«Привет» от Оруэлла

0
168

В бессмертных произведениях Джорджа Оруэлла содержится огромное количество сентенций, применимых к освещению чуть ли не любого политического вопроса в любом регионе мира, и, вероятно, именно благодаря своей универсальности они и стали так популярны в народе. Потому что его творчество с каждым годом все чётче отражает реалии «демократических» (и не очень) обществ века двадцать первого.

Двадцатый век Россия закончила разорённой, разграбленной и расчленённой, причём уже в третий раз за столетие. Даже для нее это как-то многовато. Мало того, что исторические земли России в лице 14 республик СССР стали «независимыми» (то есть не совсем независимыми, а независимыми именно от России и зависимыми при этом от её врагов), так даже внутри самой Российской Федерации центробежные тенденции набрали такую силу, что иные западные аналитики предрекали России распад и скукоживание до размеров Московского княжества.

Однако Бог миловал. В двадцать первый век Россия вступила уже с явными перспективами восстановления. И восстановление это логично подразумевает не только значительное возрождение убитого «реформами» «святых 90-х» производства и не только воссоздание мощных вооружённых сил, но и возврат политического влияния России на всё пространство бывшего СССР и даже за его пределы.

Но что-то за последние двадцать лет мы не видим каких-либо ощутимых прорывов на этой ниве. Вроде бы и создано огромное количество интеграционных структур, начиная с мёртворождённого постсоветского СНГ и заканчивая Шанхайской организацией сотрудничества, которой многие пророчат великое будущее и в которую входит одновременно с Россией и ряд постсоветских республик. Однако выяснилось, что за всеми улыбками и цветами в адрес России от политических элит всего постсоветского пространства не стоит никакого желания поступиться хоть какими-либо национальными интересами в пользу общего с Россией дела, и вся «интеграция» носит подчёркнуто односторонний характер.

Соседи в лучших традициях рыночной экономики предпочитают «национализировать» все бонусы от сотрудничества с Россией, но при этом не брать на себя никаких издержек. Из последнего: летом 2021 года на Петербургском международном экономическом форуме замглавы МИД России Александр Панкин попытался поднять вопрос о разработке коллективного ответа ЕАЭС на западные санкции. Мол, мы же братские и заинтегрированные друг с другом до слёз народы! Кому, как не нам, толпой сопротивляться супостату!

То, что Россия обложена разнообразными санкциями, к этому уже все привыкли ещё со времён поправки Джексона ― Вэника. На форуме же заявление Панкина было связано с введением Западом санкций против Белоруссии по абсолютно надуманному поводу ― за якобы «принудительную» посадку в минском аэропорту ирландского авиалайнера (позже расследование международной организации гражданской авиации ICAO подтвердило необоснованность обвинений против Белоруссии, но санкции были введены заранее, и отменять их почему-то никто не спешит).

И вот Россия в лице замглавы МИД Панкина предложила всем членам своего кружка объединить усилия и в случае объявления любых санкций против любого члена ЕАЭС (а не только против России или Белоруссии) формировать на них коллективный ответ от лица всех членов ЕАЭС.

На это был немедленно получен резкий ответ от представителя Казахстана, что в казахстанском понимании ЕАЭС носит сугубо экономический, а не политический характер, а Казахстан имеет прекрасные отношения с западными державами и ссориться с ними ради какой-то там России или Белоруссии не имеет никакого желания. «Каждый сам за себя, а я в домике!»

Ещё более красноречивый случай произошёл в связи с публичным высказыванием Александра Лукашенко в феврале 2022 года о том, что союзное государство Белоруссии и России вовсе не закрытый клуб, а рано или поздно пополнится такими странами, как, например, Узбекистан и Армения. Что тут началось! У евразийских братушек чуть ли не пена изо рта пошла. Белорусский посол был вызван в МИД Армении, где получил взбучку и обещание в случае повторения официальными лицами Белоруссии «союзной» риторики в отношении Армении получить ещё более жёсткую реакцию. Что характерно, у белорусского посольства в Ереване немедленно прошла акция протеста армян, недовольных слишком мягкой реакцией Армении на оскорбительные, по их мнению, слова Лукашенко. Узбекистан тоже решил на всякий случай неофициально откреститься от слов Лукашенко и дать понять, что он против любых форм интеграции с Россией, кроме разве что отправки в Россию своих трудовых мигрантов, чтобы они оттуда привозили домой побольше денежек, а всё остальное Узбекистану как-то не очень интересно и у него «свой путь».

