Украина станет Россией благодаря Майдану

0
24

Украина отметила годовщину Майдана. Ну как Украина – праздновала только государственная власть и майданные активисты, за семь лет умудрившиеся не понять, что именно Майдан уничтожил украинское государство и разорил народ. Сегодня даже те, кто яростнее всех в центре Киева швырялись «коктейлями Молотова», кто приносил «протестующим» бутерброды и горячий чай, не могут выдавить из себя ничего вразумительного, когда их спрашивают о плодах и итогах Майдана. А ведь Святое Писание говорит, что дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь…

Многие жители России и Донбасса удивляются — как население Украины могло стать таким? Как могут называть себя бандеровцами внуки воинов, сокрушивших нацистскую Германию? Как Ивановы-Петровы-Сидоровы, родители которых относительно недавно приехали из Российской Федерации, могут выкрикивать «москалив на ножи»? Как, в конце концов, сотрудники украинского «Беркута», в которых стреляли «неизвестные снайперы» Пашинского и Саакашвили, правоохранители, которых забивали цепями майдановцы, могли потом согласиться идти служить в «АТО»?


Сотрудники правоохранительных органов на площади Независимости в Киеве, где происходят столкновения митингующих и сотрудников милиции
Не массовое ли это помешательство – то, что случилось с Украиной в последние годы? Как из нормальных людей получилось кастрюлеголовое стадо? Которое, буквально надев кастрюли на головы, подобно стае бандерлогов перед удавом Каа, внимало дегенератам и шизофреникам, вылезшим на сцену Майдана? Я вам расскажу.

Допустим, есть совершенно аполитичная (и русскоязычная) девочка, которую никогда не интересовали вопросы политики, национализма и так далее. Которая никогда не страдала русофобией. Девочка – старшеклассница, училась в колледже или на младших курсах какого-нибудь университета. Зато она знала какого-нибудь массовика-затейника, который у нее в универе организовывал дискотеки, фестивали или квесты. Ну как знала – просто подписана на него в соцсетях и воспринимала его позитивно.

И тут где-то там начинается какой-то там майдан. Какая-то «евроассоциация» непонятная. В общем, Майдан едва собирает до тысячи митингующих от всех (!) оппозиционных партий. Огромным успехом считается, если им на один митинг удается собрать несколько тысяч. Со всей Украины.

И вот внезапно происходит так называемое «избиение студентов». Избиение странное, неспровоцированное. По какой-то непонятной команде. Да и студентов-то, собственно, среди избитых почти нет – всем избитым за 30. Но мальчики-организаторы в универах и колледжах быстренько распространяют в соцсетях слезливые сообщения об «избитых студентах» и призывают девочек обязательно высказать протест. Потому что эти мальчики давно и плотно сотрудничают с грантовыми организациями, в рамках работы которых они проводили все эти такие легкие и веселые мероприятия.

И вот эти мальчики, и эти девочки, и многие их друзья и знакомые по соцсетям уже идут на митинг, сопереживая «избитым студентам». Они еще аполитичные. Пока не дошли. А когда дойдут, то уже будут за компанию скандировать нацистские лозунги. Потому что на митинге будут как бы «все свои» и захочется быть своими для всех тоже. А потом будет весело и попрыгать под «кто не скачет, тот москаль». Появятся новые знакомые, и мальчики, и девочки подпишутся на новые группы в соцсетях, которые уже будут политизированы. И они станут репостить записи этих групп, вовлекая в политику своих знакомых. Кроме тех, кто будет крутить пальцем у виска. Но здравый голос девочки и мальчики уже не услышат. Они уже психологически будут в секте. Где есть свои – такие добрые и прекрасные, «светлые эльфы», и чужие – злобные орки. Колорады. Сепары. Вата.


Сторонник оппозиции с огнестрельным оружием во время беспорядков в центре города
Именно так работает технология Майдана. Потому что Майдан – это именно технология. И я сейчас даже не о том, что в первый же день «откуда ни возьмись» возникли и центнеры агитационных брошюр, и флаги с транспарантами, и биотуалеты. И огромная дорогая сцена с мощной звуковой аппаратурой и постоянными видеотрансляциями.

Но главное – не это. Главное – это готовность части элиты предать действующую власть и организовать поводы для массового протеста. Вроде «зверского избиения студентов». Предоставить возможности для захвата административных зданий. И всячески попустительствовать боевикам мятежников.

Майдан бы несколько раз рассосался сам по себе. Часто на нем оставалось несколько десятков «майданарбайтеров» – вахтовиков, приехавших с Западной Украины. Студентов львовского Украинского католического университета, ставшего организатором протестов. Но всякий раз находился какой-то повод подхлестнуть протестные настроения. Чистой воды технология. Закончилось все, как известно, стрельбой «неизвестных снайперов», завезенных на майдан Турчиновым, Пашинским и Саакашвили. Бегством президента Януковича. И началом гражданской войны на Украине.

На фоне Майдана, кстати, протесты «Русской весны» были намного более осмысленными. Туда никто никого не гнал, не свозил, и туда редко приходили «за компанию». Там было меньше участников, но они были идейнее и сплоченнее. И вели себя спокойнее, без надрыва. Чтобы участвовать в «Русской весне», нужно было четко ощутить себя Русским. И быть готовым бороться за это. Именно поэтому с теми, кто был лидерами митингов «Русской весны» в Харькове, Одессе, Днепропетровске и Запорожье и не успел уйти в Россию или в Донбасс, новая украинская власть так безжалостно расправлялась и расправляется до сих пор. Потому что «Русская весна», в отличие от Майдана, не была политической технологией. И, в отличие от Майдана, не была инспирирована из-за рубежа. Российское руководство лишь реагировало на нее. Везде, кроме Крыма, с большим запозданием.

Интересно, кстати, что даже проправительственные и прозападные украинские каналы, устроив в годовщину Майдана «марафон» воспоминаний его участников, не смогли добиться от них вразумительного ответа, чего же они добились в результате! Ведь налицо только падение уровня жизни, рост цен на жизненно важные продукты и коммунальные услуги. Гражданская война и уход Крыма и Донбасса. Единственное, что могли выдавить из себя радостные участники Майдана, – это то, что «они не стали Россией».

Дураки. Без Майдана они и не стали бы Россией. До 2014 года я был госслужащим, сотрудником центральных органов исполнительной власти. И я совершенно точно могу сказать, что Украина до 2014 года не была Россией. Как бы мне, русофилу и стороннику максимального сближения Украины и России, этого бы тогда ни хотелось. Власти же России полностью устраивал внеблоковый статус Украины, функционирование русского языка (даже в ограниченном варианте закона Колесниченко-Кивалова). Отсутствие репрессий против Православной церкви и продление аренды базы Черноморского Флота в Севастополе. Что бы сегодня ни говорили украинские пропагандисты, Российская Федерация не собиралась интегрировать Украину в свой состав. Крым присоединили потому, что не хотели, чтобы там была натовская база. Донбасс поддержали, потому что там русские люди, с оружием в руках, отстояли свои права.

А вот теперь, когда Украину вконец развалит ее собственное руководство, России придется ее присоединить. Пусть далеко не сразу и по частям. История циклична. И любой период руины на этой земле заканчивается вхождением в состав России. В той или иной форме. Так что, благодаря Майдану, Украина таки станет Россией!

Алексей Селиванов

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here