Простота хуже воровства, или Как «полезные патриоты» помогали расширению НАТО

0
147

Об одной стратегической ошибке и её последствиях

Арсенал беспрецедентной по своему размаху пропагандистской операции Запада по обвинению Москвы в «неминуемом вторжении» на Украину с некоторых пор пополнился новым козырем. Генерал-полковник Леонид Ивашов, в прошлом управделами Минобороны, затем начальник его Главного управления международного военного сотрудничества (1996-200), выступил с резким обращением к руководству страны. В нём он дословно повторяет тезисы западных пропагандистов о том, что Кремль «провоцирует войну», оказываясь «в одиночестве против объединенных сил Запада». На Западе это обращение было растиражировано как «доказательство» их правоты и выражение «мнения» видных военных ветеранов России, хотя подписал данное открытое письмо лишь сам Ивашов.

Не секрет, что в патриотической части российского общества многие были удивлены и шокированы этой акцией генерала, настолько она не вяжется с его предыдущими заявлениями и высказываниями. По своему опыту и знаниям он вроде бы не должен был так легко подпасть под «ненавязчивое обаяние» зарубежных мастеров психологической войны. Даже отечественные либеральные СМИ, поначалу ухватившиеся за откровения Ивашова, затем стали выражать сомнения в «неких странностях» его позиции, вдруг вспомнив, что и в отношении них он не раз разражался гневными разоблачениями. Появились едва прикрытые намёки на состояние его здоровья. Ну, например, утверждение профессионального военного о том, что Турция «двинет свои армию и флот на завоевание российских Крыма и Кавказа», действительно, трудно признать проявлением здравого рассудка.

Конечно, в биографии отставного генерала можно было бы найти объяснения подобной мировоззренческой трансформации, но проблема тут не в отдельной личности, а в определённом типе поведения, который «волочится» за нами с 90-х годов прошлого века. Это так называемые полезные патриоты во властных структурах. Они прекрасно сознавали, что происходит вокруг, но успокаивали свою совесть тем, что зато они «Родину любят».

В годы национального позора и сдачи государственных интересов «полезные патриоты» были чрезвычайно удобны для демонстрации обществу того, что в руководстве страны находятся не одни только «западники», а есть «государственники» типа Ивашова, которые никогда не отдадут её «заокеанскому недоброжелателю». Однако в самый ответственный момент «государственники» вдруг послушно «брали под козырек». Дескать, мы люди военные, вынуждены подчиняться главнокомандующему. Соратники отставного генерала по «патриотическому лагерю» сейчас только начинают вспоминать о его удивительной способности куда-то исчезать всякий раз, когда от слов надо было переходить к делу. Это Е. Примаков мог развернуть самолёт над Атлантикой, узнав о начале натовского нападения на Югославию, и он, конечно, был не один такой. Многие уходили в отставку или поступали «по-офицерски», как маршал Ахромеев. Однако «вербальные храбрецы» этого никогда бы не сделали.

Есть всё же одно ключевое обстоятельство, которое, по-видимому, определяет неприятие Ивашовым политики руководства страны именно в данный момент. Главным делом своей жизни и военной карьеры он считает принятие Основополагающего акта Россия – НАТО и создание Совета Россия – НАТО (СРН) в 1997 году, когда он руководил международными военными связями в Минобороны. До последнего времени генерал утверждал, что этим соглашением были надлежащим образом учтены интересы России и обеспечена стабильность в Европе, а Североатлантический альянс «угрожающей активности не проявлял».

И вот сейчас одним из главных пунктов «ультимативного» обращения России к США и НАТО по обеспечению взаимной безопасности является требование о возвращении военной инфраструктуры блока в Европе на момент до подписания указанного соглашения. Тем самым фактически признаётся, что создание СРН было стратегической ошибкой, а его последствия губительны для российской национальной безопасности. Однако тогда и заслуги Ивашова сходят на нет, с чем ему, очевидно, трудно смириться.

Учреждение Совета Россия – НАТО в 1997 году ровным счётом ничего не дало Москве, зато послужило отличной «отмазкой» для постепенного вовлечения в альянс других государств «буферной зоны». Дескать, как вы можете протестовать против сотрудничества с нами ваших соседей, если у Брюсселя и Москвы «самый высокий из всех возможных» уровень взаимодействия? Кстати, подписавший тогда в Париже соответствующий документ Б. Ельцин, ныне проклинаемый Л. Ивашовым, на тот момент, по сути, лишь венчал деяния генерала.


На провозглашении Основополагающего акта Россия – НАТО
Говорят, вы что хотели? Вступить в конфронтацию с НАТО? Вовсе нет! Достаточно было заявить, что мы считаем эту организацию рудиментом холодной войны и готовы вести переговоры лишь о постепенном свёртывании ее деятельности и мерах доверия. При этом враждовать с ней также не собираемся. НАТО, например, категорически отказывается устанавливать хоть какие-либо связи с ОДКБ, но противником её тоже не объявляет. Однако при таком подходе, конечно, загранкомандировок и возможностей покрасоваться на виду у сильных мира сего было бы меньше. Соглашаясь же на широкое сотрудничество с блоком в присвоенной им себе «всемирно-исторической роли», мы сами легитимировали и продолжение его существования, и дальнейшее приближение к нашей границе. От участников процесса с нашей стороны часто можно было слышать: «Нельзя отказываться от дискуссии. Нужен позитивный диалог». Однако, по сути, указанное общение напоминало оживлённые споры в кают-компании перемещающегося по заранее заданному маршруту корабля. Демократическая процедура вроде соблюдена, но на курсе, пролагаемом капитаном, это никак не отражается.

Не хочется обижать военных дипломатов, далеко не все они такие, но в исполнении бывшего управделами Минобороны Ивашова эта дискуссия в основном сводилась к поддержанию так называемых человеческих отношений в виде фуршетов, банкетов, взаимных похлопываний по плечу и комплиментов. Ведь они же «нормальные мужики», ну прямо как мы, и надо только чаще встречаться. Такая модель нашего поведения на Западе давно изучена и, к сожалению, успешно используется в работе с её носителями.

С дистанции сегодняшнего дня отчетливо видно, что Североатлантический альянс изначально подошел к сотрудничеству с Россией в рамках СРН как к крупной военно-информационной операции прикрытия своих истинных экспансионистских намерений. Это было продолжением всё той же линии не закрепленных юридически вербальных обещаний не наносить ущерб нашей безопасности, выполнять которые никто не намеревался. Осознание этого к нам, наконец, пришло, но не к таким кабинетным стратегам, как генерал Ивашов, которые готовы вновь и вновь верить постоянно обманывающему. Ему, видимо, легче, как и в 1997 году, поверить в правоту очередной западной операции «завесы», чем признать свою ответственность за изначальную ущербность занятой тогда позиции в отношении НАТО.

В День памяти А.С. Пушкина, а Л. Ивашов, говорят, и сам стихи пишет, по этому поводу невольно приходят на память слова поэта: «Ах, обмануть меня не трудно!.. Я сам обманываться рад!»

ДМИТРИЙ МИНИН

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here