Александр Пушкин: Историю русскую должно будет преподавать по Карамзину — Российская газета

0
260

Роковая дуэль оборвала работу Александра Сергеевича над его главным историческим трудом, создававшимся с одобрения императора Николая I. «История Петра», которую великий поэт собирал по крупицам в течение многих лет и планировал завершить к середине 1837 года, так и осталась внушительным черновым наброском в 31 тетрадь.

Хотя история окончательно сформировалась как университетская дисциплина уже после гибели поэта, Пушкин интуитивно действовал так же, как профессиональный исследователь XXI века: скрупулезно изучал работы предшественников, критически оценивал их, обогащал новыми сведениями из свидетельств очевидцев и архивных документов. Кстати, Пушкин первый после Карамзина получил от императора доступ в государственные архивы и жалованье, "чтобы, — писал он с юмором другу П.А. Плетневу, — я рылся там и ничего не делал".

Но Александр Сергеевич был отнюдь не только кабинетным ученым — его манила живая история.

Работая над "Историей Пугачевского бунта", он "посетил места, где произошли главные события эпохи, мною описанной, поверяя мертвые документы словами еще живых, но уже престарелых "очевидцев" и вновь поверяя их дряхлеющую память историческою критикой". Итог — фундаментальный и на тот момент исчерпывающий 400-страничный труд о казаке-мятежнике, редактором и цензором которого выступил лично Николай I. Неподготовленная публика не смогла оценить важность пушкинского труда — книжную новинку раскупали неохотно. Зато историки оценили сполна: модный поэт и император положили начало научной историографии крестьянского движения.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here