпение.

Это безумство. То, что делает ваше польское правительство, – безумство. Вы говорите, что мы кормим людей наркотиками? Факты на стол! Будут факты – я буду отвечать! – жёстко осадил журналиста белорусский лидер. – Они ж не к нам идут, они идут к вам. Зачем вы их туда позвали? Недавно публично позвали афганцев. Это же на вашем канале прозвучало.
Вообще, если бы у Чанса был мозг, а не методичка, такого вопроса не прозвучало бы. Можно ведь прикинуть, сколько будет стоить белорусскому бюджету недешёвое удовольствие кормить мигрантов наркотой. Это несколько дороже, чем «Доширак». Да и после такого угощения вся наркоманская нечисть мира начнёт переселяться поближе к Бресту. Чанс почему-то окончательно загрустил, опять же пообещав приехать на границу и разобраться. Почему он этого не сделал раньше? Да кто ж их разберёт, этих чансов. Лукашенко их приглашал.

Во всём виновата Россия

Только Россия, и никак иначе! Чанс не был бы главой корпункта CNN в России, если бы не спросил, чем Белоруссия заплатит России за ту поддержку, которую оказывает наша страна. В англосаксонскую голову не может прийти мысль о том, что не всё в этом мире измеряется деньгами или печеньками. Александр Григорьевич постарался это объяснить, но по рыбьему взгляду журналиста было заметно, что он мало понял из сказанного: «Мы братские народы, от одного корня, белорусы и русские. Мы близкие, родные народы. Нам не надо никаких обещаний. Мы построим своё будущее, и даже вы нам помешать не сможете».

После предупреждения Лукашенко, что «Белоруссия превратится в единую военную базу России и Белоруссии, если вы решитесь на агрессию», стало заметно, что Мэттью хотел бы оказаться в своей кровати в позе младенца, посасывая большой палец правой руки. У президента Белоруссии неплохо получается ставить собеседников в эту естественную позу, даже несмотря на махинации CNN с договорённостями. Впрочем, чего ещё ждать от мошенников.

Что с того?

Урок в том числе и для наших чиновников: чтобы не расстраивать свои нервные клетки, не стоит давать интервью всяким странным телекомпаниям типа CNN. Просто потому, что было бы странно, если бы Лени Рифеншталь приехала в 1941 году интересоваться у товарища Сталина, как соблюдаются права человека в СССР. Безусловно, сейчас не 1941-й, и не хотелось бы, чтобы дошло до горячей стадии войны, хотя Белоруссия, как показал разговор с Чансом, к этому готова. Но что война уже идёт на идеологическом, нравственном и духовном поприще – несомненно.

Эту битву Лукашенко выиграл, но американцы покажут это так, словно он проиграл. Зачем это нам? У нас есть масса других, действительно важных дел. Не стоит отвлекаться на всяких чансов.

СЕРГЕЙ СИНЧЕНКО

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here