Кто подпитывает «калининградский сепаратизм»

0
25

Решение Литвы остановить транзит белорусских грузов рикошетом ударит по Калининграду. Голод ему не грозит, но ожидается взлет цен на продукты. В этом случае в российском анклаве ожидается усиление социальной напряженности. Может, в Литве и задумали всю эту блокаду, чтобы вызвать в бывшем Кенигсберге ропот против федерального центра, подогреть сепаратистские настроения. Но сохранились ли там такие настроения?

Парламент Литвы в начале нового года должен рассмотреть законопроект о полном запрете транзита товаров из Белоруссии, который в декабре подготовило Министерство транспорта. В министерстве решили наложить санкции на всю продукцию, импортируемую, закупаемую или следующую транзитом прямо или косвенно из Белоруссии.

Цель – наказать «режим Лукашенко», однако МИД России уже пообещал, что Москва не оставит такой шаг Вильнюса без внимания. Это «может затронуть обеспечение Калининградской области, негативно сказаться на экономике, социальном положении и качестве жизни населения этого региона РФ», – предупредила представитель МИДа Мария Захарова.

Калининградский губернатор Антон Алиханов ранее также заявил, что инициатива Литвы угрожает продовольственной и экономической безопасности региона, напомнив о том, что «мы, вообще-то, и белорусские товары потребляем – продукты, стройматериалы и не только». Как отметил политолог Александр Носович, если транзит остановят внезапно, в Калининградской области «может образоваться дефицит и резко взлетят цены, в том числе и на товары первой необходимости».

Чем грозит подъем социальной температуры

Бывший депутат Калининградской областной думы, оппозиционер Соломон Гинзбург известен как автор идеи о придать анклаву статуса федерального округа, он даже подготовил проект федерального закона об особом статусе Калининградской области. Как говорил об этом Гинзбург 10 лет назад, что новый статус и надбавки к зарплатам и пенсиям калининградцам нужны, чтобы там не росли антимосковские и антифедералистские настроения.

Экс-депутат и сегодня считает, что подобные настроения зависят от социальной температуры в анклаве. «Сепаратистские настроения? Их критерии не связаны с местом проживания, это твои личные мировоззренческие, ценностные установки. Здесь география размыта, зато важна ценностная шкала», – говорит он.

О том, есть ли сейчас подобные настроения в регионе, собеседник судить не берется. «В нашем регионе таких исследований не было, но я периодически общаюсь в этом плане со своими студентами. Могу сказать, что между чемпионатом мира по футболу летом 2018 года и началом пандемии зимой 2020 года доминировали настроения, вовсе не связанные с тем, что «нам надоела Россия», – сказал Гинзбург. По его словам, среди студентов преобладала другая установка, которую условно можно передать так:

«Мы не хотим разрывать с Россией, но с удовольствием поработали бы не только в дальнем, но и ближнем зарубежье,

в прибалтийских странах, если кому повезет в сильных странах, вроде Германии». Экс-депутат не берется судить, насколько изменились настроения с тех пор, однако он уверен, что уровень претензий к местной власти растет. По его словам, сложилась ситуация, «связанная с плохим здравоохранением, с несправедливостью в поддержке малого и среднего бизнеса. Сейчас еще добавились QR-коды. Возник разительный контраст и социальная поляризация между очень бедными и очень богатыми в регионе», – перечисляет оппозиционер.

В любом случае, по мнению Гинзбурга, среди жителей области преобладает особая двойная идентичность, – и россияне, и калининградцы одновременно. Кстати, на бытовом уровне в Калининграде до сих пор можно услышать фразу «Я съезжу в Россию», – когда человек собирается в Москву или Петербург, хотя такое встречается гораздо реже, чем 10-15 лет назад.

«Жители Калининграда ориентируются на Европу в уровне комфорта, благоустройстве и качестве сервиса, при этом оставаясь частью России и не выказывая признаков сепаратизма, – заявила бывший калининградский вице-премьер по внутренней политике, политолог Елена Волова. – Калининградцы стараются сохранить богатое историческое наследие региона – замки, парки, в том числе, как объекты туристической привлекательности. Но нельзя сказать, что местные жители ощущают себя немцами, хотят отделиться и стать частью Германии. Одно не предполагает другое».

Жители анклава пользуются близким соседством со странами ЕС, и «до пандемии мы часто ездили за покупками в Польшу и в Литву», – напомнила эксперт, однако, они считают себя россиянами и в целом обладают вполне российским менталитетом. «Да, у нас любят памятники и исторические дома с табличками из прошлого, мы за то, чтобы реставрировались заброшенные костелы и замки, но это совершенно не говорит о том, что мы каким-то образом отождествляем себя с Германией или какой-либо другой страной. Если и есть небольшие сепаратистские течения, но они не оказывают никакого влияния на большинство калининградцев», – говорит политолог.
Кто мечтает о германизации анклава

Исторически у города действительно немецкие корни. Современная Калининградская область располагается на территории бывшей германской провинции Восточная Пруссия. В 1945 году по решению Потсдамской конференции большая часть Восточной Пруссии вошла в состав Польши, а треть территории со столицей Кенигсбергом перешла СССР и была включена в состав РСФСР.

