Опасное соседство США

0
12

Вырвались ли вирусы из секретных американских биолабораторий в Алматы?

В июне 2021 года президент Касым-Жомарт Токаев объявил, что отстраняет военных биологов из США от работы в одной из лучших научных лабораторий республики. Специалисты из Пентагона более10 лет занимаются в Средней Азии изучением опасных инфекций— чумы, сибирской язвы, лихорадок и различных коронавирусов, что не может не беспокоить и Казахстан. А поводы для беспокойства есть— вспышки заболеваний, которые странным образом совпадали с открытием новых американских лабораторий. Но одного желания чтобы Пентагон приостановил свои исследования в регионе недостаточно. Как появились секретные американские лаборатории и почему на них стоить вновь обратить внимание именно сейчас?

Любопытство имеет дорогую цену

В июне 2021 года в заявлении Токаева речь в частности шла о Центральной референс-лаборатории (ЦРЛ), расположенной под Алматы. Эта лаборатория всего лишь один из объектов «научной» сети Пентагона в Центральной Азии. Агентство по предотвращению угроз (DTRA) Департамента обороны США, отвечающее за исследования оружия массового поражения, открыло еще пять таких лабораторий при научных центрах Казахстана и две в Узбекистане. Они оснащены самым современным оборудованием, поэтому речь идет о весьма серьезных капиталовложениях.

$400 млн вложило Агентство по предотвращению угроз (DTRA) Департамента обороны США в создание сети биологических лабораторий в Казахстане, еще $165 млн потрачено на лаборатории в Узбекистане. Это огромные деньги.

Причем такие расходы не объясняются исключительно научным интересом. В 2000-е американцы стремились вывезти архивы и коллекции вирусных штаммов, накопленные советскими НИИ за долгие годы. Но позже DTRA перешло к самостоятельным биологическим исследованиям. И хотя курируют эту работу военные, западные университеты требуют от сотрудников нормативы по публикациям, так что даже ученые, работающие над военными проектами, вынуждены разглашать данные о своих исследованиях. По этим публикациям можно вполне судить о деятельности американских ученых в Казахстане.

Согласно данным о финансировании исследований, опубликованных в открытых источниках, за восемь лет в Казахстане реализовано не менее28 проектов по заказу Армии США. В них были задействованы не только местные специалисты, но и военнослужащие из Медицинского центра ВМФ США(Мэриленд), сотрудники Института микробиологии бундесвера(Мюнхен) и военных лабораторий в Портон-Дауне (Великобритания).

Основная тематика проводимых работ — изучение опасных для человека болезней и способы их распространения местной фауной. Среди объектов исследований — чума, сибирская язва, бруцеллез и коронавирусы, в том числе работа с их переносчиками — животными и насекомыми, — что предполагает проведение полевых работ на местности.

Собранные штаммы после первичного изучения на месте вывозят в исследовательские центры стран НАТО. Такие материалы и данные могут быть использованы как в мирных целях, так и не совсем. Вопросы касательно целей возникают уже довольно давно, но годами на все это смотрели сквозь пальцы.

Слишком много совпадений?

Первый повод заподозрить американцев в неосторожном обращении с опасными инфекциями появился в 2007 году. Тогда при Институте вирусологии в Ташкенте (Узбекистан) открылась американская лаборатория, Пентагон выделил военный грант на изучение бруцеллеза в Узбекистане и Казахстане. Эти проекты получили кодовые названияUZ-4 и KZ-2 соответственно. Уже на следующий год во всем регионе был отмечен резкий скачок заболеваемости бруцеллезом, появилась сибирская язва.

Следующий всплеск бруцеллеза в Узбекистане зафиксирован после открытия в 2013 году американских лабораторий в Андижане и Фергане. В том же 2013-м в Казахстане в рамках проекта KZ-29 начались исследования Конго-Крымской геморрагической лихорадки (ККГЛ) при участии специалистов из ВМФ США и британского Портон-Дауна. Биологи изучали распространение болезни клещами на юге Казахстана на базе «Центра особо опасных инфекций» в Алматы.

