До сознания американцев смогла достучаться только «Царь-бомба»

0
28

От успешного испытания первой в мире атомной бомбы на полигоне Аламогордо в штате Нью-Мексико (США) 16 июля 1945 года до первого практического применения ядерного оружия 6 августа над Хиросимой (Япония) прошло всего три недели. А три дня спустя адское пламя испепелило и другой японский город – Нагасаки.

Является совершенно очевидным, что никакой военной необходимости в применении супербомб не было. Япония и без того уже была обречена на поражение, склонялась к капитуляции, решающими аргументами к чему послужили вступление СССР в войну с ней, успешные действия Красной армии на Дальнем Востоке и Восточной Азии, в частности блистательно проведённая Манчжурская наступательная операция («Августовский шторм»). Токио был почти полностью разрушен американскими бомбардировками и буквально завален трупами; градус ужаса в обществе от сообщений об уничтожении ещё двух относительно небольших городов страны, пусть и таким варварским способом, повышен быть не мог. «Широкая общественность» Японии действительно узнала о трагедии много позже, уже после окончания войны.


Токио после американских бомбардировок. Фото Исикава Кёё, сделанное около 10 марта 1945 года
Вид погибающих в атомном пламени японских городов предназначался, по мнению абсолютного большинства современных историков и аналитиков, для одного-единственного зрителя: советского лидера Иосифа Сталина, и с одной-единственной целью – запугать СССР американской военной мощью. На атомные испытания США, которые большей частью переместились на тихоокеанские атоллы Бикини и Эниветок, невзирая на опущенный «железный занавес», приглашались советские представители: воочию убедиться и донести. Но страху русским американцам нагнать так и не удалось.

Последующие 15 лет (1946–1961 годы) стали самым «творческим» временем в жизни американского военного ведомства. По мере накопления ядерных арсеналов США там создавались всё новые и новые планы атомных бомбардировок СССР. Отрабатывались безумные, если посмотреть в их суть, варианты «ограниченного» применения ядерного оружия, «тактических» атомных «бэкхэндов», «локальных войн» с использованием ядерных бомб, торпед или мин. «Стратеги» Пентагона априори отказывались понимать особенности этого вида вооружений, которые, будучи задействованными, станут сжигать планету до конца.


Один из планов ядерной бомбардировки СССР («Дропшот»). Оптимальное количество бомб, необходимых для проведения данной операции, составляло 466 штук
Осознавая тем не менее, что Советский Союз – это не Япония образца 1945 года, американцы готовились пережить ответный удар. Популярные ролики в кино и на телевидении, брошюры и комиксы разъясняли, как в случае объявления atomic alarm прятаться под стол, в канаву или подвал. Ухватив жилку, бизнесмены наладили торговлю индивидуальными бомбоубежищами на любой карман: от скромных «капсул», где можно было отсидеться денёк-другой, до подземных дворцов с огромными запасами пищи, воздуха и воды.

Авантюрными настроениями американского военно-политического истеблишмента, к счастью, никоим образом не заразилось советское правительство и военное командование, панические настроения никак не затронули гражданское общество в СССР. Угрозу чувствовали. Бомбоубежища, наследие минувшей войны, содержались в порядке. Закладывались (при строительстве заводов, жилых кварталов) и новые. Укреплялась созданная в Союзе ССР ещё 4 октября 1932 года система гражданской обороны, прекрасно зарекомендовавшая себя в 1941–1945 годах. Однако центр тяжести противостояния новой опасности был не здесь.

Советский Союз достаточно быстро и весьма благополучно ликвидировал своё отставание в области обладания ядерным оружием: 29 августа 1949 года произошло успешное испытание первой советской атомной бомбы РДС-1 мощностью 22 килотонны (сопоставимо со сброшенной американцами на Хиросиму), 12 августа 1953 года «родилась» первая советская водородная бомба РДС-6с, да к тому же лучше американской: термоядерная «бомба» янки имела высоту в трёхэтажный дом, и лишь потом «ужалась» до транспортируемых размеров. Советское же изделие с самого начала легко укладывалось в бомболюк самолёта Ту-16.