И хотя столица Восточной Пруссии и ее многие города в 1944-45 годах были сильно разрушены, в области до сих пор остаются зримые следы прусского наследия – характерная архитектура, черепичные крыши, посаженные еще немцами тополя вдоль узких местных дорог, – их в шутку именуют «солдатами вермахта». Сами калининградцы зачастую называют свой город «Кёнигом» (как петербуржцы свой город – Питером).

С этой точки зрения показательными оказались итоги опроса «Великие имена России» 2018 года. К финишу с большим отрывом тогда пришла императрица Елизавета, дочь Петра Первого, в царствование которой русские войска впервые захватили Кенигсберг. Как отмечал по этому поводу другой экс-депутат Калининградской областной думы, ныне – депутат Госдумы Андрей Колесник, «история с голосованием показала следующее: калининградцы в большинстве своем настроены патриотично и выбирают собственных, исторически российских выдающихся личностей». Скажем, один из самых известных жителей этого города – немецкий философ Иммануил Кант попал лишь в короткий список для голосования.

И все же некоторые наблюдатели полагают, что имеются признаки целенаправленного воздействия на жителей Калининградской области с целью изменить их патриотические предпочтения. Используется, например, термин «ползучая германизация» – означающая попытки внешних сил усилить иностранное (в частности, немецкое) присутствие в Калининграде и ослабить российское. Речь идет прежде всего о символических шагах. Депутат Колесник приводит примеры подобных действий и объясняет их мотивы:

«Очень многие люди в Европе – и среди элит, и среди простого народа – до сих пор воспринимают Калининградскую область не просто как часть России, а именно как бывшую Восточную Пруссию. Могу так сказать по опыту личного общения, – говорит Колесник. – К сожалению, нам все время дают повод вспомнить, что Калининградская область находится в крайне агрессивном окружении. То в руководстве Германии заявляют, что с Россией надо говорить с позиции силы. То в Польше и в Литве

обозначают Калининград так, как город назывался сотни лет назад – «Крулевец» по-польски или «Караляучус» по-литовски.

А то даже и в самом Калининграде звучат призывы восстановить в том или ином виде прусские памятники и символы, в том числе, например, замок прусских королей. Ко мне лично в свое время подходили люди, заявлявшие о необходимости поставить во дворах Калининграда символы разрушенных прусских фортов».

«Имеются иностранные агенты влияния»

В 2018 году «Калининградская мониторинговая группа» узнала мнение местных жителей по поводу «германизации Калининградской области». Согласно полученным данным, 86% респондентов заявили, что никакой германизации не существует. А «безусловно ощущают» германизацию лишь 2% опрошенных.

С одной стороны, никаких реальных сепаратистских настроений в анклаве нет, отмечает Колесник. Однако, с другой: и местные спецслужбы, и политики наблюдают желание части элит близлежащих стран воспользоваться возможной слабостью России с целью отторжения российских земель – и самым внимательным образом противостоят этим стремлениям. «Происходящее надо воспринимать предельно серьезно и реагировать соответственно. С внешне безобидных символических жестов способны возникать реальные политические перемены, – предупреждает Колесник. – По ту сторону границы есть люди, которые работают над тем, чтобы попытаться поставить наш суверенитет под сомнение. В частности, сотни людей в Гданьском университете целенаправленно изучают Калининградскую область во всех аспектах ее существования».

Губернатор Алиханов в интервью газете ВЗГЛЯД в свое время заявлял, что в регионе действительно имеются иностранные агенты влияния. И не просто имеются, а «вредят» и их за это «сажают в тюрьму». В другом интервью он отмечал, что в обывательском смысле германизации как насаждения культурной идеи в повседневной жизни региона нет. «По результатам социологических исследований, которые проводятся в Калининграде, этого не видно, но это не значит, что мы не будем по этому поводу держать руку на пульсе», – пояснил Алиханов. По его словам, в регионе ведется «противоположная работа» различных некоммерческих организаций и всяких «псевдокультурных» центров.

Германское знамя над Калининградом

Как считает калининградский историк и публицист Андрей Выползов, одним из таких центров была калининградская НКО «Ганзейское бюро – информационное бюро земли Шлезвиг-Гольштейн». «В 2016 году Минюст включил ее в список иностранных агентов, после чего она объявила о ликвидации. Однако ее преемником фактически стало ООО «Ганзейский офис», который вполне официально занимается интеграцией региона в политику и экономику разных земель ФРГ, в ущерб российскому влиянию», – полагает Выползов. «Задача «Ганзейского офиса» – сделать так, чтобы русские в Калининграде стеснялись говорить про богатый русский и советский след в истории нашего региона, а только пели осанну прусской истории, начиная с залившего Прибалтику кровью Тевтонского ордена», – предполагает Выползов.

