Александрийский патриарх ― слабоумие без отваги

0
96

В середине января патриарх Александрийский и всей Африки Феодор экстренно созвал синод на тему «А нас за що?!» Таковой была первая реакция на учреждение Русской церковью своего Африканского экзархата, что, в свою очередь, стало ответом на фактическое участие Александрии во вторжении Фанара на Украину ― каноническую территорию РПЦ.

В заявлении Александрийского синода говорится: «За последние два года в связи с признанием Блаженнейшим Папой и Патриархом Александрийским и всея Африки Феодором ΙΙ автокефалии православной церкви на Украине, мы внезапно столкнулись с антиканоническим и вероломным посягательством и вторжением… мы получили небратский удар от единославной Русской Церкви». В переложении с греко-лукавого (а практически все александрийские синодалы ― греки) это следует читать следующим образом: «Вот уж два года, как патриарх Александрийский признал Святейшую церковь Украины (СЦУ) и тем поддержал вторжение патриарха стамбульского Варфоломея на каноническую территорию Русской церкви. И вдруг внезапно и вероломно нам прилетела сдача! Вот она, столь небратская “благодарность” за всё содеянное!» Это как если бы какие-нибудь румыны в 1944-м взвыли: «Вот уж три года как мы поддержали Гитлера в создании рейхскомиссариата Украина. И вдруг неблагодарные советские войска вероломно перевалили через Карпаты и отвесили нам совсем небратских люлей».

Заодно РПЦ обвинили в «подкупе местных клириков», которые в итоге перешли в Московский патриархат. Ну не понять меряющим по себе грекам (вспомним о взятке в 25 млн долл. за «ускорение вопроса о томосе»), что иные могут в своих решениях руководствоваться идеалами веры.

«Держи вора!» в греко-африканском исполнении

«Все это исходит от пристрастных побуждений, зараженных “вирусом этнофилетизма”», ― обвиняют александрийские синодалы русский синод в ереси, суть которой состоит в стремлении делить Вселенскую Церковь Христову на национальной основе. «Приемлющих такое деление по племенам и дерзающих основывать на нём племенные сборища» Церковь ещё в 1782 году провозгласила, «согласно священным канонам» (то есть основываясь на ещё более ранних положениях), еретиками и раскольниками.

К примеру, Александрийский патриархат (АП) предусматривался не только как церковь греков, традиционно проживавших в Александрии, но всех православных жителей римской провинции Африка. Также и Русская церковь ― это не церковь русских, а церковь всех народов, которая осуществляет своё служение по месту их проживания на территории Русского мира «и всех северных территорий», которые также вверялись мировым православием в попечение Русского патриарха. Поэтому сегодняшнее александрийское обвинение русской церкви в этнофилетизме, да ещё и на Африканском континенте, это вообще шедевр инфантильного искусства ― знаете, когда провинившаяся недоросль изобретает хитропопую отмазку, вызывающую лишь гомерический хохот взрослых.

Более того, начиная с позапрошлого века и вплоть до наших дней именно греческие иерархи (не все, конечно, но виднейшие) стали не просто выразителями «православного национализма», но даже «греко-православного» шовинизма, вплоть до элементов фашизма. Во многом именно своим греческим происхождением стамбульский ныне патриарх оправдывал свои исключительные права вмешиваться в дела веры «неразумных славян». «Наши братья славяне не могут терпеть первенство Вселенского патриархата и нашей нации в православии, ― рассказывал Варфоломей о славянах, которые, вообще-то, и не подозревали ещё о «первенстве» какой бы то ни было нации в православии. ― Но нравится или нет нашим русским братьям, рано или поздно они последуют решениям, которые принял Экуменический патриарх, потому что у них нет другого выбора».

АП, пусть не словами, но делами, подтвердила свою веру в ересь грекофилетизма: Александрийский патриарх поддержал чуть ли не первое антиканоническое деяние Варфоломея в качестве стамбульского патриарха. Тот вторгся в дела Иерусалимской церкви, поскольку древнейшая христианская кафедра возглавлялась тогда убеждённым антиэкуменистом патриархом Диодором. Чтобы «сбить» его Варфоломей созвал собор с участием патриарха Александрийского, архиепископа Элладского, представителей Кипрской церкви и греческой диаспоры со всего мира. А вот негреческие церкви не пригласили. По мнению профессора церковного права Салоникского университета Кириакоса Кириазопулоса, отказ пригласить в Стамбул представителей негреческих церквей был обусловлен именно этнофилетизмом.

В 2006 году патриарх Феодор в числе исключительно греческих патриархов поддержал вторжение Варфоломея в Сурожскую епархию Московского патриархата (когда предстоятель этой английской части РПЦ решил самовольно перейти в стамбульский патриархат).

