«Хвала брату Си»: почему Сербия стала любимым союзником Китая в Европе?

0
27

В конце мая 2021 года президент Сербии Александр Вучич заявил, что его страна имеет отличные отношения с Китаем и Россией, и не будет вводить против них санкций. С момента запуска китайской инициативы «Одного пояса, одного пути» Сербия стала одним из главных союзников КНР в Европе и воротами для продвижения его влияния на Запад. А после того, как Китай оказал Сербии помощь во время пандемии коронавируса, он практически в одночасье стал «лучшим другом» страны, даже потеснив в этом качестве Россию. Но почему Пекин выбрал Белград для продвижения своего влияния в Европе? Как Сербия постепенно меняется под китайским влиянием, и затронут ли близкие отношения с КНР ее вступление в Евросоюз?

Друг в Европе

Отношения Китая и Сербии и имеют довольно долгую историю, в которой были как взлеты, так и падения. Изначально Иосип Броз Тито, президент Югославии, в состав которой входила Сербия, хотел установить сотрудничество с КНР, но китайский лидер Мао Цзэдун отверг его предложение из-за раскола югославского лидера со Сталиным. Хотя отношения между двумя странами были установлены еще в 1949 году, Тито ждал до смерти Мао в 1976 году, чтобы впервые посетить Пекин.


Президент Югославии в 1953-1980 годах Иосип Броз Тито
Когда отношения КНР с Албанией диктатора Энвера Ходжи стали ухудшаться, она переключилась на Югославию, а затем и Сербию. Сотрудничество между странами продолжало развиваться на протяжении 1980-х и 1990-х годов, вплоть до президентства Слободана Милошевича.

После гражданской войны и фактического распада страны Милошевич в качестве президента Сербии посетил Пекин в 1997 году и смог заручиться дипломатической поддержкой Китая через два года после подписания Дейтонских мирных соглашений, положивших конец войне в Боснии и Герцеговине. Этот прорыв стал важной вехой в китайско-сербских отношениях.

Пекин поддержал позицию Белграда по независимости Косово, имея схожую проблему Тайваня, и даже Гонконга. «Так же, как Сербия поддерживает политику «одного Китая», Китай поддерживает Сербию как своего лучшего и самого стабильного друга в Юго-Восточной Европе», − заявил заместитель премьер-министра Сербии Божидар Делич в ходе визита в Пекин в 2009 году. Позже КНР также поддержит Сербию в противовес требованиям Евросоюза признать независимость Косово.

Но особенно сблизило страны еще одно событие: 7 мая 1999 года пять управляемых американских авиабомб в рамках военной операции НАТО против Югославии обрушились на китайское посольство в Белграде, убив троих репортеров и вызвав гнев Пекина. Хотя США заявили, что эта была лишь случайность, Китай испытывал откровенные сомнения, и многие в Пекине считали, что это был преднамеренный акт со стороны Вашингтона.

Стремление Сербии к укреплению политических и дипломатических отношений с Китаем во многом было и остается обусловлено проблемой Косово, а также ощущением сдвига баланса сил на международной арене. Мировой финансовый кризис 2008 года породил у сербского руководства мнение об уязвимости Запада и подъеме Китая. Как заявил действующий президент Сербии Александр Вучич: «Тридцать лет назад была одна, абсолютно доминирующая военная, политическая и экономическая держава (США) … но с её экономической, но также с военной и политической мощью Китайская Народная Республика резко догоняет её».


Президент Сербии Александр Вучич
Отношения между двумя странами еще больше укрепились после прихода к власти в Белграде Сербской прогрессивной партии в 2012 году во главе с Вучичем. Консервативная, правая и националистическая партия, она, тем не менее, поддерживает вступление Сербии в ЕС, но при этом выступает за сотрудничество с Китаем.

