Веселее вместе: что затевают на Южном Кавказе Макрон и Эрдоган

0
36

Почему Москва поддержала создание «платформы шести»

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обсудил со своим французским коллегой Эммануэлем Макроном возможность создания на Южном Кавказе «платформы шести». В нее планируют включить Азербайджан, Армению, Грузию, Россию, Турцию и Иран. Москва идею поддержала. Но другие возможные участники отреагировали по-разному.

Сообразим на шестерых

«В настоящее время на Южном Кавказе предпринимаются позитивные шаги и наш брат Ильхам Алиев решительно хочет продолжить эти позитивные шаги. На этой встрече на первый план вышел вопрос о создании в регионе шестисторонней платформы. Россия, Азербайджан, Турция, Иран, Грузия и Армения, если все они согласятся, мы создадим здесь платформу для мира», — заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Он обсудил идею создания «платформы шести» на Южном Кавказе с французским коллегой Эммануэлем Макроном. Турецкий и азербайджанский лидеры выступают с этой инициативой для сотрудничества по Карабаху и вопросу разблокировки транспортных и экономических связей в регионе. С 1992 года переговоры по мирному урегулированию в Нагорном Карабахе ведутся в рамках Минской группы ОБСЕ с участием России, США и Франции.

Официальный представитель МИД России Мария Захарова поддержала идею создания формата «3+3»: с одной стороны — Азербайджан, Армения, Грузия, с другой — Иран, Россия и Турция.

«Мы считаем, что настало время переводить эти планы в практическую плоскость. Развитие многостороннего регионального сотрудничества отвечает интересам всех предполагаемых участников данного формата. На наш взгляд, его запуск способствовал бы повышению доверия в межгосударственных отношениях, урегулированию имеющихся противоречий, раскрытию экономического и транспортного потенциала региона. Вопросов много, тем более они теперь имеют и новые вводные в виде ситуации с пандемией, которые расставила новые акценты. Поэтому формат может и должен предложить решения как старых проблем, так и новых вызовов», — заявила дипломат.

Она также отметила, что в Баку и Ереване высоко оценивают роль российских миротворцев, и призвала Азербайджан и Армению поскорее запустить процесс делимитации границы с ее последующей демаркацией.

Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров уже обсудил эту инициативу формата «3+3» с турецким и иранским коллегами Мевлютом Чавушоглу и Хосейном Амиром Абдоллахияном. По словам российского министра, у Тегерана позитивное отношение к этому предложению. В Москве надеются, что Грузия также «заинтересуется созданием такого механизма консультаций и согласования решений по развитию Закавказья». Между Россией и Грузией с 2008 года нет дипломатических отношений.

Вице-премьер и министр иностранных дел Грузии Давид Залкалиани заявил, что Тбилиси будет сложно участвовать в формате вместе с Россией, но при этом его страна в какой-то форме должна быть представлена в крупных геополитических проектах.

В самый разгар противостояния в Нагорном Карабахе Тбилиси старался демонстрировать нейтралитет. Страна приостановила военный транзит для обеих сторон конфликта как по суше, так и по воздуху. Для Грузии важно сохранить добрососедские связи с Азербайджаном и Арменией, а также свою роль в качестве регионального хаба.

Тбилиси беспокоит усиление роли России в регионе и возможность открытия новых транспортных коридоров. Речь идет о дорогах в обход в Грузии. Одна трасса должна пройти через Армению и связать Азербайджан с его эксклавом Нахичеванью, вторая — по азербайджанской территории связать Армению с Россией.

Разные претензии

В середине октября министры иностранных дел Азербайджана и Армении провели трехстороннюю встречу с Сергеем Лавровым. Они дали понять, что не совсем довольны реализацией пунктов соглашения от 9 ноября 2020 года. Впрочем, стороны вкладывают в это разный смысл. Армения заинтересована в немедленном возвращении всех удерживаемых лиц, остающихся в Баку, и обязательном продлении российской миротворческой миссии на следующие пять лет.

