Пандора открывает ящик – а там пусто. Почему офшорный скандал выгоден России и русским

0
43

Компромат по имени «Pandora Papers» должен был потрясти мир и дестабилизировать ситуацию в России. Но никакой дестабилизации не будет. Россия получит выгоду от скандала: из скомпрометированных офшоров деньги потекут потоком назад на родину.

Древнегреческую мифическую девушку Пандору очень просили не открывать некий закрытый ящик, а может быть, сосуд. Она, конечно, не послушалась, открыла – и из ящика по миру разлетелись несчастья и бедствия, а на дне сосуда осталась надежда, которая не умела летать.

Создатели международного скандала под названием «Pandora Рapers», несомненно, рассчитывали, что публикация их досье будет чем-то вроде открытия той шкатулки – то есть бурей, громом и бедствием для всего цивилизованного мира. Но, как писали классики, «всё это ожидание грома и треска окончилось пшиком». Из открытого ящика новейшей «пандоры» вылетело лишь мутное облачко, издающее неприятный запах. Он быстро рассеется, и от «скандала с офшорным досье» ничего не останется.

Ну, или, может быть, почти ничего. Останется понимание того, как теперь в мире, где говорят по-английски, делаются дела, и каким обещаниям в этом мире следует верить.

Не слишком страшный компромат

«Досье Пандоры», как пишут нам западные СМИ, некий «анонимный источник» передал «Международному консорциуму журналистов-расследователей» ещё год назад. Были в том досье внутренние документы аж 14 офшорных регистраторов из разных стран мира.

Слив этих данных устроен таким образом, что нет никаких сомнений: «расследователи» работают на спецслужбы стран Запада (большинство наблюдателей уверенно говорят, что прежде всего Великобритании) и рассчитывают с помощью этой информации дестабилизировать внутреннюю политику сразу нескольких стран, в частности России и некоторых стран Латинской Америки.

Политолог Марат Баширов пишет:

У досье Пандоры есть избирательность в последствиях. Она модерируется, и многое из выданного – фон, чтобы мы съели важное для организаторов. Это, несомненно, игра бритов. Она многослойная, долгая и заслуживает уважения, но и мы заслуживаем своего уважения, просто потому что без нас её не существует. Поэтому не спешите с перепостами и выводами. Выброшенное – есть червячок для нас, чтобы мы подогрели воду для супа, а дальше будут их переговоры с рыбами, которые уже в их сетях, но могут из них быть отпущены при сговорчивости. Общее количество файлов досье – 12 миллионов. О скольких вам рассказали?
Рассказали, понятное дело, едва ли о нескольких десятках самых известных возможных (подлинность данных досье никак не может быть юридически подтверждена) владельцев офшорных компаний и счетов. В их числе больше десятка латиноамериканских президентов (трое действующих, остальные в отставке).

Также присутствует некоторое количество русских политических деятелей и менеджеров госкорпораций. По такому случаю «слив» в России производился через издание – патентованного иностранного агента. Однако даже этот иностранный агент, очевидно, опасаясь судебного преследования, практически по каждому поводу вынужден оговариваться:

такой-то депутат Государственной думы, сенатор и т.п. формально закон не нарушил.
Это совершенно естественно: никого нельзя обвинить в преступлении, если его действия по закону преступлением не являются. А сообщения типа «брат сенатора владеет офшорной фирмой» и «крупный чиновник, возможно, отдыхал на яхте, которая принадлежит офшорной компании, которой, возможно (!) владеет на законных основаниях такой-то бизнесмен» даже на компромат тянут с трудом. Просто потому, что «в кругах» и так все знают, кто на какой яхте отдыхал, а простые люди и без всякой «пандоры» не сомневаются, что «там наверху» одни миллионеры.

Джентльменам больше не верят на слово

Казус «Бумаг Пандоры» в том, что сам факт их публикации – гораздо более серьёзное нарушение писаных и неписаных законов, чем любая информация, которую в этих «бумагах» можно найти.

Что такое офшоры? По замыслу – это совершенно законный способ инвестировать средства, минимизируя налоговые расходы, но не нарушая закон ни одной страны. По замыслу это также инструмент для того, чтобы реинвестировать средства (в том числе и в русскую экономику), сохраняя анонимность конечных владельцев этих средств.

О том, насколько такая анонимность моральна, о том, хорошо ли платить налоги не на родине, а на Виргинских, к примеру, островах, можно спорить. И о том, хорошо ли на полученную прибыль покупать что-то не на родине, а в Лондоне, и не на собственное имя, а на офшорные компании, тоже можно спорить. Но эта анонимность была официальным правилом для ведения дел, провозглашённым Западом. Правилом, которое распространялось и на сами страны Запада, и на все остальные страны, в том числе и на Россию.