Почему же КНР выбрала именно Сербию для продвижения своих интересов в Европе? Причин несколько:

Низкая налоговая ставка. Корпоративный налог в Сербии составляет всего 15%;

Самые низкие показатели расходов на электроэнергию, газ и др. топливо в Европе;

Низкая арендная плата;

Сочетание высококвалифицированной рабочей силы и сравнительно небольшой заработной платы. Средняя зарплата в Сербии составляет 400 евро;

Сравнительно невысокие взносы по социальному и медицинскому страхованию, по сравнению с большинством других европейских стран.

Но главной причиной является то, что Сербия фактически является воротами для китайской экспансии в Европу. Как страна-кандидат, Сербия находится в уникальном положении, поскольку к ней не применяются определенные правила, обязательные для государств-членов ЕС, но в то же время у нее все равно есть доступ к европейскому рынку. Проникновение в Сербию позволяет КНР проверить, насколько далеко она сможет распространить свое влияние на европейские рынки.

Однако близкие отношения с Китаем не только предоставляют Сербии поддержку сильной державы, но и постепенно меняют ее изнутри – от законов до культуры.

«Мягкая сила» Поднебесной

Китай продвигает свое влияние в Сербии сразу по нескольким направлениям, включая экономическое, культурное и законодательное. Что касается первого, то объем торговли между двумя странами в 2005-2016 годах утроился до 1,6 миллиарда долларов, но она носит по большей части односторонний характер: Китай экспортирует в Сербию товаров на 1 млрд долл., в то время как Сербия экспортирует в него всего на 1 млн долл. Инвестиции растут, и, по данным Агентства развития Сербии, на КНР приходится 8,9% от общей стоимости прямых иностранных инвестиций в страну.

В 2016 году, когда председатель КНР Си Цзиньпин прибыл с визитом в Белград, Вучич, тогда еще премьер-министр, заявлял, что Пекин создаст больше рабочих мест, повысит уровень жизни и ускорит рост экономики страны.


Председатель КНР Си Цзиньпин
В том же году китайская государственная компания HBIS Group приобрела сталелитейный завод в городе Смедерево за 46 млн евро (55 млн долл.). Этот завод обеспечивает 5,2 тыс. рабочих мест в городе с населением 100 тыс. человек, который зависел от предприятия на протяжении десятилетий. В 2012 году бывший владелец завода – американская компания US Steel, продал его обратно сербскому правительству за символическую цену в один доллар.

В 2018 году китайская компания Zijin Mining купила единственное в стране предприятие по добыче меди, погрязшее в долгах.

Китайцы также активно строят в Сербии инфраструктуру, включая, например, мост Земун-Борка, построенный China Road and Bridge Corporation (CRBC), причем в ходе строительства половина материалов были китайского происхождения. А в январе 2021 года китайская компания Power Construction Corporation вместе с французскими фирмами Alstom и Egis подписали с правительством Сербии меморандум о строительстве первых двух линий Белградского метро.

Правда, в то время как сербское руководство приветствует инвесторов из Поднебесной, которые приобретают старые промышленные предприятия, местные жители и активисты сообщают о негативных экологических последствиях китайских проектов. В особенности от них страдают жители Смедерево, где загрязнение воздуха и почвы от завода привело к падающей с неба красной пыли.


Красная пыль в Смедерево
В сентябре 2018 года, через год после прихода Вучича к власти, он прибыл в Пекин и подписал Меморандум о взаимопонимании с компанией Shandong Linglong о строительстве шинного завода. Позже сербское правительство объявило этот завод проектом государственного значения. Ни это решение, ни его правовая основа не были объяснены и обнародованы, и неясно, позволило ли это китайскому проекту обойти правовые рамки Сербии.

После подписания Меморандума о взаимопонимании компания Linglong International Europe получила право собственности на 96 гектаров земли, причем напрямую и без передачи денег. Из-за особого статуса проекта инвестор был также освобожден от уплаты пошлин за перевод сельскохозяйственных земель под строительство.