Темпы советских разработок повергли американцев в шок: они всерьёз рассчитывали минимум лет десять монопольно обладать атомным оружием и вдвое больше – водородным. Следует добавить, что к моменту рождения РДС-6с уже стал на крыло Ту-95 – тяжёлый бомбардировщик и ракетоносец дальностью действия 15 тысяч километров. Америка стала ближе.


Руководитель советского атомного проекта И.В. Курчатов, конструкторы А.Н. Туполев и С.П. Королёв, обеспечившие надёжную доставку ядерной бомбы или боеголовки заокеанскому получателю
Изумляла американцев также знаменитая королёвская Р-7, имевшая головную часть массой 3 тонны: 21 августа 1957 года она доставила боеголовку на межконтинентальную дальность, шесть недель спустя вывела на орбиту первый в мире искусственный спутник Земли, а 15 мая 1958 года – «Спутник-3», весом с автомобиль «Волга». Модификация этой ракеты 12 апреля 1961 года вывела на орбиту корабль «Восток-1» с первым космонавтом планеты Юрием Гагариным, четыре месяца спустя – «Восток-2» с Германом Титовым. Что в реальности летает у них над головой, американцы толком не понимали и паниковали от того сильно.

Верно, что в это время США имели ядерных бомб на порядок больше, чем СССР, и около 4 тысяч разместили с перепугу в Европе. Располагали бо́льшим парком стратегических бомбардировщиков Боинг Б-52 (дальность аналогична Ту-95, практический потолок на 5 км выше и составляет 16 765 метров), но в упомянутом 1961 году в СССР на реактивном самолёте Е-66 лётчик Г.К. Мосолов 28 апреля достиг высоты 34 200 метров, поставив абсолютный мировой рекорд высоты полёта и доказав, что стратосферные высоты Советским Союзом покоряемы тоже. А принятый на вооружение 11 декабря 1957 года советский комплекс С-75 «Двина» поражал цели на высоте до 35 километров, куда американскому бомбардировщику было даже не добраться.

Ситуация к началу 1960-х возникла патовая, что прекрасно комедийно обыграл Стенли Кубрик в своём фильме «Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу». Обстановку довели до абсурда Гарри Трумэн и Дуайт Эйзенхауэр, последовательно занимавшие президентский пост США в эти 15 лет. Первый – отдавший преступный приказ о бомбардировке Японии, опустивший «железный занавес» и развязавший истерию «охоты на ведьм». Второй – просто плохой президент, получившийся из хорошего генерала.


Президенты Гарри Трумэн и Дуайт Эйзенхауэр, полтора десятилетия взвинчивавшие градус атомного противостояния США с СССР, и Джон Кеннеди, сумевший разорвать порочный круг вражды (на фото слева направо)
В продолжение этого 15-летия Советский Союз, используя дипломатические каналы и трибуну ООН постоянно инициировал мирные предложения, выступал за разрядку международной напряжённости и разоружение. Они неизменно отвергались, поскольку воспринимались как проявление слабости, как боязнь столкновения с Западом, военная мощь которого якобы росла. Возможность перемен забрезжила, когда к власти в Белом доме пришла команда молодого демократа Джона Кеннеди (20 января 1961 года).

Логично предположить, что к впечатляющему списку советских достижений нужно было приложить весомый козырь, дабы сделать переговорные позиции СССР ещё сильнее. Таковым и стало испытание «изделия АН602» (самой мощной в истории человечества чистой водородной бомбы) на ядерном полигоне «Сухой Нос» (остров Новая Земля), успешно состоявшееся 30 октября 1961 года. Измеренная мощность взрыва составила 58,6 мегатонны в тротиловом эквиваленте (то есть 58,6 миллиона тонн, около 100 тысяч железнодорожных вагонов обыкновенной взрывчатки. Или трёх тысяч бомб, взорванных в Хиросиме, сдетонировавших единовременно).

Испытания наглядно продемонстрировали, что рассуждения американцев об «ограниченном ядерном конфликте» – чушь собачья. Пентагон рассматривал в Москве порядка 170 целей для такой бомбардировки, в Ленинграде – около 150, и так далее. «Царь-бомб» (а их мощность могла быть увеличена вчетверо) требовалось для уничтожения США всего четыре, максимум пять. Тщетны были всякие надежды выжить в подобном катаклизме не только на поверхности, но и в недрах земли: все входы в бомбоубежища и метро были бы попросту намертво «запаяны» силой взрыва.


