«Игра в кальмара» как модель западного капитализма

0
36

Гремит успех сериала «Игра в кальмара». Говорят, что он стал самым популярным сериалом за всю историю, «выстрелив» в волну недовольства изживающей себя моделью капитализма. Создатель сериала заявил, что хотел своей гиперболой вскрыть порочность всеобъемлющей рыночной конкуренции. Но так ли это?

В русской классической литературе есть замечательные произведения, которые посредством преувеличения и сатиры давали язвительную критику общественных порядков и нравов своего времени, с чем единогласно солидарны и профессиональные критики, и рядовые читатели. Метко, ярко, актуально, в точку.

Ну а что «Игра в кальмара»? Типичный продукт современного кинематографа, который создан в попытке заработать на общественных настроениях, моде и вкусах. Подобных сериалов и фильмов выпускаются на Западе сотни каждый год, ничего в нём нет ни глубокого, ни примечательного, ни сверхкритического.

Вообще, в среде интеллигенции есть своего рода олимпийская дисциплина — выискивать причины чрезвычайной популярности тех или иных продуктов массовой культуры. Почему, например, «Битлз», Э. Пресли, Мадонна и десятки других «звёзд» обрели ореол музыкальных богов, хотя качество их творчества не превышает уровень многих «одноклассников»? Почему «Симпсоны» и «Форрест Гамп» стали символами эпохи, хотя содержательно мало чего из себя представляют? Сотни писателей, аналитиков, культуроведов изгаляются над логикой и здравым смыслом, выискивая причины взлёта популярности культовых исполнителей и культовых произведений. Вот и с «Игрой в кальмара» подобная ситуация.

Задора ситуации придаёт также то, что южнокорейский капитализм действительно имеет по-азиатски звериный оскал: 68-часовая рабочая неделя (в 2018 году формально осуществлён переход к 40-часовой, но не на практике), чудовищные масштабы поляризации общества, как и безработицы, коррупции и кастовости. Действительно замечательный плюс внезапной популярности сериала состоит в том, что западный обыватель наконец-то узнал что-то о Южной Корее, кроме антикоммунистических пропагандистских штампов, направленных против КНДР.

Великие произведения искусства объективно отличаются от остальных вовсе не популярностью, а тем, что отражают, с присущим их авторам художественным мастерством, объективную социальную действительность. И не в смысле грубого фотографичного реализма, а умело, ярко и образно вскрывая сущность тех или иных процессов. В этом смысле настоящее искусство родственно подлинной науке, а все великие художники — великие знатоки жизни.

Бывает и так, что великие произведения искусства оказываются обделены популярностью или даже не поняты современниками, однако история, особенно в веках, всегда расставляет всё по своим местам.

«Игра в кальмара» с художественной точки зрения неплохое в сравнении «со средней температурой по больнице» кино, честно заслужившее внимание зрителя, однако содержательно сериал совершенно посредственный и великим называться не может.

Взрывная популярность тех или иных явлений массовой культуры — явление в крайней степени стихийное, зависящее от множества зачастую случайных факторов. Но есть два обязательных условия: во-первых, продукция должна отвечать некоторым минимальным требованиям качества и вкусовым запросам публики, во-вторых, её необходимо агрессивно тиражировать. Капитаны индустрии развлечений это прекрасно знают, поэтому каждый раз пытаются угадать настроения читателей, зрителей, слушателей и проводят мощные рекламные кампании. Их цель — заработать денег на случайной популярности. Всё остальное — лишь побочный эффект.

Однако с «Игрой в кальмара» даже этого побочного эффекта со вскрытием тех или иных пороков общества нет. Его выдумывают журналисты, публицисты и критики. Нет в сериале никакой критики капитализма и конкуренции. Напротив, сплошная пропаганда цинизма рыночной жизни. Протагонист сериала — типичный тюфяк, алкаш и игроман, которого натужно сделали «моральным компасом» в искусственном мире «королевской битвы». Зритель скорее скажет, что показанные ему представители дна общества сами виноваты в своей судьбе.

