Кремль принял пас у Эрдогана о реформе ООН

0
32

Изменение формата работы Совета Безопасности ООН — вопрос, который зависит от консенсуса среди пятерки его постоянных членов, заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, комментируя выпад Реджепа Тайипа Эрдогана против действующей архитектуры глобальной безопасности, чьим краеугольным камнем является Россия.

В свою очередь Сергей Лавров согласился с тезисом Эрдогана о том, что пятерка постоянных членов Совбеза не имеет права диктовать судьбы мира. Но эти державы и не претендует на диктат, ограничиваясь полномочиями, прописанными в Уставе ООН. Российский министр напомнил, что место в Совбезе обязывает к ответственности за мир, за отсутствие глобальных конфликтов.

При этом он заявил о необходимости адаптировать ООН и Совет Безопасности к новым реалиям. Развивающиеся страны «абсолютно справедливо» настаивают на увеличении своего представительства. Нужно сместить имеющееся сейчас искажение баланса голосов в пользу Запада, в сторону развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки.

На стороне Лаврова (и России) как минимум арифметика. В мире уже не 50 стран, как это было при создании ООН, и не 70, как было при расширении Совбеза с 12 до 15 членов, а гораздо больше — 193, напомнил глава нашего МИД. Резонно, что новые страны-члены ООН не должны быть обойдены вниманием.

Холодные цифры гораздо более убедительны пылких эмоций турецкого лидера, который, пренебрежительно назвал победителей во Второй мировой войне «горсткой стран». Соединенные Штаты, поднимающаяся с колен Россия, новая сверхдержава Китай, Британия и Франция за которыми старая Европа, явно перевешивают проигравших Германию с Японией, пусть и вместе с Турцией.

Страсть к переустройству мирового порядка объясняется, скорее, характером, личными амбициями Эрдогана. Однако, сносить его словесные политические атаки будут лишь до определенного момента. Москва, выстроившая в последние годы многоплановые экономические и военно-политические отношения с Турцией, может продолжить их развивать уже с новым лидером этой страны.

«У нас достаточно терпения, чтобы дождаться ухода этой власти» — так озаглавлено интервью действующего мэра Стамбула Экрема Имамоглу, опубликованное на днях в «Коммерсанте». Когда-то этот пост занимал Эрдоган. «Мы [Россия и Турция] ничего не потеряем от смены президентов, возможно, даже откроются новые возможности», — заявил Имамоглу, мечтающий побывать в Москве.

Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, доцент Дипломатической академии МИД РФ Владимир Аватков отмечает полезность контактов России с турецкой оппозицией.

— Идея Эрдогана о том, что «мир больше пяти» не нова. Единственное, что изменилось: Эрдоган достаточно жестко высказался относительно итогов Второй мировой войны. При этом Россия неоднократно подчеркивала свою приверженность идее полицентричного миропорядка, которая априори подразумевает, что мир больше пяти. С этим мы не спорим. Это Запад навязывает свою логику и требует, чтобы все остальные ей следовали. Так что вопросы тут следует задавать Западу.

Ошибка Эрдогана в том, что он исходит из того, что в Совбезе ООН не представлены мусульманские страны. Он исходит из этничности, из религиозности. Но Россия является как великой христианской, так и великой мусульманской, великой славянской и великой тюркской цивилизацией. Так что Эрдоган здесь не прав. К тому же необходимость расширения Совбеза ООН за счет стран Азии и Африки Россия и не оспаривает.

Судьбы мира, о которых также сказал Эрдоган, Совбез ООН не решает. У него другие задачи. Это было красноречие, направленное на страны Азии и Африки, тех самых униженных и оскорбленных. Именно поэтому это заявление было сделано в Африке.

«СП»: — При этом он фактически записал Турцию в одну группу с Германией и Японией, воевавшими на стороне нацизма. Не глупо ли?