То есть в очередной раз было эмпирическим путём доказано, что много в мире стран, желающих что-то получить от России, но нет ни одной, желающей РФ хоть что-то дать. Раз за разом попытки России создать некое межгосударственное объединение под своей эгидой терпят сокрушительный крах. И такое впечатление, что в Москве на самом деле не могут понять, почему так происходит, ведь Россия такая добрая и щедрая, готова хоть пылинки сдувать с того, кто заявит о любви к ней!

А ведь достаточно просто почитать Оруэлла: «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим, кто управляет настоящим, тот управляет прошлым». То есть, переведя на русский: «Первична информационная обработка общества, а всё остальное уже вторично». И именно информационная повестка во всех без исключения «дружественных» России приграничных государствах носит строго антироссийский характер. И никакие словесные реверансы в адрес России никак не заменят пристальное внимание всех незалэжных элит к воспитанию подконтрольного им «человеческого стада» в антирусском ключе.

Повторюсь, антирусское информационное воздействие на население постсоветских стран (и даже в некоторых регионах внутри самой России) носит не случайный характер и вызвано не какими-либо объективными «историческими обидами», а целенаправленно культивируется людьми, которые перед телекамерами регулярно «лобзаются в десны» с Владимиром Путиным и кормятся с его руки, держа за пазухой камень, ибо только в противопоставлении «своего пути» «российскому пути» они и черпают свою незалэжную идентичность и легитимность в глазах электората.

И Россия никак не контролирует их прошлое, а значит, не контролирует и их будущее. Исторические национальные мифы, формировавшиеся после 1991 года, ― это антирусские мифы, а следовательно, и их проекция в будущее будет иметь только антирусскую направленность. И любая интеграция на постсоветском пространстве должна начинаться исключительно с синхронизации т. н исторических мифов и строгого контроля их канонов. И только когда вырастет новое поколение граждан, с детства воспитанное на единых понятиях о том, что такое хорошо и что такое плохо, можно будет приступать к чему-то большему. А пока что мы имеем ситуацию, когда армяне считают своим национальным героем Гарегина Нджде, осуждённого советским судом за коллаборационизм с гитлеровцами во время Второй мировой войны, и недоумевают, почему такая мелочь, как служба у нацистов, русскими воспринимается так негативно. Хотя как же иначе: Нджде ведь был за независимость Армении, а русские имперцы/большевики Армению всегда угнетали! Молодым армянам ведь никто не расскажет, что именно благодаря России на свете и существует нынешняя Армения — куцый остаток огромной родины древнего народа, находившегося на грани физического уничтожения, вплоть до самого прихода России в Закавказье (и с неясными перспективами в случае ее ухода).

Ну, Армения находится далеко и, прямо скажем, не является страной, которая имеет для России какое-то серьёзное значение хоть экономическое, хоть культурное. Другое дело — Белоруссия. Очень серьёзный торговый оборот, чрезвычайно близкое во всех отношениях население, глубочайшая степень интеграции. И если и были какие-то мелкие разногласия между Россией и Белоруссией, то после провала «цветной революции» в Минске осенью 2020 года «белорусский слон» снова «стал лучшим другом российского слона», а президент Лукашенко однозначно сменил свою «многовекторную» риторику на «интеграционную». Причём отношение его к России теперь даже более демонстративно-позитивное, чем в лучшие годы прошлых приступов дружбы. Более того, случилось невероятное — Александр Лукашенко публично признал Крым российским. Не прошло и восьми лет.

И если раньше Белоруссия категорически отвергала возможность появления на своей территории российских военных баз, то теперь, опять же публично, было заявлено, что в случае дальнейшего обострения международной обстановки российские базы в Белоруссии появятся. И не просто появятся, но даже не исключается появление на этих базах ядерного оружия! И по поводу некогда дружественной для Белоруссии Украины было публично объявлено, что в случае эскалации Украиной военных действий в Донбассе Белоруссия без колебаний выступит против неё на стороне России. Такие признания дорогого стоят! Наверное. Если не вникать в нюансы.

Проблема в том, что все эти решения Лукашенко являются вынужденными и в искренности его слов быть уверенными никак нельзя. Просто так совпало, что прошлая игра, которую он вёл, завершилась провалом: попытка переметнуться от России в западный лагерь не удалась ― партнёры подло обманули. Более того, как опытный политик, Александр Лукашенко вовремя понял, что его жизнь висит на волоске, а помощи можно ждать только с востока. Украина, с которой Лукашенко так нежно выстраивал отношения при майданной власти, при первом же окрике с Запада предала его и даже глазом не моргнула. Будучи оскорблённым в лучших чувствах, Лукашенко и принялся теперь делать такие громкие заявления насчёт украинских и евроатлантических дел.

