Когда Россия похоронит Ленина. Ирина Алкснис

0
22

Традиционное новогоднее новостное затишье в этом году оказалось прервано темой, которая возникает в российской внутриполитической повестке регулярно и каждый раз вызывает бурные общественные дискуссии. Речь о сохранении или, наоборот, перемещении захоронений на Красной площади и у Кремлевской стены.

На этот раз вопрос поднял вице-спикер Государственной думы от ЛДПР Борис Чернышов, который высказался за то, чтобы убрать мемориальное кладбище с главной площади страны и тело Ленина из Мавзолея.

Инициатива ожидаемо вызвала яростную реакцию со стороны левых сил. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов назвал идею «глупостью», «провокацией» и «бредом».

По-своему иронично, что противостоящие стороны взаимно обвиняют друг друга в кощунстве.

Для сторонников сохранения статус-кво стремление убрать советские захоронения с Красной площади является надругательством над национальной памятью и войной с собственным прошлым. Надо признать, что для России — с ее печальным опытом отречения от собственной истории и новомодными экспериментами других стран в данной области — это очень веский аргумент. Принятие отечественной истории во всей ее целостности — со всеми ее катастрофами и триумфами, трагедиями и свершениями — является одним из краеугольных камней современной российской государственности.

Впрочем, у оппонентов доводы не менее весомые. Об этом сказал и Борис Чернышов, отметивший, что Красная площадь является одним из главных развлекательных мест страны, «где развернуты каток и торговые ряды, где люди отмечают Новый год, гуляют, приезжают из регионов». В общем, не очень удачное соседство. Более того, если говорить максимально прямо, то посещение Мавзолея превратилось в популярный туристический аттракцион — что выглядит оскорбительно по отношению к упокоенному там человеку. Как бы ни относиться к фигуре Владимира Ильича Ленина.

Собственно, по этим аргументам вполне очевидно, что позиции сторонников и противников перемещения захоронений на Красной площади не противоположны, а скорее параллельны. Другое дело, что защитникам существующего мемориала удобно не замечать этого — и интерпретировать позицию оппонентов исключительно в формате «войны с советским прошлым, сноса памятников и осквернения могил».

Правда же заключается в том, что чем дальше от нас уходит СССР, тем меньше сильных и ярко окрашенных чувств к нему испытывают люди. Это нормальный и неизбежный процесс даже для тех, кто сам жил в те времена, — прошлое окутывается мягкоэмоциональной дымкой личных воспоминаний. Что уж говорить про более молодые поколения, для которых что 1957-й, что 1857-й одинаково относятся к крайне отдаленным временам, представления о которых они получают через вторые-третьи руки. В стране с каждым годом становится все меньше тех, кто бескомпромиссно борется с «проклятым советским прошлым» — и кому это искренне интересно.

Российское общество, не испытывая к своему советскому прошлому сильных чувств, в целом воспринимает его светло, тепло и позитивно. Это показали и опросы общественного мнения, которые проводились совсем недавно — к 30-летию смерти СССР.

Однако вот в этом обществе, испытывающем добрые чувства к погибшему государству, большая его часть поддерживает перенос захоронений от Кремля. Правда, тут цифры несколько разнятся. Последний раз крупные социологические службы страны интересовались позицией россиян по этой теме в 2017 году.

У «Левада-центра»* тогда мнения разделились пополам: по 41 проценту сторонников и противников выноса тела Ленина из Мавзолея (и 18 процентов не определились с позицией). У ВЦИОМа результаты оказались иными: приблизительно по трети респондентов выступили за и против перезахоронения, а еще одна треть опрошенных поддержала идею переноса тела, «но не сейчас, а когда уйдет поколение, для которого Ленин по-прежнему дорог».

Близкие к вциомовским результаты получил осенью 2020 года портал Superjob: 40 процентов выступили за перезахоронение вождя мирового пролетариата и еще 17 процентов за то, чтобы сделать это попозже.

В общем, около двух третей российского общества поддерживают перенос кремлевских захоронений. Но даже одна треть противников этой идеи — слишком много, чтобы форсировать этот вопрос и тем самым вбивать новый клин в заживающие раны национального раскола.

Кроме того, у данной темы есть еще одна оборотная сторона, которая способна вызывать раздрай. В Мавзолее и у Кремлевской стены похоронены крупные общественно-политические деятели, высокопоставленные государственные руководители, чей статус при жизни предполагает отдание им определенных почестей и после смерти — просто по формально-протокольным основаниям. Ведь — стоит повторить — перезахоронение, если (или когда) таковое состоится, ни в коем случае не будет означать надругательства над памятью и останками.

Например, для Иосифа Сталина, как Верховного Главнокомандующего, под руководством которого страна одержала победу в Великой Отечественной войне, можно было бы рассмотреть новое место упокоения на федеральном военном мемориале «Пантеон защитников Отечества». Но нет сомнения, что тогда немедленно заявит о себе небольшое, но крайне громкоголосое меньшинство, для которого подобные почести «кровавому тирану» недопустимы.

В результате получается, что российское общество, не питающее к своему прошлому ненависти и успешно залечивающее исторические травмы, находится в заложниках немногочисленных, но истошных общественно-политических сил, стоящих на противоположных краях политического спектра и эксплуатирующих, частенько весьма нечистоплотно, соответствующие исторические темы в своих интересах.

Так что выбор отложить вопрос на еще какое-то время видится самым верным решением. России не горит. Время есть.

* Организация, выполняющая функции иноагента.

Ирина Алкснис

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here