Как быстро справиться с четвертой волной коронавируса — Российская газета

0
31

Страна переживает четвертую, самую мощную волну эпидемии COVID-19. Ситуация остается тяжелой, с пиковыми значениями заболеваемости и смертности. Какова ситуация в регионах России и других странах, как быстрее справиться с коронавирусом? Об этом корреспондент «Российской газеты» беседует с заместителем директора НМИЦ фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний Минздрава России Вадимом Тестовым.

В странах, где привито 80 процентов населения, заболеваемость снизилась и от COVID почти не умирают. Фото: Александр Рюмин/ ТАСС

В начале осени многие специалисты предупреждали, что нас ждет подъем коронавируса. Он случился, причем мощнее, чем в первые три волны. Была ли возможность это предотвратить?

Вадим Тестов: Да, подъем был ожидаемый. Можно ли было эту четвертую волну предупредить? Смягчить, во всяком случае, точно было можно. Если посмотреть мировой опыт, страны, которые вышли на 70-80 процентов вакцинации, таких проблем, как мы, не имеют. В числе этих стран Израиль, та же Аргентина, которая активно прививалась в числе прочих вакцин и нашим "Спутником V". В нашей стране, к сожалению, некоторые соотечественники активно отрицают необходимость вакцинации против коронавируса, не понимая ее роли и значения. Нокак раз прививка и создает специфическую иммунную защиту в оганизме человека, то есть такой иммунный ответ, который направлен на борьбу конкретно с коронавирусом.

Вадим Тестов: Они не понимают, что вакцинация позволяет организму человека начать продуцировать армию иммунных клеток, способных бороться именно с этим, конкретным возбудителем заболевания.

Не понимают, что вакцинация "знакомит" человеческий организм с "врагом" и обучает борьбе с ним, в результате чего при контакте с коронавирусом организм вакцинированного человека уже знает, как с этим вирусом бороться. Это позволяет предупредить развитие болезни или снизить ее тяжесть в тех случаях, когда в организм попадает значительное число вирусов. Кроме этого, необходимо понимать, что чем больше число вакцинированных в человеческом сообществе, тем меньше число больных, меньше резервуар инфекции и меньше вероятность заразиться здоровым гражданам. Поэтому высокий процент вакцинированных в государстве приводит к снижению уровня пандемии в стране.

В борьбе с COVID мир разделился на два лагеря: ряд стран, например Австралия, Новая Зеландия, тот же Китай избрали жесткий путь. Там как только появляется хотя бы один или два зараженных, тут же вводят полный локдаун. В Китае на днях тормознули два поезда и посадили на карантин всех находившихся там 800 человек только потому, что кто-то из пассажиров оказался в контакте с заболевшим. Другой путь — Швеция, где почти все было открыто. Расчет был на самодисциплину, а ограничения вводили точечно. Можно сказать, какой вариант работает лучше?

Вадим Тестов: Сейчас говорить об этом все еще сложно, пандемия продолжается. Но надо понимать: цена ошибочных решений слишком велика — сотни тысяч жизней.

В Австралии и Новой Зеландии свою роль сыграл географический фактор. Эти страны расположены далеко от густонаселенных мест земного шара. Им несложно изолироваться, и такая тактика вполне разумна. Контроль на входе, четкое выявление инфекционных случаев, срочная изоляция всех контактировавших с заболевшим, — таким путем они уже второй год удерживают заболеваемость на низком уровне.

Примерно так же действует Китай. Помните начало пандемии, самую первую вспышку в Ухане? Там просто закрыли город, все движение — людей, грузов — было только в одном направлении: извне внутрь. Назад никого не выпускали. Это классические карантинные меры, если происходит вспышка особо опасной инфекции.

Но для соблюдения таких жестких мер нужна мощная контролирующая система, нужны огромные ресурсы, в том числе и силовые. И нужен особый менталитет населения, готового принять эти правила: соблюдать правила изоляции, идти дружным строем прививаться.

Чем сильнее пропаганда необходимости вакцинации, тем громче выступают антипрививочники. Один из аргументов — эпидемия "испанки" закончилась за три года без всяких вакцинаций. Что можно на это возразить?

Вадим Тестов: Пандемия "испанки" действительно закончилась без вакцинации, поскольку тогда вакцины не было. Но какой ценой? Человечество потеряло, по разным оценкам, от 50 до 100 миллионов жизней, больше, чем в обеих мировых войнах.

Сейчас мир намного мобильнее, и если теоретически пойти по этому пути — пустить распространение вируса на самотек, не создавать никаких вакцин, не вводить социальные ограничения — тогда погибнут не 50 миллионов человек, или 100, а 500 миллионов или даже больше.

Если же ставить задачу сохранить население, тогда нужны и вакцины, и барьерные методы защиты.

