Как Совет отцов при детском омбудсмене помогает одиноким папам — Российская газета

0
35

По данным Росстата, в нашей стране проживает более 600 мужчин, воспитывающих детей в одиночку. В российском законодательстве не закреплен статус отца, воспитывающего детей, без помощи супруги. Совет отцов при детском уполномоченном и Фонд поддержки ответственного отцовства «Истоки» придумали, как поддержать одинокого папу, на которого обрушились всевозможные проблемы. О проекте «Ты не один» рассказал руководитель Совета отцов и директор фонда «Истоки» Андрей Коченов.

Андрей Юрьевич, зачем Совету отцов, у которого полно забот, проект "Ты не один"?

Андрей Коченов: Сначала у нас и мысли не было материально поддерживать нуждающихся отцов. Наше отцовское движение (Совет отцов при Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка) начинало свою работу с наставничества, просвещения, возрождения традиций, вопросов детской безопасности. Но люди, не до конца понимая, чем мы занимаемся, стали обращаться в том числе и с просьбами о материальной помощи в случаях трудной жизненной ситуации. И нашлись люди, готовые помогать, так появился проект "Ты не один".

Вы объявили о старте проекта и тут же выстроилась очередь из мужчин, ожидающих помощи?

Андрей Коченов: Честно говоря, мы ждали именного этого. Но очереди не было. Многие, в том числе многодетные нуждающиеся отцы, оказались не готовы просить о помощи, точнее им сложно оказалось сделать первый шаг, озвучить саму просьбу о помощи. Детский омбудсмен Анна Кузнецова на рабочей встрече с президентом отметила эту особенность, и Владимир Путин очень точно ответил на причину подобного поведения: "Настоящий мужчина до последнего будет сам стараться решить свои проблемы".

И старшее мужское поколение воспитывалось именно так…

Андрей Коченов: Да, мой отец — яркий пример мужчины, который не будет просить о помощи никого и никогда. Я тоже стараюсь ни к кому не обращаться за помощью с личными проблемами, материальными трудностями. С появлением семьи во мне работала установка: я женился, родил детей, и это только моя зона ответственности, мне никто ничего не должен, так меня воспитали. Поэтому я хорошо понимаю тех отцов, кому трудно просить о помощи, в том числе и нас. Они пытается до конца бороться и преодолевать трудности самостоятельно. Даже тогда, когда их положение становится безвыходным, они, как правило, не признаются в этом ни самим себе, ни тем более другим. А в современных реалиях мы наблюдаем еще одну проблему: деятельность опеки и госструктур, которые следят за состоянием семьи. Если мужчина не справляется с обеспечением, существует угроза изъятия детей или частичное ограничение родительских прав. И этого отцы тоже теперь боятся, и по этой причине тоже не говорят о своих трудностях, доводя иногда ситуацию до края. А за помощью желательно обратиться в начале проблемы. Очень тяжело вытаскивать человека из глубокого вязкого болота накопившихся проблем.

Есть какие-то критерии срочности? Как понять, кому отдать приоритет?

Андрей Коченов: Для нас всегда приоритетом была семья, где мама умерла, а не просто ушла из дома или лишена родительских прав. Таких не мало. Второй важный фактор — многодетность. Чем больше детей у отца, тем, конечно, сложнее ему урегулировать все процессы. Третий фактор — проживание на селе. Там, как правило, большие проблемы с работой у отцов. И четвертый момент — насколько состоятелен сам отец, пытается ли он разрешить проблемы своей семьи. Меньше всего мы настроены на то, чтобы порождать социальное иждивенчество, и не станем поощрять мужчин, которые просто сидят на диване и ждут, что теперь им все все должны. Мы ввели для себя критерий материального положения — помогаем там, где доход на одного члена семьи не превышает прожиточного минимума.

Что в рейтинге просьб стоит на первых позициях?

Андрей Коченов: В основном приходят просьбы об улучшении бытовых условий жизни. Часто — о покупке бытовой техники: стиральных машин, плит, холодильников, компьютеров и т.д. Единоразово позволить себе такую крупную покупку, наши семьи не могут, у них ежемесячный доход на всю семью порой меньше, чем стоимость одной единицы техники.

