Шесть сталинских ценовых послаблений глазами ученого-экономиста — Российская газета

0
28

Тот, кто живет в эпоху инфляции, всегда будет мечтать о том, как кто-то, могущественный и великий, придет, сотрет все эти запредельные цены напрочь и скажет: «Хлеб и молоко будут стоить намного меньше на все времена!». Неудивительно, что в памяти народа остались «сталинские» снижения цен как пример «преимуществ социализма» и «мудрого руководства», полного любви к малым мира сего.

Постановление о проведении денежной реформы и отмене карточек. 1947 год.

Три задачи с одним условием

Представьте, что на дворе осень 1947 года и вы — в стенах Госбанка, Минфина или Госплана. Нужно решить сразу три задачи. С одним условием: цены надо снизить, но их нельзя снизить.

Первая задача — снять население с карточек, перевести его полностью на торговлю. В декабре 1947 г. 62,8 млн человек, больше трети населения СССР, находились на государственном снабжении хлебом3. Этому нужно положить конец, пусть покупают все в магазинах.

Вторая задача — считается, что за время войны накопились излишки денежной массы и их нужно уничтожить. Больше всего таких денег в деревне, у тех, кто торговал на свободном рынке. Доля "колхозного рынка" во время войны — более 30% розничного товарооборота4.

А еще много денег — у спекулянтов. Доля доходов населения от "обмена товарами и услугами между группами населения" в 1943 — 1944 годах в общей сумме его доходов составляла 56%. Чтобы выжить — "шевелиться". На государственные и кооперативные организации приходились 44%5.

Избытки денежной массы оценивались в 53-57% всех наличных денег. К концу 1945 г. — 47%, или 35 млрд руб.6 Одним из доводов в пользу "избыточности" было неравенство во вкладах. Примерно 4% вкладчиков (с остатками свыше 10 тыс. руб.) держали больше трети суммы всех вкладов в сберкассах СССР, около 18% вкладчиков (с остатками свыше 3 тыс. руб.) — 72,6% всех вкладов (на 16.12.1947)7.

Третья задача — чтобы уйти с карточек, нужны единые цены. В советской экономике государственная торговля доминировала, цены устанавливались "сверху". Централизованными ценами и директивной зарплатой прямо регулировался уровень жизни населения — грубо говоря, сколько буханок хлеба и пар обуви можно купить на обычную зарплату. Но в 1942 — 1947 годах существовала двойная система цен: пайковые (по карточкам) цены нормированного снабжения и коммерческие (по ним все, чтобы выжить, можно купить в коммерческих магазинах).

И те и другие — выше довоенных.

Выше!

Во время войны и в 1946 — 1947 годах цены постоянно повышались8. Средний уровень цен к концу 1947 года превышал уровень цен 1937 года в 3,5 раза, уровень 1940 г. — в 3 раза. По продовольствию — в 3,4 раза, без учета алкоголя — в 2,9 раз, по алкоголю — в 6,5 раз, по непродовольственным товарам — в 2,4 раза9.

Даже пайковые цены были выше довоенных.

"Цены нормированной торговли" на мясо в 1945 г. выше 1940 г. примерно на 20%, на колбасу и сыр — на 15 — 20%, на сельдь — на 42%, на сливочное масло — на 42%, на сахар — на 39%, на соль — в 4 раза, на водку — в 7 раз. Но ряд ключевых цен остались неизменными (мука, хлеб, макароны, молоко, яйца, чай, печенье)10.


Обмен денег на московской фабрике "Скороход". 1947 год.

В декабре 1947 года провести денежную реформу13. Отнять большую часть наличности, экспроприировать ее, резко сократить платежеспособный спрос тех, кто смог что-то "накопить" правдами и неправдами. Менять наличность как 10 "старых рублей" на 1 рубль новый, вклады в сберкассах до 3 тыс. руб. (более 80% вкладчиков) — как один к одному, суммы свыше 3 до 10 тыс. руб. — "за три рубля старых денег — два рубля новых денег", суммы свыше 10 тыс. руб. — "за два рубля старых денег — один рубль новых денег".

Наличность — вон!

Решение №2.

