Что мешает эффективно лечить онкобольных в России — Российская газета

0
28

Крупнейшие пациентские организации предложили скорректировать порядок оплаты медицинской помощи из средств обязательного медицинского страхования (ОМС) для пациентов с онкологическими заболеваниями.

Эффективное лечение онкологических заболеваний невозможно без инновационных технологий. Фото: РИА Новости

В своем обращении к председателю правительства Михаилу Мишустину они сообщили, что люди не могут получить лечение, предусмотренное клиническими рекомендациями минздрава, из-за того, что многие схемы лекарственной терапии по онкологии не покрываются системой ОМС.

По словам общественников, противоопухолевая терапия часто становится недоступной пациентам в том числе из-за противоречий в нормативных документах, которыми регулируется назначение препаратов врачом. Кроме этого, они обратили внимание на проблему долгого пути препарата от момента его регистрации до начала применения врачами на практике.

Как пояснил сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулёв, медицинской организации компенсируют лечение пациента лишь в том случае, если лекарство входит в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Новое требование появилось в методических рекомендациях по способам оплаты медицинской помощи в системе ОМС относительно недавно. "Теперь если препарата нет в этом перечне, то медицинской организации либо вовсе не возместят лечение пациента, либо оплатят в таком размере, что она останется в убытке", — говорит Юрий Жулёв. Но в перечне ЖНВЛП отсутствуют многие препараты, необходимые для лечения онкобольных.

Однако эти лекарства есть в клинических рекомендациях минздрава. Среди них ряд препаратов для лечения рака молочной железы на основе таких действующих веществ, как алпелисиб и талазопариб. Их средняя стоимость составляет 300-400 тысяч рублей за упаковку. С января 2021 года назначение этих препаратов онкопациентам из-за ограничительной формулировки в новой версии методических рекомендаций возмещается лишь в размере 7384 рубля за месяц лечения.

Пациенты оказались заложниками ситуации, отмечает Жулёв. С одной стороны, есть эффективное лечение, которое прописано в клинических рекомендациях и утверждено профессиональным сообществом. С другой — рекомендованные препараты недоступны из-за отсутствия компенсации стоимости. То есть шансы на выздоровление и сохранение жизни у больных многократно падают.

Врачи вынуждены выбирать схемы лечения рака, руководствуясь экономической целесообразностью, а не эффективностью терапии

"Из недавних примеров: к нам обратилась женщина, у которой метастатический рак молочной железы, — рассказала президент Ассоциации онкологических пациентов "Здравствуй!" Ирина Боровова. — При этом виде рака рекомендуется таргетная терапия, которая может сохранить жизнь без потери качества более чем на 15 лет. Однако получить это лечение пациентка не может".

По словам Борововой, недорогой препарат женщина получает, а более эффективный — стоимостью в два миллиона рублей — ей предлагают купить за свой счет. И если его не будет в схеме лечения, то патологический процесс возобновится.

"Есть не очень большая когорта пациентов, которым нужны такие дорогостоящие лекарства. Если им предоставить лечение рекомендованными препаратами, то они продолжат полноценно жить и наши женщины с метастатическим раком молочной железы смогут растить детей и работать". Боровова также подчеркнула, что рак молочной железы — наиболее распространенное злокачественное заболевание среди женщин в России и занимает первое место в структуре смертности.

"Болезненно признавать, что пациенты не могут быть обеспечены всеми необходимыми ресурсами, бюджетные ограничения есть во всем мире", — отмечает руководитель референс-центра НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова профессор Евгений Имянитов. Он пояснил, что лекарственная терапия — самый длительный и дорогостоящий этап лечения в онкологии, а при создании клинических рекомендаций изначально никак не учитывается стоимость рекомендованного лечения. "Крайне необходимо соблюдать баланс при составлении регулирующих документов и сократить субъективный компонент при формировании списка ЖНВЛП, чтобы процедура была прозрачной и понятной", — говорит профессор. По его мнению, право на решение и инициативу важно сохранить за врачом, обеспечив бюджетную поддержку. При этом Имянитов подчеркнул, что в России умеют лечить рак не хуже, чем в Израиле и Германии.

Возможности есть, но помощь пациентам действительно порой становится недоступной, подтвердил руководитель рабочей группы по организации ОМС Всероссийского союза страховщиков Алексей Березников.

"Треть выявленных на экспертизе нарушений по профилю "онкология" связана с лекарственной противоопухолевой терапией", — говорит он. Березников пояснил, что зачастую врачи при выборе оптимальной терапии руководствуются тарификацией схемы лечения, потому что не готовы выбирать терапию себе в убыток, даже если она более эффективна.

Особенность системы ОМС в том, отмечает страховщик, что в ней есть такое понятие, как тарификация. Она привязана к каждой клинико-статистической группе. То есть для каждой группы заболеваний, в том числе и онкологии, определен расчет потребностей. Тарификацию определяет Федеральный фонд обязательного медицинского страхования на год вперед, а затем своевременные изменения не вносятся. Препарат есть в клинических рекомендациях, но его стоимость превышает установленные тарифы, поэтому его пациенту и не назначают. Получается, что медицинские организации вынуждены выбирать схемы лечения, руководствуясь экономической целесообразностью, а не эффективностью терапии.

Председатель координационного совета МОД "Движение против рака" Николай Дронов подчеркнул, что сложившаяся ситуация грозит юридическими последствиями для врачей. Он напомнил, что с 2022 года соблюдение клинических рекомендаций становится обязательным. С одной стороны, медицинские организации получают финансирование лишь на препараты из перечня ЖНВЛП, а с другой — обязаны следовать клиническим рекомендациям и закупать препараты вне перечня ЖНВЛП в условиях ограниченного бюджета и минимального тарифа. По его словам, уже сегодня врачи оказались в ситуации трудного выбора: обеспечить пациентов эффективным лечением и вступить в конфликт со страховой организацией либо лечить пациентов теми лекарствами, которые покрываются тарифом ОМС. Применение препаратов без статуса ЖНВЛП в системе ОМС уже снизилось более чем на 60 процентов.

Пациентское сообщество крайне обеспокоено сложившейся ситуацией и приложит все усилия для ее разрешения, подчеркнул Дронов.

Общественники предложили исключить из методических рекомендаций по способам оплаты медицинской помощи формулировки, предусматривающие возмещение препаратов вне перечня ЖНВЛП по минимальному тарифу, и дополнить их схемами терапии из клинических рекомендаций минздрава.

Справка

В России ежегодно регистрируется более 500 тысяч случаев онкозаболеваний. В прошлом году впервые выявлено более 566 тысяч случаев: 256 тысяч — у мужчин и почти 300 — у женщин. Под наблюдением сегодня находятся около 4 миллионов онкологических больных. Смертность от рака остается в нашей стране одной из самых высоких в мире.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here