На втором месте — ремонт и строительство. Возведение пристроек, реставрация крыш, замена окон и дверей, у многих остро стоит вопрос тепла. Были случаи, когда мы покупали квартиры и автомобили. И хоть в целом мы не располагаем таким ресурсом, — целиком обеспечить жильем или транспортом, в некоторых случаях мы шли на этот шаг, учитывая обстоятельства одной отдельно взятой семьи. Но это скорее исключение, чем правило.

Полезной оказалась, и наша возможность "нанять третьих лиц" — нянь, репетиторов, медработников для детей. В Тульской области возможность нанять няню младенцу позволила папе сохранить рабочее место на время болезни бабушки, которая помогала в уходе за малышом.

Последнее время идет много заявок из деревень на приобретение сельскохозяйственной техники. Отцы возделывают землю, сажают овощи на своих участках, чтобы прокормить семью, а иногда просто пытаются подрабатывать, вспахивая землю односельчанам.

Есть что-то, что объединяет пап, которые обращаются к вам за помощью?

Андрей Коченов: Если говорить о тех семьях, чьи заявки мы удовлетворили, то прежде всего — это ответственность. Мы в наших стратегических программах не устаем говорить о том, что отцовство должно быть ответственным. И эти мужчины реально такие. Они пытаются что-то сделать для своих детей.

Одни бьются за здоровье детей-инвалидов. Яркий пример — отец из Новосибирской области. Мама не выдержала, бросила ребенка. Просто ушла из семьи, отказавшись воспитывать ребенка с диагнозом ДЦП, испугалась. А отец сказал, что своего сына не бросит, неустанно борется за его здоровье, и у него что-то получается. И он такой не один.

А случалось протянуть руку помощи не очень честным папам?

Андрей Коченов: Бывают, конечно, и такие случаи. Мы помогаем одному отцу из Калужской области. Ему 64 года, и у него 4 детей. Супруга, которая была значительно моложе его, погибла в автомобильной аварии. Этому отцу помогаем, чтобы поскорее решить проблемы, с которыми за последние годы столкнулась его семья. Год назад у них еще и дом сгорел. Но он не сложил руки, не говорил, что всё пропало, напротив, уверенно заявлял, что всех своих детей поднимет на ноги! А там младшему ребёнку всего 4 года. И мы поверили. Но говорить можно что угодно, а вот сделать всегда труднее. Уже в ходе помощи мы обнаружили еще одну беду — отец начал пить, говорит, что от горя, но разве от этого станет легче, особенно его же детям? Для нас это первый случай, когда, поверив человеку мы протянули руку помощи, а он нас всех так подвел, да даже не нас, а в первую очередь, своих собственных детей подводит и себя. Надеюсь, что он справится и с этой бедой, здесь мы вряд ли чем- то можем помочь, всё в руках этого отца.

Было и такое. В начале реализации проекта начали поступать массовые заявки, за которыми не кроется личная история. Таких поначалу было немало. Но мы быстро научились их распознавать.

Как вы понимаете, что помощь ушла куда надо, а не на бутылку водки, к примеру?

Андрей Коченов: У нас вполне прозрачная ситуация. Наличные деньги мы никому в руки не даем. Мы исполняем заявки. Нам выставляют счета — на одежду, мебель, бытовую технику — мы их оплачиваем. Отцы в свою очередь по доверенности получают нужный товар в магазине. И честно признаться, пока ни разу мы не попали в ситуацию с обманом.

К тому же, на местах нам помогают Советы отцов. Они знакомятся с семьями и участвуют на месте в решении проблемы, контролируют, чтобы выделенные средства были эффективно потрачены. Советы отцов в регионах — это наши главные партнёры. Мы получаем заявки из регионов, а члены Совета отцов на местах их отрабатывают. Едут в семью, знакомятся с ситуацией, и если нужно берут на контроль и продолжают сопровождать эту семью и дальше. Помогают организовать выплату пособий, устроить детей в садик, школу, иные учебные заведения, секции и так далее. Бывает, что и сама информация о семье, нуждающейся в помощи, поступает к нам именно от Совета отцов.

Сегодня это уже сформированное и дружное сообщество, способное решить кучу разных проблем, даже тех, с которыми уже не справляется государство. И мы — единая команда.