Тем же постановлением о денежной реформе отменить карточки, уничтожить двойную систему цен (пайковые и коммерческие) и установить единые государственные розничные цены на уровне гораздо выше, чем 1940 г., но ниже коммерческих. Цены на хлеб, муку, крупу и макароны чуть снизить против пайковых на 10-12% ( и значит, даже против 1940 г.), на табак и спички оставить "пайковыми" (близкими к 1940 г.).

Хлеб, как и всё, что вокруг него, должен быть дешев, иначе властям — не жить. Но все остальные цены, сделав едиными, подняли в несколько раз, пустив их по коридору между "пайковыми" и "коммерческими".

Что же в итоге?

На начало декабря 1947 г. в обращении 59 млрд руб. наличности, к 16 декабря — 43,6 млрд руб., к концу декабря они обменены на 4 млрд руб. Вклады в сберкассах на 16 декабря 1947 г. — 18,6 млрд руб., в конце декабря — 15 млрд руб. Количество денег, выпущенных в обращение, составило к концу 1947 г. 63,3% от уровня 1940 г.14 Экономический результат — экспроприация у населения более 90% наличности (полученных ранее доходов, платежеспособного спроса) и 16% вкладов в сберкассах. Вместо госдолга (облигационных займов населению) в 159 млрд руб. должно было остаться 59 млрд руб., т.е. сумма долга сократится в 2,7 раза15.

А что с ценами?

Перед началом денежной реформы государственные розничные цены были выше уровня 1940 г. в 3,04 раза. После ее завершения, в 1948 г., — в 2,56 раза16.

Лучше сказать еще раз. Из денежной реформы население вышло с едиными государственными ценами, которые были выше довоенных в 2,56 раза, — при ликвидации более 90% сбережений в наличности, имевшейся на руках, 16% вкладов и более 60% сбережений в облигациях.

Это и была "база" для будущих шести "сталинских снижений цен" в 1948 — 1953 годах.

Реалии довоенных доходов

Но цены нельзя брать только сами по себе. Важно еще знать, что происходит с "доходами населения".

Фонд заработной платы, денежного довольствия, пенсии и пособия, т.е. денежные доходы населения, в 1947 г. были выше довоенного уровня 1940 г. в 1,87 раза17. Розничные цены — в 2,56 раза. Таким образом, денежная реформа закрепляла падение жизненного уровня населения, его реальных доходов в 1947 г. на 27% к 1940 г. (1,87 / 2,56). Плюс ликвидировала подавляющую часть сбережений, сделанных в 1941 — 1947 годах.

Это "надежный" базис, чтобы снижать цены.

Тем более что впереди был послевоенный бум в экономике со всей энергией народа и надеждой на мирную и сытную жизнь. Промышленная продукция в 1950 г. выросла к 1945 г. в 1,89 раза. В 1955 г. к 1950 г. — в 1,85 раза18.

Производительность труда рабочих в промышленности в 1953 г. была выше 1940 г. в 1,71 раза, в строительстве — в 1,5 раза, в сельском хозяйстве — в 1,14 раза19. Рост производительности — еще одна база для снижения цен.

Повторимся: их, снижений, было шесть, каждый март — апрель, шесть лет подряд. На 10, 15, 20 процентов, а иногда даже на 50. Возьмем мясо: в 1949 г. — на 10%, в 1950 г. — на 24 — 35% по отдельным видам, в 1951 г. — на 15%, в 1952 г. — еще на 15% и, наконец, в 1953 г. — на 15%.

Нетрудно посчитать, что за это время цены на мясо сократились на 60%.

Но даже после этого они оставались выше предвоенных на 8%20.

"В ответ на заботу партии и правительства…"

Разгадка финансовой головоломки

Реальные доходы населения выросли. И не просто выросли, но поднялись всего лишь за шесть лет (1947 — 1953) в 3 раза! Лучше всего это увидеть в таблице 1.

Причина проста — номинальные доходы резко опередили цены, которые к тому же и упали в 2,2 раза к уровню 1947 года (денежной реформы). И произошло это, в свою очередь, в опережение любых приростов производительности труда (табл. 1). Но как это возможно» />

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here