Азербайджан настаивает на начале переговоров по делимитации границ и важности выполнения соглашений по открытию всех транспортных коммуникаций в регионе. В Баку также поднимают вопрос о картах минных полей Карабаха, которые Ереван так и не передал в полном объеме и с необходимой точностью. Помимо этого, периодически обе стороны сообщают о нарушении режима полного прекращения огня.


Армянские опасения

Запустить шестисторонний формат Эрдоган предложил вскоре после того, как в ночь на 10 ноября 2020 года Армения и Азербайджан при посредничестве России подписали соглашение о перемирии. Стороны договорились прекратить боевые действия, оставаясь на занятых позициях и договариваясь об обмене пленными. Москва отправила в Карабах своих миротворцев. Ереван пообещал вернуть Баку Кельбаджарский, Лачинский и Агдамский районы.

Турция тоже участвовала в процессе урегулирования конфликта, но в миротворческую миссию не входит. Ее участие ограничено работой в российско-турецком мониторинговом центре на территории Азербайджана. В зону бывшего конфликта представители Анкары не выезжают.

«Армения хочет открытия границ, мирных добрососедских отношений. В том числе с Турцией. Но Анкара играла агрессивную и дестабилизирующую роль в регионе, поэтому для налаживания отношений Турция должна завоевать доверие Армении. В Ереване негативно воспринимают враждебные заявления Эрдогана и Алиева. Армяне боятся, что азербайджанский и турецкий лидеры не остановятся на достигнутом и захотят получить то, что не получили после войны», — отметила в разговоре с «Известиями» армянский политолог Армине Манукян.

После подписания трехстороннего соглашения в Армении начался внутриполитический кризис. «Не уверена, что армяне, понесшие такие потери в этой войне, поймут это шестистороннее региональное сотрудничество. Хотя некоторые политики призывают помириться и с Турцией, и с Азербайджаном, призывают начать диалог», — отметила специалист.


И нашим, и вашим

Определенный баланс в работе этой платформы, помимо России, создает Иран — единственная страна, граничащая одновременно с Арменией, Азербайджаном и Нагорным Карабахом. Исламская Республика с начала 1990-х выступает за политическое урегулирование карабахского конфликта. Позиция Тегерана неоднозначна: он выступает против перекраивания официальных азербайджанских границ, но при этом призывает учитывать интересы армян.

Иранским властям не нравится тесное взаимодействие Азербайджана с Израилем и Турцией, а дружбу Баку с Вашингтоном в Тегеране и вовсе считают потенциальной угрозой своей национальной безопасности. При этом на севере страны проживают 30 млн этнических азербайджанцев.

В свою очередь, около 200 тыс. армян интегрированы в иранское общество, многие из их числа занимают важные государственные посты. Через влиятельные армянские диаспоры Тегеран может лоббировать контакты с Западом, поэтому он очень заинтересован в тесном сотрудничестве с Ереваном. Хотя рычагов влияния на ситуацию в регионе Южного Кавказа у Ирана гораздо меньше, чем у России или Турции.

Анкара хочет продемонстрировать себя в качестве ключевого актора в решении конфликтов в сопредельных с ней странах, отмечает в беседе с «Известиями» старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е. М. Примакова, доцент Дипломатической академии МИД России Владимир Аватков.

«Для этого [Турция] пытается сформировать новые форматы, которые учитывали бы изменения баланса сил и повышение ее роли и в системе международных отношений, и в региональных системах безопасности. Анкара хочет показать себя ключевым миротворцем, особенно на Южном Кавказе. Но она не может быть посредником, потому что четко заявляет, что выступает на стороне одной конкретной страны.

В отличие от России, которая всегда была над конфликтами и могла быть полезной обеим сторонам различных региональных конфликтов, в том числе на Южном Кавказе. Москва не пытается продвинуть себя, она пытается обеспечить отсутствие военных конфликтов на Южном Кавказе. Мир, стабильность и безопасность здесь ключевые понятия с точки зрения интересов России», — считает тюрколог.

Ксения Логинова

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here