Ростислав Ищенко. Поговорили. Путин и Байден, как проявление силы и амбиций | Дьявол в деталях: Главная тема переговоров Путина и Байдена

0
44

По неведомой мне причине часть российских экспертов, едва завершилась беседа президентов Путина и Байдена, начали говорить о какой-то сдаче Вашингтоном своих позиций. Не знаю где и в чём они эту сдачу увидели, но из заявлений обоих глав государств, сделанных по итогам беседы, данный вывод абсолютно не следует

Итак, начнём с того, что отталкиваясь от двухчасового формата беседы, многие наблюдатели утверждают, что президенты успели подробно рассмотреть все проблемы двусторонних отношений. Это распространённая ошибка: человек автоматически оценивает беседу, как если бы он сам два часа подряд говорил. На деле же более часа ушло на перевод, каждому же из собеседников на формулирование позиции оставалось около получаса. Это не так много, с учётом же того, что оба собеседника привыкли формулировать свою мысль максимально конкретно, то есть одним коротким предложением не ограничиваются, давая развёрнутый ответ, можно ориентировочно оценить количество обсуждавшихся тем в три-пять штук. Из них чётко обозначены взаимосвязанные между собой темы:

• расширение НАТО на Восток;
• ситуация вокруг Украины;
• создание новой совместной структуры для решения вопросов безопасности;
• возможный новый пакет американских санкций.

Реакции сторон на обозначенные вопросы были традиционны. В частности, США в очередной раз (как неоднократно случалось за последние двадцать лет) заявили, что Россия не имеет права вето на расширение НАТО, и блок сам будет решать кого и когда принимать в свои ряды. Это всего лишь констатация давно известного факта, и никоим образом не означает, что НАТО собирается расширяться в ближайшем будущем. НАТО просто не собирается давать гарантии своего нерасширения, оставляя себе пространство для манёвра.

Почему тема вообще возникла именно сейчас?

Потому, что публичное заявление США об отказе от дальнейшего продвижения НАТО на Восток дезавуировало бы стратегический курс украинской внешней политики. Киев был бы вынужден задуматься над неприятным будущим. Это также значительно охладило бы горячие головы на Украине, ищущие возможность для организации военной провокации в интересах США. Именно поэтому (а не потому, что собираются принять Украину в НАТО) США и не будут делать подобное заявление или давать письменные обязательства нерасширения НАТО. Более того, формально Вашингтон и не мог сказать ничего иного, поскольку данная позиция является плодом консенсуса стран альянса.

Байден заявил, что в случае «нападения России на Украину» США не пошлют на помощь Киеву свои войска. Но мы об этом неоднократно писали и это также давно было ясно, да и американские дипломаты и президенты об этом неоднократно говорили. В частности на пике Русской весны, когда в Киеве всерьёз опасались, что военные без опознавательных знаков займут не только Крым, но и весь Юго-Восток Украины (да и в столицу могут прийти) американцы публично заявляли, что даже если Россия оккупирует всю Украину, Вашингтон защищать её не будет.

Это и понятно. Во-первых, ядерная держава не нападет на другую ядерную державу ради защиты бесполезного лимитрофа — слишком рискованно. Во-вторых, задача США заключалась не в том, чтобы самим воевать с Россией, а чтобы Россия воевала с кем угодно, а они наблюдали со стороны и получали дивиденды (как это было во время Первой и Второй мировых войн).

В рамки этой задачи вполне вписывался отказ от защиты Украины. Пусть Москва оккупирует огромную (по европейским меркам) страну, с полностью разрушенной экономикой, уничтоженными политической и административной вертикалями, насквозь пронизанную всепоглощающей коррупционной традицией, с нищим населением сомнительной лояльности, и решает после этого кучу сложнейшим проблем, а у американцев руки будут развязаны во всех стратегически важных точках планеты.

Эта идея не была реализована США в 2014 году: Россия на попалась на американскую приманку, но Вашингтон от неё не отказался. Она всего лишь трансформировалась. И сейчас, для большей эффективности, США готовы пожертвовать не одну (украинскую) пешку, а несколько восточноевропейских. Впрочем, организовать войну у Вашингтона пока всё равно не выходит, так что приходится маневрировать и периодически возвращаться к переговорному процессу.