В недавней истории города были и аресты, и суды тех, чьи действия можно трактовать как попытки «германизации».

В 2015 году суд признал виновными в «хулиганстве по мотивам политической вражды» трех общественников, вывесивших над гаражом ФСБ современный германский флаг. Акция произошла 11 марта 2014 года – за пять дней до референдума в Крыму. Как писала «Газета.ru», москвич Дмитрий Фонарев, калининградцы Олег Саввин и Михаил Фельдман получили 1 год и 1 месяц лишения свободы. Фельдман получил дополнительно 23 дня лишения свободы за ношение взрывчатых веществ.

К слову, последний раз подобный скандал произошел в городе за 30 лет до этого – 1984 году. Тогда в канун октябрьских праздников над Дворцом культуры моряков семеро подростков тоже вывесили немецкий флаг, но только нацистское знамя со свастикой. Как писала «Комсомольская правда», виновников не стали брать под стражу, – и лишь отчислили из школы и выгнали из комсомола.

Отдельно стоит упомянуть о том, что один из осужденных в 2015 году – Олег Саввин – попадал в тюрьму за уличные акции с немецкими флагами и раньше. В 2012 году он был арестован в белорусском Гродно, когда вышел на оппозиционный митинг с флагом Пруссии. Но Саввин и по сей день не прекратил оппозиционную деятельность. Так, месяц назад он участвовал в «Форуме свободной России» в Вильнюсе, на который традиционно собирается радикальное крыло российской эмиграции. Насколько известно, финансирует проведение Форума беглый магнат Михаил Ходорковский.

С середины нулевых в Калининграде действовал так называемый «Боевой авангард русского сопротивления» (БАРС) во главе с Александром Оршулевичем. В отличие от сторонников Ходорковского, «барсовцы» придерживались националистических взглядов и участвовал в «Русских маршах», а также собирали подписи под петицией о возвращении городу названия «Кенигсберг», выступали с воззваниями о превосходстве немецкой цивилизации над русской.

Кто размывает «калининградскую идентичность»

В 2013 году Оршулевич был осужден за экстремизм и приговорен к штрафу. Как установил суд, он призывал к насилию в отношении евреев, а также осквернил в Калининграде мемориальную табличку жертвам Хрустальной ночи, нарисовав на ней свастику.

Свою деятельность группа, похоже, так и не прекратила, потому что весной 2020 года уже военный суд вынес активистам БАРСа новый приговор. На этот раз Оршулевича приговорили к восьми годам лишения свободы – за создание экстремистского сообщества. Трое его подельников Александр Мамаев, Игорь Иванов и Николай Сенцов – получили разные срока от трех до шести лет. Сенцову вменяли в вину хранение оружия и взрывчатки. Как писала «Независимая газета», во время обысков у членов БАРСа, кроме экстремистских материалов, нашли несколько единиц оружия времен Второй мировой войны. Калининградский историк Выползов напоминает:

«В Тюрингии Оршулевич сфотографировался на фоне памятника жителям Восточной Пруссии, погибшим во время Кенигсбергской операции

Красной армии в 1945 году. В 2017 году в Киеве барсовцы встречались с боевиками неонацистской организации «Азов» (запрещена в России)». Впрочем, эксперты напоминают: сама численность осужденных и в первом, и во втором случае (по 3-4 человека) говорит о том, что подобные группы в Калининграде – маргинальны.

Власти внимательно отслеживают подобные идеологические тенденции, но пока не видят оснований для беспокойства, считает пресс-секретарь губернатора Дмитрий Лысков. «Достаточно посмотреть на миграционный поток из «большой России» – порядка 10 тысяч в год – это переселенцы с Севера из Сибири, из центральной России и даже с Дальнего Востока, – отмечает Лысков. – С таким миграционным сальдо «германизация» калининградцев выглядит маловероятной. Помимо этого, в регионе расположена основная база Балтийского флота, а наши военные точно далеки от любого рода германизации».

Действительно, Калининградская область стала привлекательной для жителей других уголков России. Сюда в 2009-2018 годах переселились 29 тыс. человек. Судя по официальной статистике, основными поставщиком переселенцев стали Сибирский и Дальневосточный округа. Следом идут Поволжье и Урал.

Впрочем, страхи о ползучей германизации, о сепаратизме не похоронены окончательно, предупреждает Волова. «Никогда не говори никогда. Никто не знает, что будет дальше, но пока таких тенденций нет», – заверила она. Что касается притока гостей, то и он не сможет размыть особую идентичность региона, добавила Волова: «Для нас особая идентичность все равно существует. Те, кто приезжает – не совсем калининградцы. Чтобы быть калининградцем до мозга костей – нужно родиться здесь». Источник

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here