Дайте брату шанс. Как помочь переобуться на ходу. Константин Кеворкян

0
25

Когда в 2014 году из Украины начали прибывать первые беженцы и политэмигранты — наперебой рассказывая, какую опасность несёт Евромайдан для России — на них смотрели как на сумасшедших. Теперь сам президент РФ говорит об экзистенциальной опасности, исходящей с территории когда-то дружественной страны

Жаль, что столько времени потеряно впустую — пока недуги укреплялись и окапывались. Украинский вопрос не только не рассосался сам по себе (как предполагали многие), но обрёл максимальную остроту. Пока в Москве виртуозно фехтовали с фантомом минских договорённостей, Украина вполне эффективно использовала предоставленное ей время для переформатирования украинского народа, раздувания националистической пропаганды, укрепления военных связей с НАТО.

В результате РФ оказалась между плохим выбором и ещё более плохим. Теперь, как сформулировал президент Владимир Путин, речь идёт об угрозе самому существованию России. Чем и был обусловлен декабрьский демарш с предъявлением прямых претензий коллективному Западу. Разумеется, Запад тему начнет максимально забалтывать, стараясь выигрывать необходимое ему время. И если мы на это пойдём, ситуация в конце концов станет еще хуже: Украина является огромным плацдармом на стратегическом направлении, вся военная и гражданская инфраструктура РФ в европейской части страны станет критически уязвима.

Но как объяснить российскому народу необходимость определённых материальных жертв в случае конфликта с Украиной, например, неминуемого введения ещё более жёстких западных санкций. Замыливание важнейшей проблемы мешает пониманию в обществе последствий тех или иных шагов, а значит — психологической готовности к ним, принятие их необходимости. Очень важно разъяснить народу, дезориентированному хихиканьем некоторых обозревателей, истинное значение Украины.

«Зачем же тогда за эту Украину, которая никому не нужна, так сражается Вашингтон? Зачем за эту Украину так сражается Берлин и вообще весь Запад? Они что там, полностью все идиоты? Или, может быть, они как раз понимают, что это действительно треть «русского мира», [которую надо оторвать от России], и что потом будет с Россией?» — резонно спрашивает заместитель директора Института стран СНГ Игорь Шишкин в эфире канала «День ТВ».

Использованное для окончания перепрошивки Украины время — серьёзная утрата России, возможная афганизация Украины — проигрыш, раскол общественного мнения внутри РФ — опять-таки негатив. Вариант победы: максимально эффективная кампания, заканчивающаяся долговременной нейтрализацией Украины как антироссийского фактора. Возможно ли это в условиях, когда целые регионы (например, на Западе Украины) охвачены русофобской истерией? Не факт.

Следовательно, речь может идти о глубокой трансформации всей Украины на принципиально новых основах (федерализация, конфедерализация, два или более территориальных образования и т.д.). Но это вопрос политический, и эти вопросы — хотя бы перед собой — надо ставить уже сейчас.

Вопрос принципиальной победы над майданным режимом лежит не в военной плоскости (с этим как раз всё понятно), но в политической. Например, как решать вопросы денацификации и восстановления равноправия граждан? ЛДНР останется в нынешних границах или в пределах административных границ Донецкой и Луганской областей? Как будет деблокировано Приднестровье и каков будет возможный статус Киева, Харькова, Одессы? Эти и ещё многие вещи четко надо понимать самим и доносить до жителей Украины.

Говорите с Украиной. Нет ничего хуже пустой неизвестности, часто именно она заставляет человека оказывать инстинктивное сопротивление — лучше привычный мир, нежели неясные перемены. Донесите до большинства украинцев приемлемую картину грядущего мира — и нация наспех вымуштрованных врагов, вполне возможно, обратится в привычных братьев. Во всяком случае, в пределах интересующей нас территории. Источник

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here