Научный флот Украины: европейский секонд-хенд вместо уничтоженных советских кораблей

0
61

Одной из осенних украинских «перемог» стало прибытие в Одессу двух антикварных научных кораблей. Посмотреть на них, а заодно и сделать себе рекламу приехал Владимир Зеленский. Официально мероприятие носило название «Конгресс местных и региональных властей», во время которого президент Украины, как сказано в официальном сообщении, «поставил задачу разработать программу возрождения научно-исследовательского флота Украины, которая будет включать в себя строительство 36 научных судов». Однако в реальности таких кораблей раз–два и обчёлся. Причём буквально.

Первая «перемога» – это прибытие на Одесский морской вокзал британского ледокола James Clark Ross. Украинские СМИ вопят в остром приступе восхищения: Украина купила мощный ледокол за символическую сумму. Это они про 5 млн. долларов. Такие ли это «символические» деньги для самой бедной страны Европы? Британцы сначала оценили его в $10 млн, но отдали за полцены. В чём причина этого аттракциона неслыханной щедрости? Во-первых, стоимость адекватна возрасту ледокола: он был спущен на воду в 1990 году и активно использовался. К тому же взамен явно устаревшего ледокола Великобритания построила новый – RRS Sir David Attenborough. И он уже прибыл в Лондон на стоянку у Гринвича для демонстрации публике. Следовательно, необходимо было срочно куда-то пристроить ветерана. Вот и решили продать James Clark Ross Украине.


Ледокол James Clark Ross
Та купила британца для обслуживания украинской антарктической станции «Академик Вернадский». Её старое название «Фарадей, и до 1996 года она тоже была британской. Отличительной чертой этой станции является отсутствие взлётно-посадочной полосы, поэтому британцы сочли её дальнейшую эксплуатацию невыгодной. Причём настолько, что практически подарили её Украине за символический 1 фунт стерлингов. За ледокол пришлось заплатить уже реальные деньги. Добавим, что неизвестна сумма не только эксплуатации, но и оснащения судна. Но, судя по всему, свидомые амбиции дороже.

Более чем интересно, что под станцию «Академик Вернадский» на Украине был создан Национальный антарктический научный центр, который возглавляет некто Евгений Дикий. Известен он не научными открытиями, а активным участием в евромайдане и войне с Донбассом в рамках так называемой АТО, в самые кровавые годы. Он тоже приехал в Одессу принимать британский ледокол, который уже переименовали в «Ноосферу». И сходу заявил о неких «арктических амбициях Украины». Но, может, просто перепутал Арктику с Антарктикой?

Между тем Украина ещё относительно недавно обладала научным флотом океанского класса с кораблями ледокольного типа. Принадлежали они Украинскому научному центру экологии моря (УкрНЦЭМ). При СССР он назывался Государственным океанографическим институтом и был филиалом Московского института со столичным, а не республиканским финансированием. Поле разрушения Советского Союза флот вместе с институтом перешёл на баланс Киева. Но незалежное финансирование не позволяло содержать корабли. Чтобы получить хоть какие-то деньги, руководство УкрНЦЭМ было вынуждено возить на них «челночников» – мелких торговцев заграничными товарами. Научные суда доставляли их чартерными рейсами в Турцию и Грецию. Когда исчезла «челночная» торговля, корабли отправили сначала на прикол, а затем – на металлолом. Одним из последних, разделивших такую судьбу, был «Эрнст Кренкель» – научное судно ледокольного типа, которое и доставляло экспедиции на станцию «Академик Вернадский» в 1997 и 1998 годах. После экспедиции 1998 года потребовался капитальный ремонт. Его провели своеобразно: на Николаевском судоремонтном заводе «Эрнст Кренкель» был утилизирован. Антарктические исследования стали слишком обременительны для украинского бюджета.