Советская «Царь-бомба» (она же «Кузькина мать), испытательный взрыв которой круто изменил ход мировой истории
Реакция на советское военно-научное мероприятие оказалась на удивление быстрой: всего три недели спустя, 24 ноября 1961 года (событию 60 лет), Генеральная Ассамблея ООН в Нью-Йорке – организация, на тот момент подмятая США под себя, тем не менее приняла Декларацию о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия: документ удивительный, если внимательно его читать.

В тексте следует напоминание о том, что «применение оружия массового уничтожения, причиняющего людям ненужные страдания, в прошлом запрещалось, как противоречащее законам человечности и принципам международного права, такими международными декларациями и обязательными соглашениями, как Санкт-Петербургская Декларация 1868 года, Декларация Брюссельской конференции 1874 года, Конвенции Гаагских мирных конференций 1899 года и 1907 года и Женевский протокол 1925 года, в которых большинство государств всё еще участвует».

Но ведь Санкт-Петербургская декларация 1868 года была принята на конференции европейских держав, созванной по инициативе правительства Российской империи. Брюссельскую конференцию 1874 года инициировала опять-таки Россия. Гаагские мирные конференции 1899 года и 1907 года – прямая инициатива императора Николая II. Женевский протокол 1925 года (о запрещении применения на войне удушающих, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств) был составлен при участии России, уже советской, подписан и ратифицирован ею (в отличие, к примеру, от США, обусловивших своё участие многочисленными оговорками).


Лорд Солсбери продолжает готовить Джона Булла (национальное олицетворение Великобритании) к войне, несмотря на попытки императора Николая II (России). Политическая карикатура Дж. М. Стэнифорта на события, предшествовавшие Гаагской конференции 1899 г.
Получалось (и было засвидетельствовано документом), что Россия уже без малого сто лет, со времён императора Александра II Освободителя, ведёт неустанную борьбу за гуманные методы ведения войны, запрещение варварских средств (начиная от разрывных пуль и вот теперь до ядерного оружия). И про «ленинскую миролюбивую политику» – тоже правда.

Испытательный взрыв «Царь-бомбы» повлёк за собой цепную реакцию миротворческих инициатив: подписание уполномоченными представителями США, Англии и СССР в Москве 5 августа 1963 года, в канун 18-й годовщины печально знаменитой бомбардировки Хиросимы, договора о запрещении испытаний ядерного оружия в трёх средах: атмосфере, космическом пространстве и под водой.

Далее его завизировали лидеры трёх стран: президент Джон Кеннеди, премьер-министр Великобритании Гарольд Макмиллан, Первый секретарь ЦК КПСС и Председатель Совета Министров СССР Никита Хрущёв. Два месяца спустя, 10 октября 1963 года, договор вступил в силу.


Подписание Договора о нераспространении ядерного оружия 1969 года уполномоченными представителями СССР и США
А в восьмую годовщину принятия упомянутой Декларации ООН о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия, аккурат 24 ноября 1969 года, СССР и США синхронно ратифицировали новый документ: Договор о нераспространении ядерного оружия.

В настоящее время к этому договору присоединились в качестве стран-участниц свыше 170 государств, которые 11 мая 1995 года договорились продлить действие договора на неопределённый срок без каких-либо дополнительных условий. До сих пор к нему не присоединились Израиль, Индия, КНДР, Пакистан и Южный Судан.

Но слабым звеном в этой системе коллективной ядерной безопасности являются не они, а первообладатель атомного оружия – Соединённые Штаты Америки. Дело даже не в том, что у действующего президента этой страны может внезапно «пропасть» ядерный чемоданчик, как это уже случилось с Трампом. Проблема в нынешнем беспричинном нагнетании антироссийской истерии (точь-в-точь как это было во времена Трумэна и Эйзенхауэра). Ибо дрожащий палец злобного истерика, лежащий на красной кнопке, – очень большая угроза миру.

Заглавная иллюстрация: зал заседаний Генеральной Ассамблеи ООН, где 60 лет тому назад была принята историческая Декларация о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия

Тихомир ПАВЛОВ

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here