Это правило было придумано не просто так и отнюдь не недавно. Со времён Ост-Индской компании, то есть как минимум с XVII века (!) лондонские джентльмены строили свою политику по отношению ко всем остальным странам так: пусть местные вожди, махараджи и князья грабят свои народы, отдавая львиную часть награбленного джентльменам. За это они получат возможность у себя на родине подражать джентльменам, делать вид, что сами живут как джентльмены, а позднее – даже посылать своих детей учиться туда, где учатся дети джентльменов. То есть – вкладывать в экономику метрополии даже ту часть прибыли, которая могла бы остаться в их странах. Конечно, в ранние века это выглядело грубее и проще, чем в века позднейшие.

Было время, в Африке местные царьки сами продавали англичанам своих людей в рабство – задёшево. За порох и алкоголь. Министрам индийских раджей в XIX веке уже приходилось вручать английские ордена и обучать их в университетах.

Ещё позднее продолжение той же политики привело к наплыву в Лондон богатых и знатных людей с Востока – и даже к тому, что эти люди стали играть какую-то роль на самом Западе. Но правила оставались неизменными: берёте на своей родине богатства и везёте эти деньги тратить в Лондон. И вас никто не спрашивает, откуда, собственно, вы эти деньги взяли. Спрашивать не принято.

Помните арабского принца, который катал на своей машине английскую принцессу Диану? Вот этот случай – буквально квинтэссенция существовавших ещё совсем недавно отношений Англии со всем остальным миром. Привези деньги в метрополию – и веселись на все.

И с Россией после катастрофы 1991 года отношения строились те же. Ограбил родину – добро пожаловать на Острова. Тебе продадут «роллс-ройс», особняк XVIII века, футбольный клуб и историческую фабрику для производства виски. Тебе позволят учить детей в Оксфорде. И, конечно, тебе позволят рассказывать, насколько в Лондоне лучше, чем в Москве.

«Ну конечно, там рай, ну конечно, здесь ад» – эта идеология транслировалась через русских олигархов, политиков, министров, а особенно через их детей. Но это было возможно, пока «там» не спрашивали, откуда взялись деньги «здесь». Средством не спрашивать были в первую очередь офшоры.

«Это было навсегда, пока не кончилось». На Западе больше не считают нужным соблюдать правила игры, которые там же и были написаны. Почему? Может быть, сочли, что скандал прямо сейчас выгоднее реализации долгосрочных стратегий. Может быть, просто рассчитывают под шумок ограбить офшорных богачей – голод не тётка, экономический кризис прямо сейчас, а не в будущем. Вон, банкира Тинькова уже вынудили заплатить 500 миллионов долларов за отказ от уголовного преследования, и он, очевидно, не последний такой лондонский житель.

Может быть, неверно просчитали последствия «слива компромата», так тоже бывает. Важно не чего они хотели, а что у них получилось. А получилось, что «тот, кто нам мешает, тот нам поможет». Спасибо вам, джентльмены, Россия получит пользу от вашего «пандорского ящика».

Что с того?

Главный вывод из истории с «досье Пандоры»: в западном мире никакой безопасности для бизнеса нет. Никаких тайн у бизнеса нет и быть не может. Никакого доверия к институтам, созданным для защиты бизнеса на Западе, больше нет. И всё это очень хорошо.

Офшоры – это часть западной культуры ведения дел. Участие в них изначально было, во-первых, легальным и, во-вторых, предполагало сохранение тайны. Это были правила, установленные Западом. Теперь Запад вдруг решает, что эти правила больше не действуют. Нет пространства банковской и бизнес-тайны. Вчера уважаемое и законное сегодня – позор. Почему? Потому что Запад так решил, ему так выгоднее.

Отлично. Это широкий шаг к национализации элит. Русских тоже. Западу верить нельзя. В денежных делах – тем более нельзя. Это теперь правило. Значит, волей-неволей русские, даже не слишком патриотичные в душе граждане станут теперь потихоньку спасать свои выведенные на Запад средства. И – куда же деваться? – возможно, со скрежетом зубовным, искать возможность вложить и приумножить их в других местах. Где же? В Азии и в России.

Не нами сказано: «Где имение ваше, там и сердце ваше». Не сочтите за кощунство, но национализация элит – это не пение патриотических песен. От песен и сейчас деваться некуда. Это необходимость сохранять свои деньги, покупая яхты, дворцы, развивая инфраструктуру – в России. На своей земле.

Запад выталкивает русских богачей и политических деятелей. Запад делает из них русских патриотов.

АНДРЕЙ ПЕРЛА

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here