— Это попытка сыграть на два фронта, как всегда это делает Эрдоган. С одной стороны он показал, что независим в системе международных отношений, что соответствует взгляду Москвы, а с другой показал Западу, что он подрывает интересы России. В этой ситуации наш министр иностранных дел занял очень конструктивную позицию, отметив, большое засилие Запада в Совбезе. И поэтому нужно увеличить представительство Востока. Акцент на позитив, а не на негатив.

Россия неоднократно предлагала постоянным членам Совбеза встретиться и обсудить судьбу ООН, но потом грянула пандемия. Выступление Эрдогана может подтолкнуть обсуждение этого вопроса.

«СП»: — На Эрдогане свет клином не сошелся. В Турции у него есть оппозиция…

— Россия работала и работает там в первую очередь с центральной властью. Но это не значит, что мы не учитываем имеющийся расклад сил и не взаимодействуем с оппозицией. На уровне наших дипломатических представительств в Турции имеются контакты и на уровне Госдумы есть межпартийное взаимодействие. Это нужно поощрять. Бесспорно роль лидеров очень важна, но и взаимодействие институтов гражданского общества нужно, чтобы отношения были стабильны, вне зависимости от возможных политических трансформаций.

В этом смысле выступление мэра Стамбула — представителя оппозиционной партии в российских СМИ говорит о том, что оппозиция в Турции также готова к диалогу с Россией. И очень важно это заметить, принимать и учитывать в наших контактах с Турцией. Потому что когда Эрдоган прилетает в Россию, он нередко едет в какую-нибудь Казань, где он был неоднократно, и работает с нашими с регионами. И мы тоже не должны стесняться действовать активно в отношении политических субъектов Турции. Главное, понимать, что будет завтра.

По мнению эксперта Центра военно-политических исследований МГИМО, доктора политических наук Михаила Александрова, Турции никто не позволит разрушить архитектуру ООН.

— Амбиции Эрдогана понятны — он претендует на лидирующую роль. Считаю, его надо поставить на место. Открыто сказать, что его страна фактически была союзником нацистской Германии во время Второй мировой войны, оттягивала наши ресурсы на Кавказе, из-за чего мы потеряли много людей. При этом постоянными членами Совбеза ООН являются страны, которые обеспечили победу над нацизмом и создали современный миропорядок. Ни у каких других государств таких заслуг нет и поэтому нечего им рыпаться.

«СП»: — Видимо, по этому вопросу среди постоянных членов ООН полный консенсус несмотря на противостояние по многим другим вопросам?

— Клуб великих держав объективен. Он не может быть слишком большим. Ясно, что у малых стран есть свое мнение, но у них ресурсов нет, влияния нет. Что толку, что они будут постоянными членами Совбеза? С ними все равно никто не будет считаться, если дело дойдет до серьезных разборок. Надо реалистично смотреть на вещи. Эрдоган претендует на лидерство среди средних и небольших государств. Надо ему регулярно напоминать об исторической роли Турции, а то он, например, не признает российским Крым.

Эрдоган — выразитель интересов турецкой страты, ставшей на рельсы неоосманизма. Евросоюз для него оказался закрыт. Эрдоган видит, что мир сейчас распадается на зоны влияния, и он остается не у дел. А ему хочется не просто присоединяться к какому-нибудь ЕАЭС в качестве второстепенного игрока, а стать лидером своей региональной зоны. Но тут у него руки коротки. С одной стороны Иран, с другой Россия, даже в Сирии не выходит, а дальше Израиль, поддерживаемый США. Он полез в Северную Африку, но там у него конфликт с Египтом. Получается плохо, но желание есть, вот он и дергается.

Вообще мировой порядок устанавливается по результатам большой войны. Единственный уникальный в истории случай — когда Горбачев сдал наши позиции. Но, думаю, такое больше не повторится. Поэтому серьезно изменить ныне действующие правила без войны не получится.

Сергей Аксенов

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here