Но при всех этих «жёстких» заявлениях Лукашенко всегда оставляет место для того, чтобы иметь возможность включить задний ход: а то мало ли — вдруг отношения нормализуются. К примеру, «признание Крыма». Всё это «признание» имело характер лишь частного мнения гражданина Лукашенко, но отнюдь не официальной позиции Минска. Естественно, никаких материальных последствий это заявление иметь не будет: ни открытия консульства РБ в Крыму, ни запуска авиа- и железнодорожного сообщения между Белоруссией и Крымом. Это был всего лишь троллинг своих украинских визави в отместку за их крайнюю непорядочность по отношению к нему, но с возможностью отыграть назад.

То же, кстати, было и с подписанием Белоруссией союзных программ, когда подписаны были лишь ничего не значащие декларации, а реально необходимые стратегические решения так и остались зависшими в воздухе. И естественно, информационная политика Белоруссии не претерпела сколько-нибудь заметных изменений: «незалэжницкая» риторика лишь слегка поутихла в ожидании, когда внешнеполитические обстоятельства снова изменятся, но вовсе не решительно отвергнута. Уж в отличие от своих российских коллег, Лукашенко чётко осознаёт важность «контроля за прошлым и будущим из настоящего», и впускать в эту сферу «чужих» он всё так же не намерен.

Что сделали украинские заговорщики 2014 года сразу после того, как взяли власть? Правильно, запретили на территории Украины трансляцию российских телеканалов и заблокировали российские социальные сети. Ибо манипуляция общественным мнением наиболее эффективна лишь при сохранении фактической монополии на подачу информации в нужной трактовке.

В результате украинский народ в течение пары лет превратился в паноптикум неадекватов, живущих в виртуальном мире, мало общего имеющего с реальным. А в Белоруссии дело обстоит по-другому? Не очень.

К примеру, российские телеканалы в Белоруссии присутствуют, но только не в таком виде, как в России. Их политический контент уже много лет постоянно цензурируется, дабы исключить «вредные», с точки зрения белорусских идеологов, программы и заменить их «правильными» программами уже белорусского извода. Ибо нельзя допустить формирования у белорусов общего с русскими сознания. В Белоруссии-то, оказывается, информационные тенденции, поощряемые властями, не слишком-то отличаются от армянских или казахстанских в плане обособления белорусов от русских.

Зачем, к примеру, было выдумывать свой собственный символ Победы вместо ставшей традиционной российской георгиевской ленточки? Только лишь для того, чтобы в мозгах электората отложился тезис о том, что у России свои победы, у Белоруссии свои. Ведь георгиевская ленточка стала также и символом «Русской весны», а никакой «Русской весны» на территории Белоруссии быть не должно.

И некоторые российские газеты в Белоруссии тоже издаются, но тоже не в оригинальном российском виде, а в обработке белорусскими представительствами этих газет, после чего те приобретают знакомый незалэжный душок. О широкомасштабной антироссийской пропагандистской кампании в Белоруссии было мало кому известно среди российских обывателей — для них были доступны лишь пасторальные сюжеты о Белоруссии, как там советские заводы продолжают дымить, а советские колхозы продолжают пахать. Лично же Лукашенко имел весьма положительный имидж своего в доску парня, который за Россию костьми ляжет.

Однако внутри самой Белоруссии неравнодушные люди с тревогой наблюдали всё более заметный поворот белорусского официоза лицом к Западу и спиной к России. Вообще-то это была работа посла России — подмечать негативные тенденции в белорусско-российских отношениях и вовремя их купировать ― не пряником, так кнутом. Но к сожалению, дипломатическая работа по Белоруссии послом Суриковым была точно так же провалена, как ранее Черномырдин и Зурабов провалили свои миссии на Украине. Видать, российские чиновники традиционно воспринимали работу в Белоруссии и на Украине как некую синекуру: без проблем досидеть до пенсии на тёплом местечке и со спокойной совестью свалить, а дальше хоть трава не расти. Вероятно, до отправки в отставку они так и не поняли, что Белоруссия и Украина — это не богадельня, а настоящая линия фронта, где враг чувствует себя уже как дома и готовится к новым акциям, и благодушное бездействие — это преступление, граничащее с государственной изменой.

