НАТО готовится сделать из Финляндии новую Украину. Пётр Акопов

0
24

Переговоры между США и Россией по гарантиям безопасности начнутся на следующей неделе в Женеве — но, кроме вечно нейтральной Швейцарии, в Европе есть ещё одна страна, которая вполне могла бы стать местом их проведения. Это Финляндия, соседка России и член Евросоюза, — хотя после распада СССР в Хельсинки предпочитают называть свою страну не нейтральной, а «государством без членства в военном альянсе». Тем не менее репутация моста между Россией и Западом у страны остается — неслучайно предпоследний саммит президентов США и России прошел именно в Хельсинки.

Финнам льстит такое внимание великих держав, при этом в послевоенный период они всегда умели соблюдать баланс в отношениях с ними. Поэтому так удивительно было услышать то, что прозвучало в новогодних обращениях к финскому народу из уст его руководителей. Президент Саули Ниинисте и премьер-министр Санна Марин подчеркнули, что Финляндия сохраняет за собой право в любое время обратиться с просьбой о приеме в НАТО.

Ниинисте заявил, что «право Финляндии свободно выбирать свой путь включает и возможность присоединения к НАТО, если мы сами сделаем такой выбор», а Марин указала: «мы сохраняем возможность подачи заявки на вступление в НАТО. Мы должны ценить эту свободу выбора, так как это касается права государства решать вопрос о своей безопасности. <….> Мы показываем, что усвоили уроки прошлого, мы не уступим право на свободу выбора».

Что же случилось? Почему пятимиллионная Финляндия вдруг забеспокоилась о своем праве вступить в НАТО? Опять Россия виновата? Ну да, конечно: все дело в требованиях Владимира Путина к США предоставить России юридические гарантии безопасности, включающие обязательство нерасширения НАТО на восток. Речь, вообще-то, шла об Украине (и других частях постсоветского пространства), но Финляндия, хоть и северная страна, приняла все на свой счет.

«Декабрьский ультиматум России беспокоит Европу. Он несовместим со сложившимся порядком обеспечения европейской безопасности. Прошлому не место в 2020-х. Полное равенство всех государств — фундаментальный принцип, который должен соблюдаться всеми», — так заявил Ниинисте. Финский президент сказал, что Европа наблюдала за началом диалога Путина и Байдена в Женеве летом прошлого года, надеясь, что разрешить разногласия можно только путем переговоров и проявления сдержанности и ответственности, а не с позиции силы, но сейчас ситуация вокруг европейской безопасности быстро накаляется.

То есть обращенные к США и НАТО требования России рассматриваются как ультиматум финнами, нашими соседями, — потому что они входят в Евросоюз. Это лишний раз доказывает, что говорим ЕС, а подразумеваем НАТО: политическая структура в виде Евросоюза не имеет геополитической самостоятельности. Финляндия в 1995 году вступила в ЕС — а ее отношения с НАТО ограничиваются участием (с 1994-го) в программе «Партнерство ради мира». Но как только Россия потребовала от атлантистов остановить экспансию в нашу сторону, они вспомнили про Финляндию. Фактически пригрозив России открыть новое поле игры против нас — северное. Финские руководители в данном случае лишь подыгрывают — сознательно или нет, уже неважно — англосаксонским стратегам. Придется напомнить им очень простые и хорошо известные, как минимум опытному Саули Ниинисте, вещи.

«Он абсолютно четко проводит мысль, что Финляндия ощущает себя в безопасности и не хочет создавать дополнительных обострений в этом районе Европы. Президент Ниинисте предложил представить, что Финляндия вдруг станет членом НАТО, — и получится, что граница альянса с Россией увеличится сразу вдвое. Он добавил, что если еще и Швеция пойдет по этому пути, то Балтийское море практически станет в значительной мере внутренним морем НАТО».

Так Сергей Лавров в июне 2014-го рассказывал о своих переговорах с финским президентом — уже после Крыма и Донбасса, когда Штаты всеми силами пытались изолировать и блокировать Россию. То есть Финляндия прекрасно понимала, что ей ничего не угрожает со стороны России, и даже осознавала озабоченность Москвы тем, что произойдет в случае присоединения Суоми к НАТО. Россия действительно не будет спокойно смотреть на выход альянса к нашим северным границам и честно предупреждает об этом. Не угрожает, нет: просто объясняет.

«Организация НАТО, наверное, с удовольствием воевала бы с Россией до последнего финского солдата. Вам это нужно? Нам — нет. Мы не хотим. Но вы сами решаете, что вам нужно».

Так в 2016-м Владимир Путин в ходе визита в Финляндию объяснял наше понимание ситуации и предупреждал, что в случае вступления страны в НАТО Россия будет вынуждена придвинуть свои войска ближе к финским границам. Зачем это финнам — ведь им куда выгоднее принимать русских туристов, чем иметь напряженные отношения с соседом.