Больной Конго-Крымской геморрагической лихорадкой

Через год в Казахстане зафиксировали крупную вспышку именно этой лихорадки и именно на юге Казахстана, а переносчиками болезни стали клещи. Одновременно вспышку ККГЛ зафиксировали в Грузии в районе другой американской лаборатории, известной как«Исследовательский центр общественного здоровья имени Ричарда Лугара. В 2018 году экс-министр госбезопасности Грузии Игорь Гиоргадзе заявил, что США могли проводить там секретные эксперименты над людьми.

Изучение лишь части документов — а их сотни, тысячи листов, переданных из Грузии моими друзьями, — показывает, что (…) могли проводиться секретные эксперименты над жителями Грузии. Целый ряд таких экспериментов окончился летальным исходом для моих соотечественников — экс-министр госбезопасности Грузии Игорь Гиоргадзе.

В рамках проекта KZ-33 Департамент обороны США в 2017 году провел в Казахстане исследования распространения коронавируса летучих мышей (не передается человеку, но, как все вирусы, способен мутировать) на базе НИИ проблем биологической безопасности. Специалисты обнаружили зараженных особей в первой же обследованной пещере. КогдаSARS CoV-2 еще только начал проникать в Европу, казахстанские биологи успокаивали население, что в республике ни разу не находили ни один из подвидов коронавируса у животных. Для Казахстана более характерны такие зоонозные — то есть переносимые животными — болезни, как сибирская язва, конго-крымская лихорадка, бруцеллез и чума.

США никогда не комментировали деятельность своих лабораторий в контексте возможной связи со вспышками эпидемий. Правда, несколько лет назад в статье статье американские военные биологи упомянут проблемы при транспортировке образцов из проектаKZ-29 — то есть из казахстанской лаборатории, где изучали вирус Конго-Крымской геморрагической лихорадки и в районе которой произошла вспышка этой болезни одновременно со вспышкой в Грузии.

Еще одним поводом для беспокойства служат результаты работы в 2018-м группы западных ученых, опубликовавших в авторитетном научном журнале Science статью, где на основе открытых источников доказывано, что Армия США финансирует работы над биооружием в нарушение Конвенции1972 года. Это косвенно подтверждает постоянный отказ США ратифицировать протокол о механизмах контроля над биологическими разработками стран-участниц.

Все слишком очевидно

Формально лаборатории значатся собственностью профильных казахстанских институтов и министерств. Однако на деле США контролирует не только собственные объекты, но и научные центры, на базе которых они работают.

Изначально управление шестью лабораториями DTRA в Казахстане осуществлялось компаниями CH2M Hill (Колорадо) и Jacobs Engineering Group (Техас) по договору с Пентагоном. Позже функции управления передали«Центрально-азиатскому офису CDC» (ЦКЗ, Центры по контролю заболеваний), открытому при посольстве США в Нур-Султане.

Возглавляет этот центр Даниэль Сингер, которого американские дипломаты представляют как доктора, хотя на самом деле он является подполковником медслужбы ВВС СШ, который руководит референс-лабораторией (ЦРЛ) и «Центром особо опасных инфекций»(ЦООИ).
Представители Сингера контролируют не только работу ЦООИ, но и участвуют в проверках лечебных учреждений и написании рекомендаций для Казахстана. Причем информация о подобной активности особо не скрывается. Ее детали простодушно сообщил казахстанским журналистам директор ЦООИ Токтасын Ерубаев.

Вызывает немалый интерес то обстоятельство, что ЦООИ является подрядчиком Центрального командования США (CENTCOM), руководящего операциями в Афганистане, Ираке и Сирии. Таковым он значится в рассекреченных документах о пяти программах Департамента обороны США 2017-2018 годов.

Так что, в Алматы все-таки пронесло? Или это мнимое спокойствие?

Талгат Нурмаханов, заведующий лабораторией природно-очаговых вирусных инфекций ЦООИ, и Гульнар Омашева, заведующая лабораторией особо опасных инфекций в другом научном центре тесно сотрудничали с Алланом Ричардсом, одним из авторов концепции размещения биолабораторий DTRA на территории иностранных государств. Тесные связи и у директора ЦООИ Токтасына Ерубаева. Помимо Сингера, он поддерживает контакты с полковником Саба, начальником медицинской службы спецназа США Дж. Каллаханом, администратором«Центра Лугара» в Тбилиси Дж. Моттом. Такой круг общения больше подходит американскому военному, а не казахстанскому биологу и главе госучреждения с доступом к государственным секретам. Но к связям мы еще вернемся.