Цинизма ситуации придаёт и то, что создатель сериала Дон Хек объяснял, что его герой — собирательный образ рабочих завода SsangYong, забастовку которых разогнали власти в 2009 году. По-моему, это форменное неуважение к корейскому рабочему классу.

В сериале нет ни борьбы, ни конструктивного начала, только безнадёга и повисшая в пустоте «гуманность» главного героя. Тоже, кстати, весьма сомнительная и больше сопряжённая со слабохарактерностью и страхами. Драматургия сериала, проработанность сюжета и диалоговая составляющая остались на уровне типичных голливудских поделок. Герои ведут себя, как всегда, тупо, нелогично и искусственно.

Главный посыл произведения, за который цепляются восторженные критики, — это то, что выживать в смертельной игре ради денег, в том числе убивая друг друга, оказывается более привлекательным, чем рыночное бытие с долгами, безработицей и несправедливостью. Сложно даже передать, насколько инфантилен и безнравственен этот посыл. Он вскрывает не ужасы капитализма, а ужасы пустодушия героев сериала и превратную идеологию их создателей. Это совершенно типичное для западной культуры представление, что пороки общества проистекают из порочной природы самих людей. Жажда денег, отсутствие адекватной оценки ситуации, отрицание борьбы за переустройство общества, которыми авторы наделили образы героев, вызывают только презрение к ним.

Можно ли назвать создателей сериала «Игра в кальмара» знатоками жизни и инженерами человеческих душ? Ради ответа на этот вопрос стоит его посмотреть хотя бы в перемотке. Однако думается, по просмотру читатель сделает больше выводов о тех журналистах и критиках, которые воспевают прогрессивный характер южнокорейской картины.

В действительности такие явления массовой культуры, как «Игра в кальмара», являются не критикой господствующих, прежде всего в западных обществах, порядков, а символом культурного и духовного загнивания общества. Западная культура и западное мышление настолько запутались в ценностных ориентирах, субъективных и объективных тенденциях общественного развития, в ворохе мифов и «повесток», что ничего, кроме уродливых чудовищ политической, экономической и художественной жизни, уже породить не способны. А Южная Корея здесь — лишь прилежная ученица Запада и агрессивный объект вестернизации.

Истина, которая высвечивается фактом взрывного роста популярности «Игры в кальмара», уже давно известна: в жизни людей в развитых странах Запада не осталось ничего, что бы соответствовало конструктивной стороне человеческой сущности.

В одной из своих последних речей В. В. Путин отметил, что текущая модель капитализма себя изживает. Думается, что Владимир Владимирович имел в виду, прежде всего, модель американского гегемонизма, однако это не мешает смотреть глубже. Последние десятилетия мы наблюдаем, что либеральная социальная модель, раздираемая противоречиями между людьми, между обществом и личностью, между человечеством и природными условиями, претерпевает трансформацию. Государство как институт, стоящий над обществом, вынужден всё более усиливаться, прежде всего, чтобы сглаживать дисбалансы рынка, формировать и направлять коллективную волю общества в более конструктивное русло. Притом легко заметить, что США, Британия и ЕС в других странах насаждают реформы и доктрины, максимально ослабляющие институт государства и суверенитета. Они, таким образом, ослабляют конкурентов в борьбе за гегемонию и подчинение.

Одной из центральных проблем общественного развития действительно является конкуренция, которую государство старается в отдельных сферах подавлять. В России и некоторых других странах в последние годы под давлением санкций, ковида, стихийных бедствий, техногенных катастроф и других обстоятельств происходит постепенный отказ от наиболее людоедских принципов рыночной экономики. Возрождается осознание того, что важнейшим элементом общественной жизни является сильное государство, которое не просто должно стоять на страже интересов народа, но и осуществлять руководство общественной жизнью с целью гармонизации отношений между людьми. Эта тенденция имеет положительную историческую практику и соответствует чаяниям народных масс.

А что предлагает западное мышление? Упиваться пороками капитализма и сокрушаться низменностью человеческой природы?

Анатолий Широкобородов

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here