Это все ваши русские бредни, отвечают нам атлантисты, финны не хотят в НАТО, это вы их к этому подталкиваете. Финны просто боятся, что Россия поставит их в невыгодную позицию, ограничит их суверенитет, — и своими ультиматумами Москва лишь подтверждает их опасения. Не напоминайте финнам о «финляндизации» времен холодной войны, не пугайте их новой «зимней войной», как в 1939-м, — и все будет хорошо.

Но это лукавые упреки: у России нет желания пугать финских соседей. Мы ставим ультиматумы НАТО, но никак не Финляндии. Ей-то как раз очень выгодно быть в самых лучших отношениях с Россией — и вся история наших связей это доказывает.

Россия присоединила Финляндию в 1810-м, после войны со Швецией, но именно в составе Российской империи финны обрели государственность. Великое княжество Финляндское пользовалось огромной автономией: свой парламент, своя таможня, свои законы. Именно в составе России финские женщины первыми получили избирательное право — раньше, чем в «передовой» Европе. Так что нынешний премьер Санна Марин, выросшая (после ухода отца-алкоголика) в однополой лесбийской семье, может ничего этого не знать, но два года назад она стала премьер-министром в возрасте 34 лет, в том числе и благодаря тому, что ее страна получила от России.

«Финляндизация» — то есть то, что англосаксы называли вариантом «ограниченного суверенитета», когда СССР влиял на политику соседней страны, — тоже была совсем не тем, чем ее пытаются изобразить. Влияния на внутриполитическую жизнь и уклад у Москвы не было (сравните с членством в ЕС), да и внешеполитически Финляндия была самостоятельна — за одним исключением. Она не участвовала в антисоветских играх, но разве это не было выгодно — в первую очередь ей самой? Ведь Хельсинки много выигрывал от хороших отношений с СССР и получал приличную выгоду — в основном от бартерной торговли с нами. Четверть товарооборота приходилась на восточного соседа — неудивительно, что после краха Союза безработица в Финляндии выросла в четыре раза, а ВВП упал на 11 процентов.

Отношение к финнам в России всегда было очень хорошим — и мы рассчитываем на взаимность. Никакого желания ограничивать финский суверенитет у нас нет, живите как хотите. Но не пускайте к себе наших врагов — потому что это уже выходит за рамки добрых двухсторонних отношений. Не становитесь марионетками тех, кто сейчас пытается играть на памяти финнов о «зимней войне» или хочет разыграть карту русско-финского соперничества в Арктике, — вот им действительно не нужны добрососедские отношения двух стран. В Хельсинки порой ведутся на чужие разводки — чем иначе объяснить и новогодние заявления, и принятое за несколько дней до этого решение купить у США 64 истребителя F-35.

Финскому руководству нужно искоренять фантомные страхи и доверчивость к англосаксонским убеждениям — и помнить о том, что угроза безопасности России будет иметь самые печальные последствия для финско-российских отношений. Нет, сейчас у нас нет нужды, как в 1939-м, военной силой отодвигать границу от Санкт-Петербурга — но отношение к соседям у нас, конечно, изменится. И это будет невыгодно в первую очередь им самим — что очень хорошо понимают финны. Недаром все опросы общественного мнения показывают их негативное отношение к вступлению в НАТО.

Опубликованный буквально накануне Нового года (но проведенный еще осенью) опрос показал, что 51 процент финнов выступает против вступления своей страны в НАТО, 24 процента поддерживают такую перспективу и еще столько же не смогли дать ответ. Тут все хорошо — если бы не негативная тенденция. В прошлом году против было 53 процента, в 2019-м — 64. А в начале прошлого десятилетия против вступления в НАТО выступало 70 процентов. То есть за прошедшие после Крыма годы число противников сократилось почти на 20 процентов — но виновата в этом не «русская агрессия», а русофобская пропаганда. Не финская, а общезападная: когда русскими пугают европейцев.

Русские при этом обороняются, защищая часть своей территории — то есть Украину — от западной экспансии. Финляндия была частью Российской империи, но не частью Русского мира — и если в Хельсинки будут помнить об этом, как и о том, что им дали отношения с нашей страной, то поймут, насколько неправильно даже говорить о своем праве вступления в НАТО. Тем более в тот момент, когда Россия выясняет отношения со своим реальным противником, изображать из себя потенциальную жертву русской агрессии — смешно, нелепо и совершенно невыгодно для самой «жертвы». Защищать свой суверенитет нужно не от России, а от тех атлантических и глобалистских структур, которые сказками о «русской угрозе» уведут финнов в такое будущее, в котором у них не останется ни реальной независимости, ни свободы выбора.

Пётр Акопов

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here