Какая история запомнилась вам больше всего?

Андрей Коченов: Самая запоминающаяся история — первая. Совет отцов при Уполномоченном по правам ребенка в Ярославской области отправил нам ссылку на один видеосюжет, история уже получила огласку в федеральных СМИ.

Фабула сюжета нас потрясла: в кадре военнослужащий в форме идет на службу. И все бы ничего, но за ним на работу небольшой такой колонной идут четверо детей, а пятый у него на руках. То есть он отправился на исполнение своих служебных обязанностей с детьми. Он идет и спокойно так комментирует: "Я иду на службу вместе со своими детьми, потому что мне не с кем их оставить, а иначе уволят". Оказалось, что совсем недавно в родах умерла его супруга, а отпуск, который ему предоставляли по этому случаю, закончился.

Он понимал, что если не выйдет на службу, контракт с ним будет расторгнут. Поэтому он исполнял свой служебный долг. Но оставить пятерых детей дома, один из которых младенец, он тоже не мог, потому что его родительский долг — обеспечить безопасность детям. Мне импонировало то, что отец не плакал, не бился в истерике, не кричал, что кто-то и что-то ему должен и что все виноваты. Нет, он просто, без позерства, шёл на службу и рассуждал.

К этой истории активно подключилась Анна Кузнецова, она пообщалась с представителями Министерства обороны, и ему предоставили дополнительный отпуск. Детский омбудсмен всегда живо реагировала на подобные ситуации, откликалась на просьбы о помощи и лично вникала в проблему. Эта поддержка много значит для развития не только наших программ, но и всего нашего отцовского движения. Именно этой семье мы помогли купить квартиру, так как эта проблема стояла перед ними, после смерти их мамы и жены, наиболее остро.

Семьи, наверное, становятся для вас как родные. Следите за их судьбой?

Андрей Коченов: Да, конечно. Нас каждая семья, которая теряет маму, по-своему очень волнует, я лично, за всех переживаю. Ведь для нас мужчин жена, в некоторой степени, как мама. Каждому человеку важно быть окутанным теплом материнской любви, ведь женщина — хранительница домашнего тепла. Вся семья сиротеет.

Мы очень ярко видим первую растерянность отца, когда он остается один. Бывало, что узнав о ситуации потери, мы сами выходили на вдовца, хотя он еще не просил ни о какой помощи, на опережение старались работать. Но часто именно в этот момент мужчина наиболее уязвим и не идет на контакт, уходя в себя, и, порой, надолго замыкаясь в этом горе.

Еще вчера он брал на себя только мужские заботы, а сегодня ему в одночасье нужно прибавить к этому целый ряд функций — приготовить, постирать, косички заплести, — целиком организовать быт. И все это в таком шоковом эмоциональном состоянии растерянности и подавленности. Это очень тяжело.

Проект называется "Ты не один". А с кем?

Андрей Коченов: Каждому человеку важно понимать, что он не один со своими бедами и проблемами. Необитаемый остров — не наша с вами история. Мы живем в обществе, где много хороших людей, готовых прийти на помощь. Вот эту мысль нужно бережно хранить в своем сердце, с ней значительно легче жить.

Нет неразрешимых проблем. Но важно не доходить до точки невозврата, когда история заканчивается очень трагично, что люди уходят в пьянство, или вовсе накладывают на себя руки. Главное не впадать в отчаяние, даже если нет близких людей, обратиться к соучастным знакомым и просто людям.

Есть такая притча про оленя, который запутался рогами в ветвях дерева. Когда мимо проходили люди, готовые помочь, то олень стал лягаться, не принял помощь, решив выбраться самостоятельно. А следом пришли волки и съели его. Так вот не надо нам быть вот такими "оленями", и не надо ждать волков. Надо на стадии, когда нужна помощь, с благодарностью и смирением ее принять.

Потому что установка "я все решу сам" — в ней помимо очевидного достоинства, есть и неочевидный изъян. И здесь главное трезво оценивать свои силы, и не переходить грань разумности. Помните, пожалуйста, вы не одни. Мы рядом.

О том как одинокие многодетные папы справляются со своими проблемами, читайте в ближайшем выпуске "РГ-неделя".

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here