В Алматы расположена Центральная референс-лаборатория на базе Национального научного центра особо опасных инфекций имени Масгута Айкимбаева Минздрава Казахстана.

В свете беспорядков, которые прокатились по всей стране, очевидцы сообщали, в ночь с 5 на 6 января были вооруженные проникновения на территорию этой лаборатории. И некоторые СМИ сообщали,опять же опираясь на сведения очевидцев, что видели людей в костюмах химзащиты. И что, может быть, из биолаборатории могло пропасть нечто опасное и смертоносное.

Однозначного подтверждения этому событию нет. Однако есть ли повод успокоиться и откинуться в спинку кресла? Едва ли… В условиях хаоса факт нападения более чем возможен. Опасность есть хотя бы потому, что всем известны факты бессилия силовиков города в указанный период. Без охраны остались многие административные здания. Потому сама возможность покушения на биолабораторию существует с очень большой вероятностью. И это явный повод задуматься — а все ли обошлось? Такой опасный комплекс, в котором хранятся опасные для человека штаммы, нуждается в очень серьезной охране. И если произойдет утечка этих штаммов – исход катастрофы будет гораздо хуже, чем беспорядки в Алматы.

А учитывая, что охрану лаборатории осуществляли наши силовики, которых явно не хватало в ночь погромов, специалисты лаборатории (по факту ученые) оставались практически не защищены.

Штаммы опасных вирусов перевозить непросто и небезопасно, поэтому едва ли их пытались вывозить в этих условиях. Слишком опасно. США могли законсервировать разработки и эвакуировать людей, чтобы не подвергать опасности жизнь специалистов в условиях протестов. Разразился бы громкий скандал если банда вооруженных провокаторов вломилась на территорию такой лаборатории, убила военных ученых и похитила бы опасные штаммы. Но мы ведь так и не знаем правды о проникновении….

Конечно сам факт такого развития ситуации невнятно опровергло наше Министерство здравоохранения, как и ряд СМИ со ссылкой на…барабанная дробь….непонятный украинский интернет-проект StopFake. Само по себе это вызывает дикий ужас и недоумение. Скорее всего здесь снова играют роль те связи, которые упомянуты чуть выше.

Опять же, во время погромов в Алматы СМИ сообщали о том, как неизвестные вскрыли окна и пробрались на первый этаж центра особо опасных инфекций имени Айкимбаева.

Местные жители утверждают, что биолаборатория сейчас практически заброшена и находится в плачевном состоянии. В дни погромов на территории были замечены люди в костюмах химической защиты — может, как раз эвакуировали персонал. Сейчас активности на объекте нет.
А теперь самый главный вопрос: когда СМИ сообщат о вспышке опасного инфекционного заболевания в Казахстане и соседних странах? Кто в здравом уме станет замалчивать факт проникновения в лабораторию (если на то нет объективных причин и серьёзных политических рисков)?

А собственно, что дальше то?
Как все помнят тема строительства в Казахстане еще одной американской военной биологической лаборатории, которая должна появиться в поселке Гвардейском Жамбылской области, всерьез взбудоражила общественное мнение. И мы не единственная страна, столкнувшаяся с подобной проблемой. Сеть таких объектов уже созданы в Украине.

Еще в 2005 году между Министерством обороны США и Министерством охраны здоровья Украины подписано соглашение «О сотрудничестве в сфере недопущения распространения технологий, патронов и знаний, которые могут быть использованы для разработки биологического оружия». Американскую сторону в данном взаимодействии представляло, как раз-таки Агентство по уменьшению угроз (DTRA, Defense Threat Reduction Agency), подотчетное Пентагону.

На основании этого соглашения, американские военные проникли в Министерство охраны здоровья, санитарно-эпидемиологическую службу, академию аграрных наук. И с 2007 года фактически приступили к созданию центральной референц-лаборатории и хранилища особо опасных патогенов.

А теперь вишенка на торте!
При согласовании перечня стратегических объектов, которые планировалось взять под охрану миротворцами ОДКБ, биолаборатория в Алматы была вычеркнута.
Почему, если нечего скрывать? Вопрос интересный и открытый до сих пор…

Автор: Адольф Смит

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here