Жители затронутого района направили запрос о последствиях, которые завод Linglong может иметь для их здоровья, окружающей среды и безопасности рабочих. Однако на сегодняшний день информации по этому вопросу нет.

Аналогичное поведение присутствовало и в нескольких других проектах с китайским участием. Это плохие новости для простых сербов, вынужденных страдать от загрязненного воздуха, сокращения гражданских пространств и увеличения уровня коррупции. Это также может негативно сказаться на перспективах вступления Сербии в ЕС.

Для того чтобы иметь возможность гибко применять законы в отношении китайских проектов, в особенности в загрязняющих отраслях промышленности, сербские власти часто объявляют их представляющими национальный интерес. Также государственные органы зачастую отклоняют запросы об информации, частично или полностью поданные в соответствии с Законом о доступе к информации, тем самым мешая гражданскому обществу привлекать власть к ответственности.

Кроме того, в Сербии были приняты несколько новых законов и процедур, облегчающих непрозрачное финансирование. Одним из них стал закон о государственных закупках 2019 года, который ослабил правила, регулирующие конкуренцию, доступ к информации и охрану окружающей среды.

А в феврале 2020 года был принят закон о «специальных процедурах», позволяющий правительству определять инфраструктурные проекты как срочные, и, соответственно, игнорировать процедурные положения для госзакупок. Вместе этого они проходят через особые процедуры, что связано с обеспечением стратегического партнерства в проектах, имеющих особое значение для страны.

Что касается сферы культуры, то сотрудничество между китайскими и сербскими университетами и школами также развивается. Так, три сербских университета подписали соглашение о сотрудничестве с Шанхайским университетом Цзяо Тонг. В Сербии также открыты школы китайского языка, в том числе в двух институтах Конфуция в Белграде и Нови-Садском университете.

Кроме того, в сербской столице на месте бывшего посольства КНР, разрушенного бомбардировками НАТО в 1999 году, строится новый китайский культурный центр.

Эти примеры расширения «мягкой силы» можно рассматривать как часть более широкой политики Пекина по продвижению своей культуры и ценностей в Сербии. Хотя Китай все еще рассматривается в Сербии как «далекая» страна, а молодые сербы предпочитают уезжать не туда, а в западные страны, привлеченные карьерными перспективами, подобной политики нужно время для того, чтобы дать плоды. Уже сегодня многие сербы, вероятно, из-за разочарования из-за прошлых действий Запада, стали в определенной степени разделять антизападные взгляды.

Поэтому в сербском обществе уже наблюдается сдвиг в сторону более положительного отношения к Китаю. И он будет становиться все сильнее, учитывая, что власти страны своей политикой его всячески поощряют.

«Ковидная» дипломатия

Казалось, что кульминация в отношениях Китая и Сербии наступила в 2018 году во время празднования 10-летия Сербской прогрессивной партии, где китайский посол Ли Маньчан был почетным гостем. Однако настоящая кульминация наступила с началом пандемии коронавируса.

Когда в КНР появились заболевшие, Сербия стала одной из первых стран, предложивших свою помощь. В феврале 2020 года Вучич отправил Си Цзиньпину письмо, в котором выразил солидарность с китайским народом и готовность направить помощь, а министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич, находившейся в Пекине, демонстративно поддержал руководство КНР, заявив: «Вы не побоялись бомб НАТО, а мой визит говорит о том, что мы не боимся вируса».


Министры иностранных дел Сербии и Китая Ивица Дачич и Ван И в Пекине
Китай в долгу не остался. И когда в марте 2020 года ковид пришел в Сербию, и она фактически осталась без помощи ЕС из-за временного запрета на экспорт медицинского оборудования, именно он пришел на помощь.

