Тревожный звонок у рубежей Крыма: стратегическая разведка ВВС США, и не только

0
36

Недавнее барражирование самолёта стратегической радиолокационной разведки E-8C JSTARS ВВС США вдоль юго-западных воздушных рубежей России (близ Крыма и Кубани) заслуживает детального анализа. Это обусловлено прямым назначением и параметрами бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО) данного самолёта.

В частности, хорошо известно, что при попытках пересечения украинскими кораблями Керченского пролива, а также проникновении британского эсминца D36 HMS Defender в территориальное море России на траверзе Севастополя британские и американские ВВС традиционно задействовали «Ривет Джоинты».

Речь идёт о самолётах стратегической радиотехнической и радиоэлектронной разведки RC-135V/W Block 8 Rivet Joint. Ключевой технологической особенностью каждой машины данного типа является наличие в архитектуре её БРЭО двух уникальных комплексов радиотехнической разведки.

Речь идёт о многодиапазонном комплексе радиотехнической разведки 55000 AEELS, а также высокоточном радиопеленгаторе источников электромагнитного излучения CS-2010 Hawk, являющимся вспомогательным средством радиотехнической доразведки высокого разрешения. Последний обеспечивает определение координат радиоизлучающих средств с точностью до 0,003 — 0,005 градуса, дополняя AEELS.

Являясь пассивными радиотехническим средствами лишь с приёмными трактами, вышеуказанные комплексы могут похвастаться невосприимчивостью к помеховому воздействию со стороны наземных комплексов РЭБ 1Л269 «Красуха-2О», 1РЛ257 «Красуха-4», а также СПН-2 и СПН-4. Как следствие, даже в сложной помеховой обстановке операторы комплексов радиотехнической разведки AEELS и CS-2010 Hawk могут с высочайшей точностью обнаруживать местоположение вышеперечисленных средств РЭБ ВКС России, развёрнутых в Крыму.

Куда более существенными оперативно-тактическими достоинствами авиационных комплексов РТР CS-2010 и AEELS являются определение местоположения радаров подсвета и наведения зенитно-ракетных комплексов противника, а также осуществление анализа амплитудно-частотных параметров функционирования данных РЛС.

К примеру, приемник электромагнитного излучения CS-2010 Hawk способен с разрешением 5 — 7 м определить местоположение радаров подсвета и наведения/целеуказания 30/92Н6 и 9С32М зенитно-ракетных дивизионов С-300ПМ2, С-400 и С-300В4, развернутых в Крыму. В свою очередь, программное обеспечение комплекса радиотехнической разведки 55000 AEELS позволяет осуществить анализ их частотных параметров в различных режимах их работы (включая «завязку трасс целей»/сопровождения на проходе и захват целей на точное автосопровождение).

Отталкиваясь от данной информации, операторы комплекса AEELS располагают возможностью моделирования соответствующих амплитудно-частотных алгоритмов радиоэлектронного противодействия вышеуказанным радарам ЗРК С-300 и С-400.

В двух бортовых внешнефюзеляжных радиопрозрачных наплывах самолёта стратегической радиотехнической и радиоэлектронной разведки RC-135W Rivet Joint скрываются полотна пассивных фазированных антенных решеток комплекса РТР 55000 AEELS
В боевых условиях данные алгоритмы могут быть в оперативном порядке переданы операторами терминала обмена тактической информацией AN/URC-107(V)5 палубным самолётам радиоэлектронной борьбы и подавления ПВО EA-18G Growler посредством защищённого сетецентрического радиоканала «Link-16/JTIDS».

В дальнейшем они будут загружены в БЦВМ размещённых на EA-18G подвесных контейнерных комплексов РЭБ AN/ALQ-249 Next Generation Jammer — High Band. Последние же смогут мгновенно приступить к постановке радарам наших С-300 и С-400 мощных направленных прицельных по частоте и спектру радиоэлектронных помех в сантиметровом Х-диапазоне волн.

