Для спасения людей, ожидающих пересадки органов, необходимо разрешить неродственное донорство — Российская газета

0
42

С каждым годом в России увеличивается количество людей, нуждающихся в пересадке органов. Но рост этого вида медицинской помощи сдерживает нехватка донорских органов, в том числе и при родственном донорстве. В качестве одного из шагов к увеличению числа успешных трансплантаций и спасения жизней предприниматель и активист, автор проекта «20 идей по развитию России» Дмитрий Давыдов предлагает расширить круг лиц, которые получат право стать донором.

Россия не входит в число стран-лидеров по пересадкам органов, как от людей, чьи органы могут быть пересажены после констатации смерти головного мозга, так и от добровольных донаций живых. Одним из мировых лидеров в этой области является Испания, где даже в 2020-м пандемийном году провели 4425 операций по трансплантации органов, хотя население страны в три раза меньше российского. Правда, число пересадок и в нашей стране тоже растет, но невысокими темпами. И если в 2019 году было проведено более 2400 трансплантаций, то с приходом пандемии их число еще сократилось. В листе ожидания по состоянию на 2020 год находилось более 9500 человек. И многие из них не доживут до момента, когда до них дойдет очередь, констатирует автор проекта, опубликованного на портале 20idei.ru.

В России, как и во многих странах мира, принята презумпция согласия на использование трупных органов. То есть их можно использовать для пересадки, если человек при жизни официально не запретил делать это, написав заявление в медицинское учреждение или нотариально заверив свою волю. Несмотря на то, что в нашем обществе еще существуют мифы о продаже органов и о том, что такая торговля является сферой криминальной, реальных фактов продажи или покупки органов до сих пор правоохранительные органы не обнаруживали. Законодательство РФ в этой сфере является очень строгим, а многоуровневая система работы учреждений трансплантологии прозрачна и жестко контролируется.

Самым распространенным видом «живого» донорства является пересадка почки, когда в результате и донор, и реципиент (получатель органа) могут жить нормальной жизнью с одной функционирующей почкой. В мире выполняются десятки тысяч таких операций. Если в 2020 году в нашей стране пересадили 1124 почки, то в США, несмотря на пандемию, более 23 тысяч. Сдерживает это направление медицины то, что трансплантационные центры есть только в 32 из 85 регионов России, а подобные операции проводятся лишь в 54 больницах. А еще и то, что живым донором по закону может стать лишь человек, находящийся в кровном родстве с реципиентом. Это ограничение существенно сужает круг людей, готовых пожертвовать своим органом ради спасения жизни ближних, подчеркивает Дмитрий Давыдов.

От кровных доноров осуществляется и пересадка доли печени. Возможности российской медицины в этом направлении уже сегодня велики. До пандемии в НМИЦ трансплантологии и искусственных органов под руководством академика РАН Сергей Готье ежегодно проводилось до 80 подобных пересадок детям, что сделало нашу страну европейским лидером этого раздела трансплантологии. Будь круг доноров шире, можно было спасать еще сотни детей.

В мире распространено и так называемое «эмоциональное донорство». Участвовать в нем могут как некровные родственники, так и просто люди, неравнодушные к бедам других. В некоторых европейских странах (например, Нидерланды, Швеция, Испания) есть возможность стать донором для друзей и супругов. В США можно добровольно просто пожертвовать почку, часть печени или легкого в центр трансплантации, где их передадут тем, кому нужнее. Сам донор о том, кого спас, никогда не узнает, для него это просто акт человеколюбия и реализация убеждений. Решение о том, кому передать его орган, принимает этический комитет, состоящий из авторитетных экспертов и представителей общественных организаций, который проверит, действительно ли донор отдает свой орган бескорыстно, из гуманных побуждений.

Чтобы расширить возможности для спасения людей, ожидающих пересадки, Дмитрий Давыдов предлагает ряд изменений, которые можно внедрить без риска таких негативных факторов, как психологическое давление и принуждение, а также передача органов за вознаграждение. Для этого, по его мнению, необходимо разрешить донорство:

— между гражданами, состоящими в законном браке не менее одного года;

— между гражданами, не состоящими в законном браке, но имеющими общего ребенка;

— между родителями и их приемными детьми.

Второе предложение автора проекта «20 идей» — принять участие в международных системах взаимной передачи трупных органов. В мире работает несколько систем международной кооперации в трансплантологии. Так, в Европе это фонд Eurotransplant — некоммерческая организация, действующая как посредник в интересах пациентов, нуждающихся в трансплантации органов. В Eurotransplant входят восемь стран: Австрия, Бельгия, Хорватия, Германия, Венгрия, Люксембург, Нидерланды и Словения. И если в одной стране появился донор, чьи органы не подошли ни одному реципиенту в очереди на пересадку, то компьютерная программа Eurotransplant мгновенно подбирает в общей базе данных стран-участниц наилучшую пару донор-реципиент по множеству параметров — совместимости по медицинским характеристикам, времени, проведенному в списке ожидания, фактору срочности. В 2020 году между странами-участницами Eurotransplant было передано через границы 21,4 процента всех трансплантируемых трупных органов, подчеркивает Дмитрий Давыдов.

Подобные организации существуют и в других регионах: в скандинавских странах это Scandiatransplant, объединяющая пять стран (Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция), в Прибалтике — Balttransplant, в который входят Латвия, Литва и Эстония.

Россия, по мнению Дмитрия Давыдова, может выступить инициатором создания подобной коалиции стран, с которыми у нас уже есть связи в сфере здравоохранения. Учитывая высокое качество российской медицины на Евразийском пространстве и возможности в сфере информационных технологий, поддержка такой инициативе на международной арене обязательно найдется, уверен активист. Финансировать деятельность организации могли бы страховые компании и государства-участники — в соответствии с количеством зарегистрированных в листе ожидания пациентов. Выгода для каждой из стран очевидна: участие в международной организации увеличит количество операций по пересадке органов. Появится значительно больше шансов на спасение жизней тысяч граждан, констатирует Дмитрий Давыдов.

Автор надеется на то, что действующая власть обратит внимание на его инициативы и поддержит их на законодательном уровне.

На правах рекламы

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here