Блестящий результат «безумного сдерживания» России и Китая. Пётр Акопов

0
17

Прошла всего неделя после долгожданного для американцев онлайн-саммита Джо Байдена и Си Цзиньпина, и Вашингтон подтвердил своё умение держать слово: на «саммит за демократию» приглашён Тайвань.

Да, все понимают, что предстоящее через две недели мероприятие задумано администрацией Байдена как антикитайское и антироссийское, но приглашение Тайваня выглядит как явный перебор даже для этой (причем заведомо ущербной для самих Штатов) затеи. Зачем дополнительно раздражать Пекин, зачем так открыто демонстрировать ему свою двуличность? Ведь только на прошлой неделе Байден подтвердил Си американскую приверженность принципу «одного Китая», который является фундаментом для американо-китайских отношений как таковых. Этот принцип подразумевает, что Штаты не поддерживают официальных контактов с властями Тайваня и уж на «саммите за демократию», к участию в котором США пригласили 110 стран мира (то есть чуть больше половины существующих), вполне можно было обойтись без непризнанного государства, отколовшейся провинции, воссоединение с которой Китай считает неизбежным. Но в Вашингтоне, похоже, решили не мелочиться: раз все и так понимают, что саммит антикитайский, давайте позовем Тайвань, пускай в Пекине убедятся, как жестко мы настроены.

Это, конечно, хуже ошибки — это очевидная глупость. Которая подтверждает сказанное буквально на днях бывшим госсекретарем США Генри Киссинджером, что у Байдена есть серьезная проблема в отношении Пекина:

«Все хотят быть китайскими ястребами. Все полагают, что Китай полон решимости доминировать в мире и что это его основная цель».

Все — это большая часть американского истеблишмента, чье отношение к Китаю 98-летний патриарх американской геополитики, в свое время восстановивший (по инициативе Никсона) отношения двух стран, явно не разделяет. В вышедшем в воскресенье на CNN интервью Киссинджер подчеркивает, что «определенное противодействие необходимо, когда под атакой оказываются фундаментальные американские ценности (без этой оговорки уже просто невозможно быть услышанным в США), но это не обязательно должно автоматически вести к противостоянию»:

«Байден начал движение в несколько ином направлении, сводящемся к тому, чтобы не уступать Китаю, и стараясь при этом выйти на уровень, на котором мы можем разговаривать. Наша главная цель — избежать конфронтации».
Когда Киссинджер хвалил Байдена, он наверняка уже знал о приглашении Тайваня, но все равно подчеркивал конструктивный настрой нынешнего президента. Потому что для Киссинджера важно, чтобы в Пекине услышали его слова: не волнуйтесь, Байден не сделал выбор в пользу жесткой конфронтации, он, как и я, не хочет американо-китайского конфликта:

«Сложность любого конфликта заключается не в том, чтобы начать его, а в том, чтобы знать, как положить ему конец. Опасность исключительно военного противостояния кроется в том, что оно обернется конфликтом, который трудно будет прекратить».
Понятно, что само по себе приглашение Тайваня на «саммит демократий» не знаменует собой ни отказ Байдена от попыток выстроить диалог с Си, ни тем более курс США на военную конфронтацию с КНР, но оно очень хорошо демонстрирует уровень непонимания американскими элитами правил поведения с китайцами.

В Вашингтоне считают, что можно в глаза говорить Пекину о «одном Китае» и тут же демонстративно нарушать этот принцип и подобная манера не приведет ни к чему, кроме раздражения у китайского руководства, которое все равно будет вынуждено продолжать переговоры с американцами. Вариант, при котором китайцам просто надоест подобная наглость и они прервут контакты как таковые, даже не рассматривается байденовской администрацией — и очень зря. Американцам стоит вспомнить историю отношений двух стран, тот же Киссинджер может рассказать много интересного о том, как долго администрация Никсона искала возможность установления контактов с китайским руководством (и это при том, что Мао тогда было выгодно восстановить связи с США).

Тот же Киссинджер в другом своем недавнем выступлении дал высокую оценку онлайн-саммита Байдена и Си: это «хороший старт, за которым должны последовать предметные дискуссии, которые приведут к тем направлениям, указанным лидерами во время виртуального саммита». И вообще мы «должны двигаться к модели, при которой споры взаимно смягчаются, обе стороны понимают невозможность выявления победителя без риска уничтожения человечества». Это очень похоже на то, что говорилось в начале разрядки о советско-американских отношениях, у нас ее еще называли «мирным сосуществованием». Разрядка, кстати, тоже началась при Киссинджере, но и закончилась спустя всего три года после его ухода из власти.

Однако тут важно другое. Киссинджер заявил, что американо-китайские отношения сейчас на распутье: они проходят «через горный перевал, находясь рядом с обрывом, откуда можно двигаться в разных направлениях».

Или все сорвется в пропасть открытой конфронтации, или две державы выйдут к той самой модели сосуществования, о которой говорилось выше. Красивая метафора с перевалом, только Вашингтон сам делает все для того, чтобы убедить Пекин в давно уже сделанном выборе американцев.

В тот же день, когда стало известно о приглашении Тайваня, состоялись онлайн-переговоры китайского и российского министров обороны. Публичной стала лишь небольшая их часть, но и этого было достаточно, чтобы понять настрой Вэй Фэнхэ:

«Только что товарищ министр сказал про военные угрозы, давление и сдерживание со стороны США против Российской Федерации. США также предпринимают такие действия и против Китая. Я полностью согласен с Вашими оценками. Я также поддерживаю Ваше видение военной угрозы для наших стран со стороны Соединенных Штатов Америки».

Москва и Пекин открыто говорят об общей военной угрозе, окончательно превращая «треугольник Киссинджера» в прямую линию, на одном конце которой Вашингтон, а на другом — русские и китайцы. Но генерал-полковник НОАК на этом не остановился:

«Мы отмечаем огромное плодотворное сотрудничество во всех областях. Особенно стоя перед лицом безумного сдерживания и давления со стороны США, Китай и Россия сплочены вместе, как великая гора. Наша дружба нерушимая. Мы вместе противодействовали гегемонии со стороны США и выступаем против фальшивого демократического режима США и фальшивого мультикультурализма, а также новых проявлений холодной войны в новой форме. И таким образом мы показали наши взаимоотношения лучше, чем союзнические».
Вот и косвенный ответ Киссинджеру: все те же горы, с которыми сравниваются отношения двух стран. Бывший госсекретарь видит угрозу обрушения двухсторонних связей, но надеется, что они не скатятся в обрыв, а выйдут через горный перевал на новую дорогу, а китайский министр говорит о том, что американцы своим «безумным сдерживанием» уже сделали все, чтобы укрепить великую гору российско-китайского союза.

Под «безумным» в данном случае подразумевается не столько сила, сколько отсутствие ума.

Пётр Акопов

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here