Кухня Родины. Первые советские столовые приютили поэтов и художников Серебряного века — Российская газета

0
26

Своеобразные профсоюзы для творческой интеллигенции — Дом литераторов и Дом искусств — были созданы сразу после Октябрьской революции. Вокруг них сосредоточилась вся культурная жизнь Петрограда. Но не только культурная. В общежитиях расселили выдающихся поэтов, писателей и художников Серебряного века. Здесь же они и «харчевались» в столовых.

Дом литераторов на улице Бассейной, д. 11.

Дом литераторов: мороженая картошка для Блока

Дом литераторов был открыт 1 декабря 1918 года на улице Бассейной, д. 11 (сегодня ул. Некрасова). Под его нужды отдали опустевший особняк вдовы действительного статского советника Ольги Кушелевой. По словам литературного и театрального критика Александра Амфитеатрова, дом "возник очень просто и скромно, как заурядная "столовка", в которой выдавался обед, несколько лучший, чем в советских "столовках", за чуточку большую плату. Тогда советское кормление не было еще бесплатным". А поэт Георгий Иванов посвятил особняку ряд не комплиментарных строчек: "Помещение… было безобразное и неудобное. Залы, обитые вылинявшим штофом, дрянные огромные картины по стенам. Мебели было мало — тоже плохой и роскошной. Зато при доме был прекрасный старый сад".

Комитет Дома, который возглавил литературовед Нестор Котляревский, занимался исключительно бытовыми вопросами: организацией теплой читальни, рабочих комнат и, прежде всего, столовой. Со временем количество питающихся в ней возросло до 500 человек, среди которых "столовались" Александр Грин, Владислав Ходасевич, Анна Ахматова. "Хожу сюда каждый день, как лошадь в стойло", — говорил Николай Гумилев. Александр Блок часами простаивал здесь в очередях за мороженой картошкой.

Поэтесса Ирина Одоевцева в автобиографической книге "На берегах Невы" описывает случай в столовой, куда она ежедневно приходила за пшенной кашей — пшенка была и завтраком, и обедом, и ужином. Однажды Одоевцева попросила Мандельштама "похвоститься" за нее, но голодный поэт не только получил паек коллеги, но и успел его съесть. Одоевцева вспоминает свое состояние, близкое к отчаянию: "Я чувствую, что у меня начинает щекотать в носу… я… плачу оттого, что съели мою кашу!"

Кстати, именно пшенная каша с растительным маслом, селедкой или моржатиной была "фирменным" блюдом столовой Дома литераторов. И она спасла от голода целый пласт отечественной культуры.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here