«Владимир Паршин» дождался ремонта
Однако на балансе УкрНЦЭМ оставался научный корабль «Владимир Паршин», он был неледокольным, немного меньше «Эрнста Кренкеля», зато несколько новее. Этот корабль продолжали использовать для мониторинга состояния Чёрного моря. Но и эти исследования оказались слишком затратными для Украины, и «Владимир Паршин» стал на прикол в порту «Южный». Простоял он там с 2010 по 2018 год. Только тогда нашлись деньги на тендер, который выиграл Ильичёвский (теперь Черноморский) судоремонтный завод. И вроде корабль отремонтировали, одесские журналисты даже затрубили о возрождении уникального научного судна. Называлась и дата начала его второй жизни – 2019 год. Но дальше сообщений дело не пошло. Где теперь «Владимир Паршин» и что с ним, неизвестно.

Зато теперь Украине передан очередной европейский антиквариат – корабль Belgica. Как можно понять из названия, подарила его Бельгия. Построено судно ещё в 1984 году, оно на пять лет старше исчезнувшего (во всяком случае, из науки и из информационного поля) «Владимира Паршина». Belgica считается легендарным научно-исследовательским судном, которое прослужило Бельгии 37 лет. Но ему потребовалась замена. Бельгийцы строят новую и современную «Бельгику» на одной из верфей Испании. А старую отдали Украине. Её с помпой встречали в Одессе.


Belgica приближается к причалу Одесского морвокзала
Опытные сотрудники УкрНЦЭМ, несомненно, заметили в контурах бельгийского подарка нечто до боли знакомое. Некогда активный комплексный мониторинг Одесского залива учёные проводили на переоборудованном сейнере под названием «Прибой». Десятилетиями он исправно служил науке – сначала советской, потом украинской. Но и его содержание оказалось не по карману свидомым – «Прибой» утилизировали первым, он был самым маленьким. Потом уже его судьбу разделили океанские корабли ледокольного типа: «Эрнст Кренкель», «Волна», «Пассат», «Георгий Ушаков», «Яков Гаккель»…

Зеленский насчитал 36, но не все они принадлежали УкрНЦЭМ. И вот теперь политические украинцы от радости выпрыгивают из штанов, а подпевающие властям СМИ публикуют фоторепортажи о прибытии в Одессу практически реинкарнации «Прибоя», подаренного расщедрившейся Бельгией. К слову, своей остойчивостью Belgica обязана тому, что раньше тоже была сейнером…


Румынский корабль Mare Nigrum – ветеран научных исследований
До прибытия «Бельгики» в распоряжении УкрНЦЭМ время от времени был только румынский научно-исследовательский корабль Mare Nigrum («Чёрное море»), тоже антикварный – построен в ГДР в 1971 году, почти на 15 лет старше утилизированных украинских кораблей. Но румыны продолжают использовать своё судно. Причём не только в научных целях: это одно из средств «мягкой силы», которую проявляет Румыния в отношении территорий, когда-то входивших в её состав. Тем не менее украинские СМИ называют Mare Nigrum уникальным судном и каждую экспедицию подают как очередную «перемогу» во взаимодействии с ЕС.

Между тем Belgica уже получила новое имя – «Борис Александров». В память о трагически погибшем на пожаре директоре Одесского филиала Института биологии южных морей (ИНБЮМ) Борисе Георгиевиче Александрове. Страшный пожар случился 4 декабря 2019 года в историческом здании на Троицкой, известном как дом Асвадурова. Кроме Института биологии южных морей в нём располагался ещё ряд учреждений, в их числе Колледж экономики, права и гостинично-ресторанного бизнеса, в котором и произошло роковое замыкание электропроводки. Знаменитый на весь научный мир ИНБЮМ, находившийся на последнем этаже, был полностью уничтожен огнём. Для уцелевших сотрудников выделили помещения, в том числе в УкрНЦЭМе. Но под большим вопросом дальнейшее финансирование их работ. Ведь Украинское государство не смогло содержать даже то, что было в наличии, например научный флот. А тут институт, которого физически больше нет.

На месте дома, где находился Институт биологии южных морей, сегодня, спустя почти два года, – выгоревшие руины без крыши. В принципе, их можно считать символом украинской науки о море…

Андрей БАЖАНСКИЙ

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here