И после этих «раздуплений» АП обвиняет РПЦ в этнофилетизме! Причём абсолютно голословно. Разве патриарх Кирилл или экзарх Африки Леонид (Горбачёв) хоть словом обмолвились, что африканцам нести они намерены «свет русской веры», а не свет православия? Тогда, кстати, как Феодор записал в греческие отцы православной Африки даже еврея Марка Евангелиста.

Далее Александрийский синод заявляет, что в решении РПЦ учредить Африканский экзархат «не обошлось и без мирского духа». И здесь уже намёк не только на некий экспансионизм (каковым как раз страдают греки с его восточным папизмом, поддерживаемым и Александрией), но и на зависимость РПЦ от российской власти с её «неоколониальными амбициями». Оставим в стороне затёртые нарративы разнообразных псак (тоже, кстати, дочь грека и психотерапевта). Но вот уж кто бы вякал о зависимости от власти, как не «александрийцы»! Если Фанар напрямую управляется Госдепом, если Элладская церковь зависит как от Фанара, так и от собственного правительства, то Александрийское священноначалие всецело зависит от Элладской церкви, которая зависит как от греческой власти, так и от стамбульской церкви, которая кормится с руки госсекретаря США.

«Мы с великой признательностью благодарим Грецию, Апостольскую церковь Греции и, прежде всего, нашего смиренного и сильного сторонника, Блаженнейшего архиепископа Иеронима», ― расшаркивался Феодор перед предстоятелем Элладской церкви не далее как в декабре 2021 года. На что последний заверил и в дальнейшем «стремлении удовлетворять великие потребности Александрийского патриархата».

«Греческая миссия в Африке (собственно Александрийский патриархат. ― Д.С.) это уже давно одна большая потемкинская деревня, ― сообщает бывавший на Чёрном континенте миссионер о. Георгий Максимов. ― Реальность ужасающе иная. Верующие массово уходят, священники уходят, многие приходы закрываются, а те, что есть, зачастую влачат жалкое существование. Православие угасает в Африке… Особенно ситуация ухудшилась при патриархе Феодоре… Эта потемкинская деревня выстроена прежде всего для греков из Греции и Кипра, чтобы собирать с них пожертвования «на африканскую миссию»».

Поэтому в деле признания СЦУ на Феодора, как подтверждали источники, «оказывалось давление, прежде всего со стороны МИД Греции (через это ведомство проходит финансирование греческим государством Александрийского Патриархата). Данная структура угрожала прекратить финансирование, если Феодор не признает «ПЦУ»… Показательно, что в Каире объявление о признании «ПЦУ» состоялось в присутствии греческого посла в Египте. И сам патриарх Феодор в своей короткой речи перед объявлением официального сообщения особо упомянул посла».

О пагубности ассиметричных ответов и насущности ассиметричных

С чем частично можно согласиться в заявлении Александрийского синода ― это с тем, что способ захода РПЦ в Африку «идёт вразрез с церковной практикой и традицией». АП, понятное дело, обвиняет РПЦ в том, что первым, вообще-то, совершил Варфоломей.

Но достойно ли святой Русской церкви руководствоваться детским принципом «он первый начал?» Неужели это не означает, что мы должны быть вторыми? Что также теперь имеем право нарушать каноны.

Только анафема Александрийскому патриарху и его последователям (тому же синоду), как и его покровителям Варфоломею и Иринею, то есть констатация того факта, что они более не считаются честью Церкви, является каноническим основанием для захода в Африку (равно как в Турцию, в Грецию, на Кипр). А до этого, сколько бы РПЦ ни приостанавливала с АП молитвенное общение, это чужая каноническая территория для нас. Такая каноническая неопределённость (мягко говоря) лишает РПЦ поддержки прежде всего внутри самой Африки. Есть сведения о том, что целых шесть епископов готовы были перейти в РПЦ (один из них не участвовал в описываемом синоде).

Конечно, нельзя оставлять без церковных таинств православных Африки. Но для этого им следует со всей чёткостью сказать, что в их прежней церкви таинств уже нет. Дух Святой более не действует там.

А что же мы слышим вместо этого от Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (который, кстати, все эти два года всячески тормозил приём африканских священников, в массовом порядке писавших заявления о приёме в РПЦ). Даже после учреждения Африканского экзархата глава ОВЦС митрополит Иларион «оправдывается»: «Мы бы не стали входить в Африку, если бы не настойчивые просьбы африканского духовенства, которое обратилось к нам вскоре после того как Патриарх Александрийский Феодор присоединился к расколу». То есть так и продолжали бы гибнуть там десятками тысяч душ в расколе, если бы не местные священники. А по собственной воле корабль спасения послать единоверцам ― никак… «Речь не идет о том, что мы как-либо хотели бы ослабить Александрийский Патриархат», ― продолжает опровергать митр. Иларион известную каждому православному молитву о «ересей разорении и искоренении, и в ничто обращении». Впрочем, он же ещё лет десять назад отказался классифицировать латинян еретиками.

