Шли эшелоны на восток…

0
58

Перевод в 1941 году промышленных предприятий из западной части СССР на восток – одна из величайших саг в истории

Быстрое продвижение германских войск вглубь Советского Союза поставило народное хозяйство летом-осенью 1941 г. в исключительно тяжелое положение. С июня по декабрь валовая продукция промышленности сократилась в 2,1 раза. На юге страны прекратили работу все металлургические заводы, вышли из строя все шахты Донецкого и Подмосковного бассейнов. Возник острый дефицит рабочих кадров: только из РСФСР на фронт ушло около 40% квалифицированных рабочих.

Уже летом свыше 80% всех предприятий оборонной промышленности, в том числе 94% авиационных заводов, оказались в зоне боевых действий или в прифронтовых районах. В то же время промышленные предприятия Урала, Поволжья, Западной и Восточной Сибири, а также Средней Азии и Дальнего Востока производили всего 18,5% военной продукции.

Приграничные и последующие сражения, в ходе которых Красной армии пришлось отходить, привели к потере значительного количества вооружения и военной техники. Она лишилась 40–70% боеприпасов, горючего, продовольствия и других видов материальных средств, размещенных на территории приграничных военных округов. Из-за этого уже в июле действующая армия ощутила острый недостаток боевой техники, вооружения, боеприпасов, горючего.

Потребовалась неотложная эвакуация в восточные районы СССР тысяч предприятий, миллионов людей, значительных запасов материальных ценностей, чтобы восполнить потери. Работу возглавил Совет по эвакуации при Совнаркоме СССР, созданный 24 июня 1941 г. Председателем Совета был назначен Л.М. Каганович, а с 3 июля – Н.М. Шверник. Совет по эвакуации опирался на институт уполномоченных, на бюро и комитеты по эвакуации при наркоматах и ведомствах, на всестороннюю помощь партийных и советских организаций.

Демонтаж и погрузка оборудования в вагоны и на платформы шли днем и ночью, зачастую под бомбежками и обстрелами. Бывший заместитель наркома черной металлургии А.Г. Шереметьев, отвечавший за эвакуацию группы заводов Запорожья, вспоминал: «С правого берега гитлеровцы просматривали заводы. Враг видел, как увозят оборудование запорожских предприятий, бомбил и ежедневно обстреливал территории заводов артиллерийским и минометным огнем. Ежедневно были раненые и убитые. Но люди работали, спешили. Были дни, когда из Запорожья уходило по 800–900 вагонов, груженных оборудованием и материалами».

В столь напряженной обстановке не удалось избежать и провалов. Фактически была сорвана эвакуация металлургических, коксохимических и огнеупорных заводов Сталинской (Донецкой) области. На Днепровской ГЭС мастера успели снять лишь некоторые детали с трех турбин, а плотину пришлось взорвать.

Тем не менее в кратчайший срок в восточные районы были перемещены сотни металлургических, машиностроительных и других предприятий, в том числе такие гиганты, как Ворошиловградский, Бежицкий и Коломенский паровозостроительные заводы, Краматорский машиностроительный, Харьковский турбинный и другие. С Украины было вывезено 550 крупных предприятий, из Белоруссии – 109, из Эстонии – 62, из Ленинграда – 92, из Москвы и Московской области – 498, из других районов – 212 предприятий.

Всего с июля по декабрь 1941 г. из угрожаемых районов в основном железнодорожным транспортом было эвакуировано почти 2,6 тыс. предприятий, из них половина – в первые три месяца войны. Районами их нового базирования стали Поволжье, Урал, Сибирь, Казахстан, Средняя Азия. В тыловые районы железнодорожным и водным транспортом были вывезены более 12 млн человек.

О крайнем напряжении, с которым работала железная дорога, говорит следующая цифра: на все эвакоперевозки 1941 г. потребовалось более 1,5 млн вагонов. Выстроенные в одну линию, они заняли бы путь от Бискайского залива до Тихого океана.