Совместная работа над решением вопросов международной безопасности всегда становится актуальным вопросом российско-американской (ранее советско-американской) повестки в периоды обострения отношений между двумя государствами. Речь идёт о недопущения «войны по ошибке», когда обычный политический кризис перерастает в конфликт ядерных держав из-за неверной оценки возможностей и намерений оппонента, попытки рискнуть, сыграв на повышение ставок. Сейчас отношения между Россией и США как никогда плохи, а все предыдущие механизмы страховки от «войны по ошибке» либо уже не работают, либо недостаточно эффективны в новых условиях. Поэтому новая структура (если её удастся создать, что вилами по воде писано) должна будет не отменить кризис, а несколько его дисциплинировать, загнав в определённые, безопасные для Москвы и Вашингтона рамки.

Впрочем, думаю, что эта идея будет мертворождённой. Несмотря на то, что Байден немедленно начал совещаться со своими западноевропейскими коллегами и заявил о намерении в ближайшее время организовать встречу в формате Россия-НАТО, сами США настолько не любят сковывающие их игру ограничения, что даже если о чём-то удастся договориться, вряд ли такой механизм будет работать. Причём договориться будет тяжело — НАТОвская бюрократия, которая неизбежно будет претендовать на ключевую роль в ходе подобных переговоров, беспокоясь о сохранении своих рабочих мест и бюджетов, традиционно занимает более ястребиную позицию, чем любая из стран НАТО в отдельности и даже все они вместе. Так что в этом случае США, не опасаясь подвоха, могут сыграть роль «хорошего полицейского», «плохим» будет Столтенберг.

О том, что американцы не оставят попыток втравить Украину в вооружённый конфликт с Россией свидетельствует настойчивые угрозы США запустить новый («совсем ужасный», «какого ещё не было») пакет антироссийских санкций. Впрочем, пока заявлено лишь отключение от SWIFT, что не нанесёт России критического ущерба (хоть неприятности и потери будут), а также американцы надеются, что европейцы сами примут решение отказаться от «СП-2», но Вашингтон санкции против трубопровода вводить не будет. Это уступка США, но не России, а своим западноевропейским партнёрам, которые с тревогой смотрят на американскую игру вокруг Украины и совсем не желают терять вложенные ими в строительство «СП-2» миллиарды, а также отказываться от критически важной для Европы торговли с Россией.

В общем, очередная переговорная пауза завершилась тем же, что и все аналогичные до неё: стороны обменялись взглядами на жизнь и остались при своих. Президенты комментировали переговоры каждый самостоятельно, совместного заявления не было, то есть к сближению позиций, которое позволило бы на подобное заявление выйти прийти не удалось, да это (после недавнего общения Лаврова и Блинкеном) и не ожидалось.

Надо понимать, что США всё ещё слишком сильны и амбициозны, чтобы уступить, а Россия уже слишком сильна и амбициозна, чтобы уступить (особенно с учётом того, что США явно хотят получить больше, чем могут проглотить). В таких условиях максимум о чём можно (если можно) договориться, это избегать прямого столкновения военных машин России и США, кризис же на данном этапе не может быть исчерпан, в виду диаметрально противоположных интересов сторон и надеждами каждой из них на победу.

Впрочем, самая большая проблема по результатам этих переговоров возникает у Зеленского. США публично отказываются поддерживать Украину вооружённой рукой, при этом настойчиво толкают Киев в войну с Россией. А внутриполитическое положение на Украине таково, что отпетлять от выполнения американских требований Зеленскому будет очень трудно. Источник

Дьявол в деталях: Главная тема переговоров Путина и Байдена

Политолог Ростислав Ищенко 9 декабря подвел итоги переговоров президентов России и США Владимира Путина и Джо Байдена

Также Ищенко объяснил, зачем России письменные гарантии НАТО, что альянс не будет расширяться на Восток.


Во вторник, 7 декабря в онлайн-формате прошли переговоры президентов России и США. Среди тем беседы были двусторонние отношения, стратегическая стабильность, а также ситуация на Украине и расширение НАТО.