СЦУ ― источник не только антиканонической заразы

Не потому ли столь неожиданной оказалась для Александрийского патриарха «ответка» РПЦ, что не ожидал он победы над соглашательской линией в Священном синоде РПЦ? Или это просто лишнее доказательство того, что заразился Феодор от СЦУ не только неканоничностью, но и банальным слабоумием (чего только стоят недавнее заявление митроподлита СЦУ Драбынко о том, что «СЦУ признали пять поместных церквей, включая… СЦУ»).

На данный диагноз наталкивает и завуалированный под «Послание духовенству и верным Александрии и всей Африки патриарха Александрийского Феодора» верноподданническое зализывание Варфоломея. Оставим в стороне дичайшие по своей «алогичности церковно-исторические открытия» вроде того, что «раскол 1054 отделит Западную Церковь, а на православном Востоке Вселенский патриархат сохранит первенство». Как можно сохранить то, чего не было? Если «первенство» якобы было у Рима, то как оно могло оставаться у Константинополя? Да и не могло быть никакого первенства по канонам ни у Рима, ни у Царьграда.

Но греческие извращения канонов не тема сегодняшнего разговора.

Феодор пишет: «В Новое время некоторые народы, получившие свои государства, хотели иметь свои независимые Церкви, и действительно, Вселенский патриархат отрезал свои территории и создал новые независимые Церкви, назвавшиеся Автокефальными. Одна из них ― Русская Церковь (Московский патриархат), стала автокефальной лишь в 1589 г.». Дядя Федя! Русичи «получили» своё государство не в Новое время, а ещё в Средние века! И никакой автокефалии не желали, сберегая единство Церкви. Лишь уход Константинополя в латинскую ересь (Флорентийская уния 1439–1445 гг.) поставил оставшуюся верной православию Русскую Церковь в положение автокефальной. Поэтому в 1589 г. она обрела не автокефалию (каковой была уж полтора столетия), а статус патриархата. Вчы историю! Или матчасть хотя бы.

«Русская Церковь… начала наступать и “порабощать” соседние православные церкви, как она сделала с митрополией Киева в Украине, митрополией, которая всегда принадлежала Вселенскому патриархату», ― продолжает изрекать наш «историк», не подозревающий, что в XVII веке никто ни о какой Украине и слыхом не слыхивал. Киев и был древней столицей Русского государства. И жили в нём в 1589 году русские. Которые к тому времени уж лет сто как предстоятелем своим называли патриарха Московского. И принадлежность Киевской митрополии Московскому патриархату с того самого XVII века ни одна стамбульская и ни одна каирская собака не ставила под сомнение вплоть до века XX, когда за счёт ослабленной большевистскими гонениями Русской церкви решил поживиться константинопольско-александрийский ересиарх Мелетий (которого и Варфоломей и Феодор называют своим великим предшественником).

«В 1991 году, украинцы, которые были отдельным от русских народом, захотели иметь свою независимую (автокефальную) от Московского патриархата церковь, с чем Русская церковь была решительно не согласна», ― утверждает африканский заступник «отдельного от русских народа» (41 процент которого до сих пор считает себя единым с русским народом, следовательно среди православных таковых ― абсолютное большинство).

Что тут можно сказать? Пожалуй, это: «Я очень хорошо знаю Украину — и епископов, и верующих-мирян — и имею очень хорошее представление о том, какими стимулами руководствуются люди, которые пытаются сегодня посеять раздор на Украине. С самого начала, когда только возникла проблема церковного раскола, Александрийский патриархат и я, как его представитель, заняли такую позицию, что Украинская Церковь является неотъемлемой частью Русской Православной Церкви… Древняя Александрийская Церковь формулирует свою позицию таким образом: мы предстоим Богу вместе с Русской Православной Церковью и призываем, чтобы Православная Церковь была единой и неделимой, как всегда это было. В делах церковных нет места для политики. Политика приходит и уходит, а Церковь пребывает во веки веков». Сказал это не кто иной, как… патриарх Александрийский Феодор. И не далее, как в 2016 году. Когда Госдеп не дал ещё грекам отмашку на признание украинских самосвятов.

Возвращаясь же к заседанию Александрийского синода от 12 января 2021 года, завершим тем, что на нем постановили приступить к «незамедлительному применению прещений по отношению к отступникам». Как следует из контекста, речь идёт о первой сотне африканских священнослужителей, уже перешедших в РПЦ. Наши же укроуниаты уже поспешили представить желаемое за действительное. «Действия православных россиян аморальны и требуют наказания, ― заявление Синода Александрийского Патриархата». Так озаглавила новость о решении Александрийского синода униатская информационная служба.

С другой стороны, от невменяемых, действительно, чего угодно Госдепу теперь ожидать можно.

Вот умора будет, если эти клоуны анафему нам вынесут раньше, чем мы им. За тот же ― держимся за стул ― этнофилетизм.

Дмитрий Скворцов

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here