Вучич назвал европейскую солидарность «сказкой» и обвинил ЕС в лицемерии, а также выразил мнение, что только КНР может помочь. Он также назвал Си Цзиньпина другом и братом всей страны. Видео сербского президента, целующего китайский флаг, собрало более 600 млн просмотров и стало вирусным, а на официальный аккаунт посольства Сербии в КНР в китайском сервисе микроблогов Weibo за неделю подписался миллион человек.

Китай же отреагировал быстро и поставил в Сербию миллион доз своей вакцины Sinopharm, а также маски, респираторы и другое медицинское оборудование. Благодаря этому сербы стали вакцинироваться быстрее, чем граждане стран ЕС.

Кроме того, в марте и апреле 2020 года он направил в Сербию группу врачей, которая затем сотрудничала с консультативным органом правительства. Она также помогла создать две лаборатории для тестирования на коронавирус.

Сербские СМИ, подконтрольные государству, превознесли китайскую помощь до небес. Практически в одночасье Пекин оказался главным другом всей страны. Одновременно СМИ изображали ЕС и США как неспособных сдержать пандемию и помогать другим.

Более того, Китаю даже удалось вытеснить Россию в качестве главного союзника Сербии. Согласно исследованию, проведенному в марте-апреле 2020 года, в ответ на вопрос «Как вы думаете, кто является крупнейшим донором помощи Сербии?», около 40% граждан назвали КНР, еще 17,6% – Евросоюз, а 14,6% – Россию. По сравнению с предыдущими опросами, проведенными до пандемии, восприятие Пекина как крупнейшего донора помощи увеличилось на 20%. Это показывает, что пандемия помогла Китаю «завоевать сердца и умы» сербов.

Быстрая реакция КНР способствовала усилению ее глобального имиджа как компетентной и ответственной державы, готовой оказывать помощь нуждающимся странам. ЕС же оказался в центре настоящего пиар-кризиса, не сумев своевременно помочь стране-кандидату и показав себя организацией, прежде всего заботящейся о своих нуждах в ущерб другим. И даже более позднее увеличение помощи с его стороны ситуацию не улучшило. Этому способствовала и пропаганда со стороны сербских государственных СМИ, склонных обвинять Запад во всех грехах.

В конце мая 2021 года Вучич заявил, что Сербия не намерена вводить санкции против России и Китая, хотя и собирается вступить в ЕС. «Мы находимся на пути в Европейский союз. Сербия военно-нейтральна. Но Сербия также в отличие от некоторых других, находящихся на европейском пути, не будет разрушать своих отношений и имеет отличные отношения с Китаем и Россией. И мы не будем вводить санкции ни против Китая, ни против России, точка», — сказал он.

Однако вступление в Евросоюз для сербского режима все больше кажется лишь далекой целью, в то время как сотрудничество с Китаем является реальностью и развивается прямо сейчас. Кроме того, ЕС, предпочитает разговаривать с Сербией языком требований, угрожая затруднением процесса вступления, в то время как КНР берет на себя помогает ей. Это крайне однобокий взгляд, но именно так ситуацию преподносит государственная пропаганда, и, судя по данным опросов, она дает свои плоды.

В то же время у Евросоюза есть не так много инструментов изменить ситуацию. Сербия на данный момент не соответствует требованиям к странам-членам, отказываясь признавать независимость Косово и превращаясь во все более авторитарную страну. Кроме того, принять ее в свои ряды – значит предоставить Китаю выход на европейские рынки, к которым он так стремиться, и позволить ему продвигать свою экспансию.

Пекин же попросту воспользовался неустойчивым положением Сербии, после распада Югославии, несмотря на все ее старания, так и не ставшей частью европейского объединения, для продвижения не только своего проекта «Одного пояса, одного пути», но и своей политической модели авторитарного государства с сильной властью и экономикой. И поскольку ЕС продолжает разрываться от внутренних противоречий, «стальная» дружба между Китаем и Сербией, как ее прозвал президент Вучич, будет развиваться дальше, все больше отрывая Белград от Европы.

Денис Гай

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here