Мир «на троих» в представлении США

США не имея возможности соблазнить Россию и Китай своими «мирными» предложениями, готовят военный вариант

В начале ноября, выступая на форуме по безопасности, проводившимся институтом Аспена, председатель Объединённого комитета начальников штабов (высшая должность в американской военной иерархии) генерал Марк Милли заявил: «Мы входим в триполярный мир с Китаем и Россией в качестве больших сил». Таким образом американские военные, вынужденные по роду своей деятельности быть более прагматичными и реалистичными, чем идеологизированные политики, наконец увидели и озвучили то, что наотрез отказывается признавать американская политическая элита и что напрочь отрицают американские дипломаты — мир перестал быть однополярным, Россия и Китай такие же центры силы, как США.

Совокупность или раздел мира на сферы влияния?

Более того, я бы сказал, что Россия и Китай более перспективные центры силы, ибо растущие, в то время, как США находятся на спаде и давно прошли развилку, позволявшую им надеяться на относительно безболезненный выход из текущего кризиса. Ну а раз есть три центра силы, то мир перестал делиться на собственно США, их ближайших союзников и остальную периферию американского мира. Теперь, наряду с усыхающим американским, наличествуют растущие русский и китайский миры — сферы исключительных интересов или сферы влияния соответствующих государств.

Кстати в американских СМИ, ориентированных на анализ международной политики (в частности в The National Interest), немедленно появились соответствующие материалы, рассматривающие современный мир, как совокупность сфер влияния России, Китая и США. Реакция Москвы и Пекина на это завуалированное предложение не последовала, тогда, после паузы, Вашингтон, устами госсекретаря Блинкена, заявил, что не потерпит никаких сфер влияния России и Китая, никаких «красных линий» и т. д.

Почему же американцы, признавая эту реальность, одновременно отказываются следовать своим собственным выводам?

Потому что американцы не были бы американцами, если бы не попытались за столом переговоров выиграть войну, проигранную ими Москве и Пекину на полях гибридных сражений.

Дело в том, что Вашингтон, неформально предлагая раздел мира на сферы влияния, хотел бы остаться признанным гегемоном Запада, лидером «Цивилизации свободного мира». Поэтому США настаивают на своих исключительных правах на Западную Европу, Австралию, Новую Зеландию, Японию и Южную Корею. Также Вашингтон желает сохранить контроль над своим «задним двором» — Латинской Америкой. России и Китаю предлагается безоговорочно согласиться с тем, что правила игры в названых регионах будут определять США.
Китаю предлагают всю остальную Азию, кроме Индии и Индонезии, которые слишком велики и должны остаться нейтральными. России США готовы уступить постсоветское пространство, Восточную Европу и Ближний Восток. При этом Африка остаётся зоной свободной охоты для всех гегемонов. Нетрудно заметить, что Москве и Пекину Вашингтон предлагает отдать то, что у них и так уже есть, требуя отказаться от защиты своих интересов в тех зонах, где они успешно конкурируют и откуда постепенно вытесняют США.

Американцы желают, чтобы за ними были закреплены односторонние преимущества, добиться которых в свободной конкуренции они не в силах. Более того, оставляя в качестве «свободных зон» Африку, Индию и Индонезию, они пытаются организовать конкуренцию между Китаем и Россией, которая будет дополнительно подогреваться попытками проникновения в эти регионы европейских, японских и американских компаний. Этим методом провоцируется столкновение российско-китайских интересов, с целью ослабления (а в идеале и ликвидации) неформального союза Москвы и Пекина, изрядно досаждающего США в последние годы.

Уйти, чтобы вернуться и столкнуть противников лбами

Типичная схема «уйти, чтобы вернуться» — уступить немного и на короткое время, чтобы затем вернуть всё, столкнув лбами и критически ослабив своих геополитических противников, справиться с которыми иным способом США не в состоянии. Логично, что Россия и Китай не проявили интереса к обсуждению подобного раздела мира. Подождав пару лет, они могут получить значительно больше, просто потому, что США не смогут удержать всё заявленное. Америка потому и желает, чтобы Москва и Пекин самоограничились, обязавшись по договору не лезть в зону исключительных интересов США, что не в состоянии отстоять свои позиции в этой зоне иным путём.

