В Союзном государстве все еще медленно «запрягают»

0
32

В Белоруссии и России 4 ноября многие ждали с большим нетерпением. В этот день намечалось знаменательное событие в процессе продолжающейся интеграции двух стран в рамках Союзного государства. На заседании Высшего государственного совета СГ должно было состояться подписание подготовленных ранее союзных программ, что ознаменовало бы новый этап развития белорусско-российских отношений.

Как показали итоги мероприятия, которое прошло не в режиме личной встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина, а в формате видеоконференции, Минск и Москва по-прежнему выражают решимость идти по пути углубления интеграции, но практические шаги все еще откладываются.

Владимир Путин во время онлайн-заседания Высшего государственного совета
Необходимо отметить, что вокруг заседания Высшего госсовета СГ на протяжении месяцев было множество спекуляций, а эксперты, как из лагеря сторонников, так и противников Александра Лукашенко, делали порой противоречивые прогнозы. Проблема в данном случае заключалась в том, что к ноябрю так и не было понятно, в каком направлении идет нынешний процесс интеграции двух стран и насколько стороны готовы к его практической реализации.

За прошедший с конца 2018 года период, когда вопрос о необходимости более тесного сближения Белоруссии и России был поставлен на повестку дня, Минск и Москва прошли довольно непростой путь переговоров. Сначала речь шла о более чем 30 дорожных картах, в том числе связанных с политическими инструментами сближения.

Потом на фоне очередного нефтегазового кризиса работа была заморожена, и вопрос об углублении интеграции многими в Минске стал рассматриваться как попытка России подчинить себе Белоруссию. Только президентские выборы 2020 года в РБ и события, последовавшие за ними, вновь запустили процесс.

За последующие месяцы стороны кардинально пересмотрели свои позиции: Россия отказалась от планов политической интеграции, на которой настаивала ранее в связи с имеющимся Договором 1999 года о создании СГ, а Белоруссия изменила некоторые подходы к вопросам сотрудничества в таможенной, налоговой и нефтегазовой сферах. В конченом счете к лету было сформировано 28 союзных программ, что должно было свидетельствовать о серьёзных намерениях сторон.

В них отмечалось стремление создать инструменты для интеграции валютных систем, определить единые принципы формирования денежно-кредитной политики, сформировать общее платежное пространство, объединить рынки нефти, нефтепродуктов и электроэнергии, перейти к единой промышленной политике и взаимному доступу к госзакупкам и заказам, выработать единые подходы к законодательству в области трудовых отношений и прочее.

Лидеры Белоруссии и России одобрили данные документы на встрече 9 сентября и договорились после окончательного согласования всех тонкостей на уровне правительств подписать их на заседании Высшего государственного совета СГ. Именно это вселяло во многих надежду на то, что Союзное государство начнет свой новый этап развития.

В то же время за прошедшие после сентябрьской встречи В. Путина и А. Лукашенко месяцы среди наблюдателей все больше возникал вопрос о том, успеют ли стороны подготовить все необходимые документы и реально ли готовы главы РФ и Белоруссии их подписать. Подобная неуверенность была вызвана рядом моментов. В том числе тем, что в информационном поле практически отсутствовали заявления белорусских и российских чиновников по данной тематике, а если они и звучали, то были крайне размытыми и отстранёнными.

Кроме того, между Минском и Москвой многие стали замечать определенное недопонимание, что стало восприниматься как начало очередного кризиса взаимоотношений. Особую рьяность в раздувании теории конфликта между Лукашенко и Путиным стали проявлять представители белорусской оппозиции, усиленно вбрасывая в информационное пространство тезис о недовольстве Кремля поведением белорусского лидера.

При этом подтверждения порой приводились довольно странные. Например, указывалось на то, что заседания Высшего Евразийского экономического совета и Совета глав государств СНГ, прошедшие 14−15 октября в Минске, были организованы по видеосвязи, хотя ранее Путин собирался приехать в белорусскую столицу лично. Это, по мнению оппозиционных аналитиков, якобы должно было продемонстрировать недовольство Москвы действиями Лукашенко по проведению политической реформы и подготовке транзита власти.

Дополнительно к этому указывалось на некоторые материалы и сообщения в белорусских и российских СМИ. Вспоминали журналиста белорусского канал СТВ Евгения Пустового, который, говоря о Лукашенко, заявил, что тот не пользует ботоксом и не общается со своими подчиненными из бункера и по видеосвязи. Позже белорусский журналист опроверг обвинения в намеках на Путина, но это никак не повлияло на ситуацию в информационном поле.

