Соглашение Россия – НАТО: в чём недостатки позиции Москвы

0
25

2021 год закончился благоразумной попыткой России договориться с США, чтобы не допустить военных конфликтов и военной напряжённости на линиях соприкосновения по нашим границам. Америка ещё формально не ответила, но уже дала понять, что «красные линии русских» её не устраивают.

Что хочет США и чего хочет Россия?

Если отбросить пустую дипломатическую болтовню и бесконечное взаимное пререкательство, то суть ситуации состоит в следующем.

Финансово-промышленные группы и крупнейшие концерны США, которые имеют колоссальное влияние на американское государство, испугались конкурентных вызовов со стороны китайского, прежде всего государственного, капитала, который раскинул свои сети по всему миру и активно завоёвывает рынки. В свою очередь, правящие слои Америки испугались роста влияния китайской политической модели и интереса к ней, потому что она стала реальной работающей альтернативой западной демократии. Внутренние противоречия американского и, шире, всего западного общества усугубили эти страхи. Ситуация чем-то напоминает послевоенный поворот политики Запада против СССР, тогда «атлантисты» тоже перепугались роста авторитета и влияния СССР и его социалистической модели. Решение со стороны США последовало почти аналогичное — объявление холодной войны, правда, сейчас сложнее опустить «железный занавес», вместо него ведётся информационная война за «западные ценности» против «авторитаризма».

Ещё более остервенелым поведение США сделало то, что их мировая гегемония угасает, они оказываются неспособными удерживать завоёванный в 1990-е и 2000-е уровень влияния на региональные и мировые политические процессы. Союзники расползаются, нейтралы не слушаются, оппоненты всё меньше боятся американского экономического и военного могущества.

Ключевым направлением агрессивной стратегии США против Китая является Россия, поскольку она имеет с Поднебесной протяжённую границу и обширные экономические связи. Россия во многом питает Китай природными ресурсами, которых ему не хватает.

Первоначально США пытались прямыми атаками сменить власть в России, но эта тактика не сработала, поэтому Америка перешла к попыткам изменить внешнеполитический курс действующего правительства. Осуществляя всестороннее экономическое, политическое, дипломатическое и военное давление на Россию, США пытаются переговорами склонить российское руководство к сотрудничеству против Китая, хотя бы к нейтралитету в холодной войне. Россия вежливо общается, но не поддаётся. США усиливают давление, подготавливая эскалацию на Донбассе и пытаясь спровоцировать очередной вооружённый конфликт. В этой ситуации Россия публично выдвигает свои условия в виде соглашения с США и НАТО. Ясно, что эти же условия ранее В.В. Путин озвучивал Байдену на закрытых переговорах. Смысл этого хода заключается в том, чтобы «прижать» информационно американское руководство, показать всем, что оно недоговороспособно и настроено агрессивно. С другой стороны, это посыл китайским товарищам, что Россия способна лавировать между двумя гигантами.

В Китае Global Times (формально независимое издание, но выражающее официальную позицию Пекина в более свободной, часто провокационной форме) опубликовала мнение младшего научного сотрудника Института исследований России, Восточной Европы и Центральной Азии Китайской академии общественных наук Ян Цзиня, который грозно рассуждал:

Если НАТО осмелится развернуть противоракетные или другие системы стратегического оружия на Украине, Москва нанесет точечный удар, чтобы уничтожить их. Именно так Россия справляется с провокациями, пересекающими ее «красную линию».
Китай, конечно, желает видеть Россию в ещё более жесткой конфронтации с США. Однако российское руководство думает не о глобальных перспективах многополярного мира, а о том, как защититься от нападок и сгладить последствия роста международной напряжённости.