В труднейших условиях войны в короткие сроки на тысячи километров была перемещена целая индустриальная держава. Нельзя не согласиться с оценкой одного из свидетелей эвакуации известного американского журналиста Л. Сульцбергера, находившегося в то время в СССР: «Легендарным стал перевод промышленных предприятий из западной части СССР на восток. Теперь десятки сибирских заводов выпускают станки, запчасти, танки, противотанковые ружья, тягачи, самолеты, орудия, снаряды, винтовки, пулеметы, боеприпасы, ручные гранаты, минометы, артиллерию, дизельные моторы, карбюраторы, перерабатывают медную и железную руду, нефть. На юго-востоке страны действуют текстильные предприятия. Этот осуществляемый в гигантских масштабах перевод промышленности на восток – одна из величайших саг в истории».

Однако вывезти промышленный потенциал из прифронтовой зоны было половиной дела. Требовалось в кратчайшие сроки построить заводские цехи на новом и, как правило, неприспособленном месте. Строители испытывали острый недостаток в строительных материалах, квалифицированных кадрах, не хватало жилищ для вновь прибывших. Но как только оборудование устанавливали на фундамент, подводили коммуникации, сразу же, зачастую еще под открытым небом запускали станки.

Так закладывался, например, легендарный Танкоград – завод по производству тяжелых танков KB, созданный в Челябинске на базе эвакуированного из Ленинграда Кировского завода, московских завода «Красный пролетарий» и завода шлифовальных станков, части Сталинградского тракторного завода. Условия, в которых оказались строители и производственники, наглядно предстают в воспоминаниях рабочих Кировского завода об их старшем товарище Е.К. Титове: «Цех Титова представлял собой недостроенную коробку без нужного оборудования… Здесь, почти в чистом поле, в условиях суровой зимы 1942 г. собрались ленинградцы, харьковчане, уральцы – юноши и подростки, колхозники и домохозяйки, многие из которых раньше никогда не видели завод. Из этих людей надо было создать коллектив… И Титов вместе с товарищами справился с этой задачей… Кузьма Емельянович не покидал своего цеха ни днем, ни ночью. Он здесь жил… Он показывал, как надо работать, обучал, разъяснял, воодушевлял людей, вливал в них новые силы».


Танкоград
Челябинский Кировский завод вместе с танковыми цехами Ижорского завода (на «Уралмаше») и некоторыми другими уральскими предприятиями тяжелого машиностроения вошел в состав комбината по производству тяжелых танков. На выпуск танковой техники перешли также Сталинградский тракторный завод, Горьковский автомобильный завод. Всего в строй действующих вошли восемь танкостроительных, шесть корпусных и три дизельных заводов.

На Урале и в Сибири формировалась и новая металлургическая база. За решение важнейшей задачи – дать в короткий срок и в достаточном количестве черный металл, необходимый для производства брони – взялись коллективы Магнитогорского и Кузнецкого комбинатов. И успешно ее решили, освоив выплавку десятков новых марок стали, научившись катать броневой лист (из-за отсутствия прокатных станов) на обжимном стане блюминга.

В результате этих титанических усилий уже в августе 1941 г. производство танков в нашей стране по сравнению со среднемесячным выпуском в 1940 г. увеличилось более чем в 3 раза. А в целом к концу 1941 г. всего за несколько месяцев в глубоком тылу была заново создана танковая промышленность.

Производство наращивалось и в других оборонных отраслях. Всего за второе полугодие 1941 года советской промышленностью было произведено 8,2 тыс. боевых самолетов, 4,8 тыс. танков, свыше 9,9 тыс. орудий (калибра 76 мм и крупнее, без танковых) и 19,1 тыс. минометов (калибра 82 мм и крупнее), 106,2 тыс. пулеметов, 89,7 тыс. пистолетов-пулеметов. Значительно увеличивался выпуск боеприпасов.


Александр Яковлев
О том, как каждый отдавал всего себя труду в интересах фронта, вспоминал выдающий советский авиаконструктор А.С. Яковлев: «Эвакуированный из Москвы в Сибирь завод, производивший истребители Як, через три недели после прибытия на новое место начал регулярный выпуск самолетов, через три месяца превзошел московский объем выпуска, через одиннадцать месяцев делал самолетов в семь с половиной раз больше, чем до эвакуации».

Притом что выпуск военной продукции во втором полугодии 1941 г. увеличивался, происходил дальнейший спад общего промышленного производства. Самыми критическими месяцами оказались ноябрь и декабрь 1941 г. Но уже к концу года героические усилия рабочего класса, всего советского народа дали результат – в динамике промышленного производства наметился необходимый перелом к лучшему.

ЮРИЙ РУБЦОВ

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here