Время от времени в российских средствах массовой информации стали появляться статьи от белорусских авторов, которые пытались открыть глаза широким слоям российского общества на тревожные реальные процессы, происходящие в Белоруссии. И если вначале у кого-то из читателей и создавалось впечатление, что это банальная заказуха от неведомых «российских олигархов» против всенародно обожаемого президента Лукашенко, то с течением времени всё больше россиян приходило к выводу, что слова и дела якобы пророссийского Лукашенко иногда сильно расходятся друг с другом.

Вот только в отличие от российских властей белорусское руководство зорко следило за нарушением своей информационной монополии, что вылилось в декабре 2016 года в арест троих белорусских публицистов: Сергея Шиптенко, Дмитрия Алимкина и Юрия Павловца, писавших критические статьи об антироссийских кульбитах белорусских властей и о сближении их со своими якобы идейными противниками из ультраправых слоёв на почве русофобии. Непередаваемый цинизм данного действа заключался в том, что они официально были обвинены в «возбуждении вражды и розни между народами Белоруссии и России», «экстремизме», а отдельной претензией к ним были негативные оценки проводимой руководством Белоруссии политики белорусизации, то есть целенаправленного вытеснения всего русского из общественной жизни страны.

Логично было бы предположить, что в условиях резкого охлаждения отношений Белоруссии и России после украинского майдана 2014 года, когда официальный Минск фактически поддержал государственный переворот на Украине и не признал вхождения Крыма в состав России, российские власти озаботятся поддержкой пророссийских белорусов. Но вышло с точностью до наоборот.

Когда к послу Сурикову обратились с просьбой заступиться за пророссийских публицистов, находящихся под следствием в Минске, то его реакция была обескураживающей. Посол сделал вид, что не понял сути дела, заключавшегося в том, что фактически людей судят за публичное высказывание своей пророссийской позиции, и ответ Сурикова звучал примерно так: «Обвиняемые являются экстремистами, разжигающими рознь между белорусами и русскими, поэтому белорусское правосудие само разберётся с ними по закону».

Оруэлл улыбается в гробу. Двадцать первый век. Людей судят за мыслепреступление. Особое внимание обвинение обратило на факт «оскорбления» обвиняемыми белорусского народа, которое заключалось в отрицании полезности пресловутой белорусизации. Банды ультраправых, расплодившиеся к тому времени на благодатной почве Белоруссии, действительно были оскорблены открытым неуважением обвиняемых к белорусскому варианту порошенковской «армии-мовы-виры» (впрочем, их оскорбляет и сам факт существования России на глобусе), вот только можно ли высказывание личного мнения, не содержащее никаких призывов к насилию или вообще какой-либо нецензурщины, назвать экстремизмом? Белорусский суд после 14 месяцев разбирательств посчитал, что да. Люди, выступающие за максимальное сближение русских и белорусов, были приговорены к пяти годам тюрьмы за «разжигание розни между русскими и белорусами». Приговор вызвал удовлетворение посла России и бурную радость в стройных рядах русофобов всех мастей.

Как тут опять удержаться от цитирования Оруэлла: «Во времена всеобщей лжи говорить правду ― это экстремизм». И воистину, раз уж стремление к сближению русских и белорусов ― это «разжигание вражды между русскими и белорусами», то почему бы тогда и в самом деле не вписать, скажем, в конституцию оруэлловское «Война ― это мир. Свобода ― это рабство. Незнание ― сила»? Чтоб вопросов больше ни у кого не возникало ненужных.

За минувшие с тех пор годы политическая ситуация в Восточной Европе только обострилась. Россия стоит на пороге большой войны с Украиной, за спиной которой скалится весь западный мир. Александр Лукашенко ― снова верный союзник России (если, конечно, уместно так говорить после всего, что мы видели и слышали от него с 2014 по 2020 год), но всё так же жёстко контролирует информационную монополию внутри республики, разве что вектор контроля сменился — теперь открытая русофобия не в чести, впрочем, и русофилия не особо приветствуется. Посол Суриков давно отправлен на пенсию. Журналисты не признали себя виновными, но осуждены с отсрочкой наказания на три года. Россия всё так же не поменяла своего отношения к принципам взаимодействия с окружающими странами. Окружающие страны тоже не поменяли своего отношения к принципам взаимодействия с Россией.

Роман Вейс

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here