Сейчас многие страны, включая Россию, ведут ревакцинацию. Зачем это нужно? И что, теперь нам придется прививаться каждые полгода?

Вадим Тестов: Коронавирусы — это большая группа вирусов, мы с ними живем давно и знаем, что иммунная защита после вызванного ими заболевания очень непродолжительна. Это принципиально отличает коронавирус от натуральной оспы, например. Там достаточно одной прививки, и иммунитет будет пожизненным. Это позволило, кстати, с помощью массовой вакцинации добиться элиминации, то есть полного исчезновения этого заболевания.

Но для вирусных инфекций — коронавирусов, гриппа — иммунитет формируется по-другому. При вакцинации от гриппа невозможно обеспечить стопроцентную защиту — это надо четко понимать, чтобы тут не было никаких спекуляций. Если же брать коронавирус, иммунная защита формируется только на ограниченный срок — в среднем 6 месяцев. Исследования подтвердили, что напряжение иммунитета к SARS-CoV-2 уже через полгода значительно снижается. Человек становится уязвимым к новым заражениям.

Пока пандемия не закончится, мы вынуждены ревакцинироваться каждые полгода, чтобы поддерживать высокий уровень защитных антител. Когда произойдет трансформация коронавируса в сезонное заболевание, схема проведения прививок изменится.

Тогда закономерный вопрос: какой вакциной лучше вакцинироваться повторно: той же, что и в первый раз, или можно другой?

Вадим Тестов: ВОЗ считает, что повторная вакцинация возможна и первичной вакциной, и другими вакцинами.

Уже второй год нам говорят: коронавирус станет обычной сезонной ОРВИ. Но пока та же "дельта" гораздо агрессивнее, чем исходный уханьский штамм. Пандемия вообще когда-нибудь закончится?

Вадим Тестов: Это не первая пандемия для человечества. Несомненно, и с коронавирусом человечество справится.

Если взять для сравнения "испанку", вызванную новым на тот момент штаммом гриппа, — острая фаза пандемии продолжалась три года. Потом были локальные вспышки, и где-то к 30-40-м годам прошлого века инфекция перешла на сезонный тип течения. Почему? Большинство людей переболело и сформировало иммунитет. Поэтому, несмотря на изменчивость вируса, сформировался и популяционный иммунитет. Дальнейшие эпидемии гриппа вызывались, как правило, мутировавшими штаммами, но проходили не так фатально, как "испанка".

Рассматривая эту модель применительно к нынешней ситуации, можно предположить, что, когда мы получим более стойкий популяционный иммунитет, мы адаптируемся и к этой инфекции. Это уже начинает происходить в странах, где привито большинство населения.

Но вакцинация все равно будет нужна?

Вадим Тестов: Вакцинация в ближайшие годы останется регулярной. Будет ли она ежегодной или раз в полгода, прогноз дать трудно.

Есть медики, которые утверждают: если коронавирусную инфекцию начать лечить сразу и правильно, то это не так опасно и можно не доводить до реанимации, ИВЛ и не будет летальных исходов. То есть это чуть ли не банальная ОРВИ. Где истина?

Вадим Тестов: Данные по тяжести течения COVID-19, накопленные за эти два года, показывают, что примерно 70-75 процентов случаев заболевания имеют легкое течение, примерно 15-20 процентов — среднетяжелое. И около 10 процентов, может, чуть меньше, — тяжелые случаи. Тяжесть определяется многими факторами. Одни люди более восприимчивы к вирусу, другие менее, кто-то в силу особенностей иммунной системы болеют легче, кто-то тяжелей. У кого-то есть сопутствующие заболевания, у кого-то нет. Имеет значение возраст больных, в первую очередь в связи с приобретением в течение жизни различных хронических заболеваний. Имеет значение и массивность заражения, сколько вирусных частиц получил организм при заражении.

В итоге мы видим, что около 10 процентов всех заболевших COVID-19 имеют весьма вероятный прогноз тяжелого течения и летального исхода. Поэтому вряд ли можно считать, что коронавирус — это банальная респираторная инфекция. Для значительного числа пациентов — это изначально потенциально смертельная инфекция.

Да, мы уже знаем, что вовремя начатое лечение — противовирусная терапия, применение гормонов, иммунобиологических препаратов — позволяет блокировать патологическую реакцию иммунной системы — одно из самых грозных проявлений заболевания. Антикоагулянты позволяют контролировать еще одну частую причину неблагоприятного исхода — тромбозы и тромбоэмболии.

Но все это предполагает сложное комбинированное лечение пациента. И то, что мы учимся справляться с COVID-19 лучше, чем раньше, вовсе не противоречит необходимости специфической профилактики, то есть вакцинации.