Если вернуться к схемам XIX века, то, грубо говоря, США необходимы колониальные ограничения, оберегающие их сферу влияния от свободной конкуренции, а России и Китаю свободная торговля в рамках которой они выигрывают. «Открывавшая» Юго-Восточную Азию американцам эскадра коммодора Мэтью Колбрейта Перри виртуально вернулась в США. Теперь к политике «открытых дверей» надо принуждать Вашингтон.

Основная причина по которой США не могут договориться с Россией и Китаем по зонам исключительных интересов заключается в том, что динамично развивающиеся Москва и Пекин (как когда-то молодые США) рассматривают такие зоны исключительно с точки зрения военной безопасности. Они желали бы воспретить чужую военную деятельность возле своих границ, но не против свободной конкуренции в которой они выигрывают.

Так в конце XIX века сильные в экономическом отношении, находившиеся на подъёме США, выступали за политику «открытых дверей» и «свободную торговлю», в конце концов разрушив во второй трети ХХ века мешавшую им колониальную систему «Старой Европы». Но, будучи в XIX веке слабыми в военном отношении (спасаясь от сильных противников за океанами) США настаивали на своих особых правах в Латинской Америке, приняв доктрину «Америка для американцев» не столько потому, что хотели избавиться от европейской экономической конкуренции (её они у Европы выигрывали), сколько чтобы не допустить возможности развёртывания крупных сухопутных европейских контингентов вблизи своих границ, что составило бы серьёзную угрозу безопасности США.

Сегодня у Америки иной подход. Она уже не является привлекательной экономической моделью и проигрывает свободную конкуренцию даже на поле своих традиционных союзников (в Западной Европе). Теперь ей необходимо создать искусственные барьеры на пути российской и китайской торгово-экономической экспансии в зоны американских жизненных интересов.

Иначе бывший гегемон превращается в региональную державу, а его сфера экономического влияния ограничивается соглашением НАФТА (устанавливающем зону свободной торговли между США, Канадой и Мексикой). Причём неизвестно, как долго удастся Вашингтону в таких условиях удерживать экономический контроль даже над своими ближайшими соседями.

Никто не может уступить

С попыткой решить мучающую Вашингтон проблему политико-экономической импотенции, путём договорённости с Россией и Китаем, США безнадёжно опоздали. Их сегодняшние предложения могли вызвать интерес десять лет назад, возможно даже пять лет назад. Но сегодня, как было сказано выше, Москва и Пекин не только уже имеют всё, что им предлагают США, но и успешно конкурируют с ними в других регионах планеты, куда Вашингтон пытается их не пустить. Поэтому не имея возможности соблазнить Россию и Китай своими «мирными» предложениями, США готовят военный вариант.

Идея решить по-плохому, раз не выходит по-хорошему, заключается в том, чтобы заставить Россию и Китай воевать с младшими партнёрами традиционного Запада у своих границ. По мысли США, такие войны должны подтвердить их тезис об исконной агрессивности Москвы и Пекина, консолидировать традиционный Запад вокруг США и пресечь попытки дезертирства из американского лагеря, предпринимаемые отдельными странами.

Кроме того, войны и победы — непроизводительная трата ресурсов. В идеале, США надеются реализовать ту же аферу, которая удавалась им в ходе Первой и Второй мировых войн — ослабить всех потенциальных конкурентов и заработать на чужих проблемах, восстановив свой политический, экономический, финансовый и военный авторитет.

Схема эта в новых условиях работать не будет. Не будет просто потому, что США изменились: из мастерской мира они стали его борделем. Но в Вашингтоне не желают понимать и видеть очевидное, и мириться с неприятной реальностью. Они готовы рисковать способной в любой момент (даже на этапе подготовки) выйти из-под контроля войной, соответственно и будущим всего человечества, ради того, чтобы продлить агонию своей разложившейся империи.

Мир «на троих» в представлении США невозможен, потому, что он не реалистичен, а военный шантаж не пройдёт потому, что коллективный Запад в военном плане давно слабее объединённых России и Китая, а скоро будет слабее и каждого из них в отдельности. Риск потому и велик, что никто не может уступить, даже если бы захотел. Источник

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here