Недостатки позиции России

Российский МИД уверен, что позиция нашей страны абсолютно оборонительная, неагрессивная, непробиваемо логична, разумна и справедлива. В. В. Путин сказал:

Мы ясно и четко дали понять, что дальнейшее движение НАТО на восток неприемлемо. Ну и чего здесь непонятного? Мы что ли ставим ракеты рядом с границами США? Нет. Это США своими ракетами пришли к нашему дому. На пороге нашего дома находятся уже.
Всё так и есть, и, действительно, рассуждения российского руководства куда более логичные, разумные и справедливые, чем жажда США окружить и надавить на Россию. Однако и в них есть некоторые изъяны.

Лавров и Путин часто говорят о том, что НАТО угрожает безопасности России. Но со стороны нейтрального наблюдателя совершенно неясно, как можно угрожать безопасности державы, которая имеет в арсенале оружие гарантированного фатального уничтожения любого агрессора. Мы ядерная держава, способная уничтожить чуть ли не всю планету. Как вступление каких-то стран в НАТО может нам серьёзно угрожать?

Допустим, сокращается время подлёта до центральной России, но разве это отменяет гарантированность ответного удара? Нет, тогда о чём речь? Что мы беспокоимся?

Вот этот момент выглядит в позиции России самым слабым, и Запад на этом активно играет в информационном поле. Западные СМИ пишут, что Россию окружают десятки тысяч солдат НАТО, разве они способны захватить самую большую страну в мире? Западные СМИ говорят о лицемерии России, которая якобы боится, что слабая Украина нападёт на неё. Конечно, в этой критике много натужного, есть доля спекуляции, но тем не менее она имеет право на существование.

В действительности, что бы там ни говорил МИД и Президент, речь, конечно, идёт не о прямых угрозах нашей безопасности, а о пресловутых сферах влияния. Российское руководство защищает интересы государства в регионах присутствия России — в Восточной Европе и Средней Азии. Именно отсюда и проистекает требование нерасширения НАТО на Восток, а вовсе не из-за угроз безопасности. И проблема в том, что российское государство прямо об этом не говорит, потому что это противоречит международному праву и Уставу ООН. Но это просто факт реальной жизни: большие и сильные страны влияют и давят на малые и слабые, пытаются их склонить к фарватеру своей внешней политики. Но никто в этом не признаётся.

Из этого следует вторая слабость позиции России, которая свойственна, правда, и позиции наших оппонентов. Это противоречие между признанием суверенитета слабых стран и отсутствием у них «субъектности». Например, Россия признаёт суверенитет и законность украинской власти, признаёт Донбасс частью Украины, но все прекрасно понимают, что в Киеве сидит проамериканское марионеточное правительство, а ЛДНР — это отдельные, формально независимые государства. Руководство России не признаёт ЛДНР и не включает Донбасс в состав федерации по воле его народа не потому, что уважает суверенитет Украины и букву Устава ООН, а потому, что боится реакции Запада. Это наша слабость, и это нормально, что мы в чём-то слабы, проблема в том, что мы сами её не признаём, а делаем вид, что чтём какие-то там международные нормы и правила.

Независимость и суверенитет той или иной страны возникает не из Устава ООН и признаний «международной общественности», а из реальной экономической и политической мощи страны, выраженной через производственный, технологический, военный, кадровый потенциал и волю руководства. Если у страны нет нормальной промышленности, сельского хозяйства, дееспособных вооружённых сил и волевого руководства, никто с ней считаться не будет, что бы там ни было записано в международном праве. Современная дипломатия вообще страдает этим двуличием, когда на словах все равноправны и всех уважают, а в реальности господствует право сильного.

Было бы здорово, если бы хоть одна страна в мире отказалась от дипломатического идеализма и начала прямо говорить по сути. Позиция России более справедливая и оборонительная, чем позиция Запада, так зачем мы играем в эти игры и танцуем реверансы с «партнёрами»? Вот даже этот официальный термин — «партнёры» — зачем нужен? США считают Россию чуть ли не врагом, а мы продолжаем разыгрывать ложное миролюбие. Кстати, послесталинский СССР делал точно так же, тоже постоянно шел по пути «разряжения международной обстановки», однако оно происходило только на словах. Не лучше ли реально смотреть на вещи?

Анатолий Широкобородов

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here