Вы коснулись схем лечения. Что в них появилось нового и что устарело?

Вадим Тестов: Прежде всего стало понятно, что применение антибиотиков в начале заболевания — это большая ошибка. Они нужны, когда присоединяется бактериальная инфекция. При этом на практике мы видим, что пациенты могут свободно купить антибиотики в аптеке и часто занимаются самолечением, что может спровоцировать ухудшение их состояния.

Второй момент. Изменилась противовирусная терапия — сейчас наконец появляются эффективные препараты уже с доказанной активностью в отношении именно коронавируса.

Изменились подходы к антикоагулянтной терапии. Мы понимаем, что она обязательна не только в тяжелых случаях, но и предотвращает осложнения при средней степени тяжести течения заболевания.

Уточняются другие компоненты лечения, например применение аутоиммунной плазмы эффективно, если проводится своевременно и по строгим показаниям.

Поскольку болезнь новая и постоянно поступают новые сведения, клинические рекомендации по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции обновляются каждые месяц — два. Сейчас действует 13-я версия, новая версия на выходе. Рекомендации строятся и на отечественном опыте, и во многом совпадают с рекомендациями ВОЗ, обобщающими данные по всем странам.

Вы много ездите по регионам, помогаете там организовывать помощь COVID-больным. Какова ситуация, какие основные проблемы вы видите?

Вадим Тестов: Когда мы говорим "помощь по ковиду организована нормально", надо понимать, что мы имеем в виду. Пандемия — это предельная нагрузка на систему здравоохранения. Госпитали перегружены пациентами. Амбулаторная служба по количеству выездов и принимаемых пациентов работает в разы интенсивнее, чем в обычное время.

Поэтому сейчас, если мы говорим о хорошо работающей системе, это значит, что у больных есть возможность дозвониться до медучреждения, получить обратную связь, дождаться врача на дому, получить обследование, лекарства, при необходимости — специализированную койку в больнице, интенсивную терапию, кислород. Ситуация в регионах различается, и она все время меняется в зависимости от эпидемиологической ситуации. На пике заболеваемости приходится задействовать все резервы. В этот период все медицинские структуры, все медицинские работники работают фактически за пределом возможностей. И не стоит ожидать, что к вам немедленно приедет бригада "скорой помощи" или за час-два неотложная помощь и не придется ждать, допустим, проведения компьютерной томографии, а при необходимости госпитализации, вам будет предоставлена отдельная палата со всеми удобствами и индивидуальный пост медицинских работников. Да, могут быть задержки, приходиться ждать, но главное, чтобы эта помощь оказывалась. Задачей органов управления здравоохранением в это время является постоянный мониторинг работы медицинских организаций и подразделений и оперативное перераспределение и наращивание сил и средств в "захлебывающих" подразделениях. Например, быстрое увеличение числа выездных бригад или развертывание новых коек для лечения COVID-19.

В межпиковый период, когда заболеваемость идет на снижение, надо иметь возможность быстро перегруппировать силы, своевременно вернуться к оказанию плановой медицинской помощи. Это и есть нормальная организация медицинской помощи в условиях пандемии .

Так действуют во всех регионах. Я только что вернулся из Оренбургской области. Там третья-четвертая волны пандемии фактически слились воедино, практически четыре месяца сохраняется пиковый уровень заболеваемости. Очень тяжело. Но по сравнению с тем, что было раньше, сейчас пациенты могут достаточно быстро дозвониться до "скорой". Пациенты госпитализируются, кому это необходимо. Несмотря на проблемы, в целом стационары обеспечены кислородом.

Какова роль иммунитета в защите от коронавируса? Есть ли возможность сейчас, в неприятное предзимнее время, дополнительно поддержать иммунную систему?

Вадим Тестов: Ничего принципиально нового я не скажу. Важен здоровый образ жизни — физкультура, прогулки на свежем воздухе. Это всегда хорошо стимулирует защитные реакции организма, улучшает эмоциональное состояние, а значит, и иммунную систему. Но в помещениях спортивных залов нужно быть осторожнее, ведь в маске вы не будете тренироваться. В зале должна быть мощная вытяжная вентиляция, должны стоять обеззараживающие приборы, соблюдаться социальная дистанция.

В первый год пандемии мы увлекались домашними средствами: чеснок, имбирь, лимоны. Помните, расхватали витамин D, одно время его очень трудно было найти в аптеке. Все эти средства в целом не вредят, но и особой помощи в работе иммунной системы от них нет. Так что повторю еще раз: добиться коллективного иммунитета и остановить эпидемию можно только общеизвестными, многократно проверенными и доказавшими эффективность средствами: с помощью массовых прививок и с применением средств респираторной защиты, максимально ограничивая контакты с другими людьми.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here