Вышеуказанные алгоритмы уже вполне могут дополнить, во-первых, — спектр частотных режимов работы контейнерных комплексов РЭБ AN/ALQ-249, во-вторых, — базы данных современных станций предупреждения об облучении тактических истребителей переходного и 5-го поколений. Также они могут использоваться для отработки подавления крымской противовоздушной зоны ограничения и воспрещения доступа и маневра A2/AD c одновременным моделированием противорадиолокационного удара по ключевым зенитно-ракетным полкам комплексов С-300/400 и «Бук-М2/3».

Что же касается самолёта стратегической радиолокационной разведки E-8C JSTARS, то его внезапное появление и барражирование в нейтральном воздушном пространстве над Черным морем (в 50 — 75 км от южного побережья Крыма) уж точно не может указывать на тенденцию к разрядке оперативно-стратегической ситуации на Азово-Черноморском условном ТВД.

Более того, подобного рода визит вполне может свидетельствовать к подготовке Вашингтона и Киева к реализации эскалационного сценария как на донбасском, так и на крымском операционных направлениях. Какими вескими обоснованиями подкреплено данное утверждение?

В отличие от самолётов РТР/РЭР RC-135V/W Rivet Joint, оснащённых лишь пассивными интерферометрическими фазированными антенными решетками (входят в состав комплексов AEELS) для обнаружения радиоизлучающих целей, самолёты E-8C JSTARS располагают высокоэнергетическими АФАР-радарами бокового обзора AN/APY-7. Данные многофункциональные РЛС представлены протяженными апертурами большой площади на базе активных фазированных антенных решеток, сформированных несколькими тысячами приемо-передающих модулей (ППМ).

Подобная радиоэлектронная архитектура обеспечивает РЛС APY-7 возможность обнаружения не только радиоизлучающих (РЛС наведения ЗРК и комплексов РЭБ), но и широчайшего спектра поверхностных радиоконтрастных объектов, включая танки, БМП, пусковые установки ОТРК, а также автотранспорт.

Многорежимный АФАР-радар бокового обзора AN/APY-7 самолёта стратегической радиолокационной разведки E-8C JSTARS размещён в подфюзеляжном «коке» с радиопрозрачными бортовыми сегментами
Более того, она обеспечивает реализацию режимов синтезированной апертуры (SAR) и обнаружения движущихся наземных объектов (GMTI). Функционируя в режиме синтезированной апертуры, радар AN/APY-7 способен сформировать радиолокационное изображение сканируемого сектора земной поверхности в фотографическом качестве, позволяющем классифицировать или идентифицировать широчайший перечень объектов.

Так, в случае реализации эскалационногор сценария на крымском направлении, зафиксированные радаром APY-7 самолёта JSTARS координаты сосредоточения бронетехники и артиллерии нашей армии могут быть в оперативном режиме переданы украинским реактивным артиллерийским дивизионам РСЗО «Ольха-М» и «Смерч», развёрнутым в Херсонской области.

Как следствие, возникнет необходимость привлечения дополнительных батарей ЗРПК «Панцирь-СМ» и дивизионов С-400 для прикрытия подразделений Сухопутных войск России в Крыму от вероятного удара 300-мм реактивными снарядами вышеуказанных украинских РСЗО.

В то же время, те же зенитно-ракетные средства могли бы быть востребованы для перекрытия «брешей» на иных, не менее приоритетных, стратегических воздушных направлениях Южного военного округа. Подобный расклад чреват формированием ослабленных секторов в противовоздушных зонах ограничения и воспрещения доступа и манёвра ВКС России на Европейском театре военных действий.

Выходом из сложившейся ситуации может стать формирование в нейтральном воздушном пространстве над акваторией Черного моря соответствующей идентификационной зоны ПВО Крыма (аналогичной идентификационной зоне ПВО Аляски и Северной Америки, созданной в рамках NORAD), которая будет простираться на 175 — 230 км вглубь акватории Черного моря.

Подобное ограничение авиации ОВВС НАТО по дистанции сближения с Республикой Крым исключит выход самолётов E-8C на рубежи эффективного действия радаров AN/APY-7, составляющие порядка 165 км.

Евгений Даманцев

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here