Противники Лукашенко также указывали на неожиданное интервью российской радиостанции «Эхо Москвы» бежавшей из Белоруссии экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской, которое якобы стало еще одним сигналом из Кремля белорусским властям. После того как 28 октября стало известно, что президент России примет участие в заседании Высшего госсовета СГ по видеосвязи, а программа мероприятия предполагает «утверждение» ряда интеграционных документов, белорусская оппозиция и вовсе заявила, что предстоящее мероприятие не станет, как заявлял ранее Лукашенко, «решительным шагом в нашей интеграции» именно из-за позиции белорусского лидера.

Официально на встрече 4 ноября планировалось утвердить пакет интеграционных документов, в первую очередь «Основные направления реализации положений Договора о создании Союзного государства на 2021-2023 годы», частью которых и являются «28 отраслевых союзных программ», а также обновленную Военную доктрину и концепцию миграционной политики СГ.

Кроме того, стороны должны были проанализировать итоги торгово-экономического сотрудничества за 2020 год, а также ход выполнения ранее принятых решений. Дополнительно предполагалось оформить решение о присуждении впервые премии Союзного государства в области науки и техники в 2021 году российским и белорусским ученым и специалистам. Как показала встреча, сторонам удалось полностью соблюсти утвержденный ранее план.

В частности, во время мероприятия Путин и Лукашенко были предельно корректны, высказывали удовлетворение проделанной работой, а также обменивались дружелюбными репликами. Белорусский лидер даже «пожаловался» своему российскому коллеге, что тот обещал, но так и не взял его с собой в Крым (Путин участвовал в видеоконференции, находясь в Севастополе).

Лукашенко также заметил, что хотел бы посмотреть мемориал, который посетил Путин в Севастополе, и напомнил, что ждет своего российского коллегу и в Минске, и на своей малой родине. В ответ президент России подтвердил свое приглашение президенту Белоруссии в Крым, отметив, что «мы всегда будем рады вас видеть».

Белорусская сторона во главе с Александром Лукашенко во время онлайн-заседания Высшего государственного совета
Обмен подобными любезностями сразу же привел к определенному резонансу. При этом в Минске даже поспешили заявить, что слова Лукашенко означают признание Крыма российским. Об этом в этот же день заявил председатель постоянной комиссии по международным делам палаты представителей Национального собрания Белоруссии Андрей Савиных. Пожалуй, именно разговор о Крыме и можно считать одним из неожиданных поворотов встречи, в то время как по остальной повестке дня не произошло ничего сверх запланированного.

В то же время итоги заседания свидетельствуют о том, что Минск и Москва все еще не готовы приступить к практической реализации интеграционных процессов. Это следует не только из «Основных направлений реализации положений Договора о создании Союзного государства на 2021-2023 годы», по которому стороны будут готовить платформу для дальнейшего сближения на протяжении последующих двух лет, но и официальных заявлений чиновников.

В частности, премьер-министр Белоруссии Роман Головченко сообщил, что Минск и Москва лишь намерены заключить международный договор об общих принципах налогообложения и внедрить интегрированную систему администрирования косвенных налогов. По его словам, только «к июлю 2022 года мы должны разработать принципы функционирования объединенного рынка газа, а до 1 декабря 2023 года с учетом этих принципов подписать соответствующие дополнения к союзной программе».

Его коллега Михаил Мишустин также не добавил оптимизма, сообщив, что после нынешнего утверждения союзных программ для реализации достигнутых договоренностей необходимо будет принять еще более 400 актов и двусторонних соглашений. С учетом того, как медленно в СГ продвигается принятие решений даже по самым мелким вопросам, например по отмене роуминга, вряд ли стоит ожидать начала практической реализации утвержденных планов в ближайшее время.

Как бы там ни было, заседание Высшего госсовета СГ 4 ноября можно назвать новой страницей в белорусско-российских отношений. Минск и Москва в очередной раз заявили о своей решимости идти по пути интеграции, совместно противостоять внешним вызовам и формировать единую политику в сфере обороны, миграции, информационной безопасности и иных сфер двустороннего сотрудничества. Теперь многое будет зависеть о того, насколько быстро стороны приступят к реализации своих планов.

Илья Захаркин

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here