Больше чем дипломат. 21 февраля во всем мире вспоминают Виталия Чуркина — Российская газета

0
168

Виталий Иванович Чуркин родился 21 февраля 1952 года в Москве и умер 20 февраля 2017 года в Нью-Йорке, не дожив один день до своего 65-летия. «Выдающийся российский дипломат ушел из жизни на рабочем посту», — сообщили в МИД России. В день 70-летия со дня его рождения о Виталии Ивановиче будут вспоминать его близкие и друзья по всему миру. О своем муже, о его жизни, в которой было столько событий, что хватило бы на десятерых, «Российской газете» рассказала Ирина Евгеньевна Чуркина.

Ирина Евгеньевна, вся страна узнала Виталия Чуркина, когда он был опытным дипломатом, бескомпромиссно и ярко отстаивавшим позиции России в Совете Безопасности ООН. Но как происходило становление этой личности? Как ему приходилось преодолевать себя, чтобы стать профессионалом, не боящимся трудных вопросов?


В октябре 1983 года Чуркин отвечал на вопросы американцев, собравшихся в католическом соборе, чтобы послушать советского дипломата. Фото: Из семейного архива

А достойное противостояние молодого второго секретаря посольства СССР Виталия Чуркина конгрессу США на слушаниях после аварии на Чернобыльской АЭС, можно сказать, вошло в историю. И работа с министрами иностранных дел нашей страны Евгением Максимовичем Примаковым, Сергеем Викторовичем Лавровым, многими другими нашими блестящими дипломатами, безусловно, дала Виталию Ивановичу огромный опыт, помогла отточить профессиональную хватку. Кроме того, конечно, очень интересной и напряженной была работа начальника Управления информации МИД СССР, а потом России на переломном для нашей страны этапе. Живо парировал, энергично и порой с юмором отвечал на вопросы журналистов всего мира, убеждал в правоте нашей позиции. И многократные поездки в бывшую Югославию, где шла кровопролитная война, его искреннее желание примирить противоборствующие стороны этого сложнейшего конфликта, дискуссии с натовцами, когда Виталий Иванович представлял нашу страну в качестве посла России в Бельгии, затем непростая командировка в Канаду… Думаю, все это вместе и сформировало Чуркина как дипломата, как личность.


1 мая 2006 года Виталий Чуркин вручил верительные грамоты генеральному секретарю ООН Кофи Аннану. Фото: Из семейного архиваОн умел убеждать своих оппонентов, поэтому за пределами штаб-квартиры ООН отношения с коллегами были в целом дружескими и ровными

Виталий Иванович любил кататься на горных лыжах и передал это увлечение дочери Анастасии и сыну Максиму. Фото: Из семейного архива

Рассказывал ли он родителям о своих успехах? Делился ли переживаниями?

Ирина Чуркина: Думаю, он многим делился с родителями — и переживаниями и радостями. Они были очень близки. Иван Васильевич всегда, когда была возможность, присутствовал на соревнованиях на стадионе Юных пионеров, где Виталий принимал участие в соревнованиях по бегу на коньках. И мама Мария Петровна гордилась успехами сына, принимала самое активное участие в его делах, собирала вырезки публикаций о нем в газетах. Когда Виталий в первый раз привел меня к ним домой — знакомиться с родителями, — я тут же заметила на стене фотографию: мама Виталия сидит рядом с В.И. Лениным. Я сразу не сообразила, что разница в возрасте между ними слишком велика, и на секунду подумала: «Ничего себе, в какую семью я попала!» Но оказалось, что на снимке Мария Петровна с актером, исполнявшим роль Ленина в фильме Льва Кулиджанова «Синяя тетрадь», где Виталий, будучи школьником, снимался в одной из главных ролей.


Фото: Из семейного архиваМалая родина

И.В. Чуркин: «Чем дальше я нахожусь от Маринкина, тем притяжение сильнее».

Ирина Чуркина рассказала «Российской газете», что «в память о своих родителях Виталий издал книгу воспоминаний отца — трогательную и искреннюю». В ней Иван Васильевич Чуркин вспоминает о своей малой родине — деревне Маринкино Киржачского района Владимирской области. Вот цитата из нее: «Ни от какой другой деревни или города, какими бы прекрасными они ни были, я не испытываю такого притяжения, как от Маринкина. И вот что в дополнение имею сообщить: чем дальше я нахожусь от Маринкина, тем притяжение сильнее, и еще: с приближением старости притяжение родного края усиливается. Чем можно объяснить неодолимое влечение к Родине? На этот вопрос я дал бы такой ответ — связанными с ней радостями детства, воспоминания о которых негаснущими огоньками освещают жизненный путь, приветливым сиянием согревают душу».

Три года назад в Маринкине, где половина жителей носит фамилию Чуркиных, открыли памятник Виталию Ивановичу. Автором монумента выступил сербский скульптор Драган Раденович.

Это не первый монумент, посвященный выдающемуся российскому дипломату. В ноябре 2017 года памятник Виталию Ивановичу Чуркину установили в городе Восточное Сараево на территории Республики Сербской — в благодарность за его принципиальную позицию по вопросу принятия 8 июля 2015 года в Совбезе ООН резолюции в память 20-летия событий в боснийском городе Сребреница. На черной мраморной плите с портретом дипломата и датами жизни высечена надпись: «Спасибо за русское «Нет».

P.S.

Бывший постпред США при ООН Саманта Пауэр, чьи пикировки с представителем РФ во время заседаний Совбеза вошли в историю, после его смерти опубликовала в американском издании The New York Times статью под названием «Мой друг Виталий Чуркин». Она написала: «Виталий был великолепным рассказчиком с потрясающим чувством юмора, хорошим другом и воплощением лучших надежд Соединенных Штатов и России на сотрудничество. Мое сердце разбито из-за его смерти». Пауэр рассказала, что он был единственным коллегой из ООН, которого она пригласила в гости к своим родителям на День благодарения. «Пока остальные дипломаты приезжали и уезжали из Нью-Йорка, оставалась одна глыба: Виталий Чуркин, грозный противник, заботливый друг и яростный защитник России — страны, которую он обожал», — подытожила Пауэр.


1 мая 1986 года. Второй секретарь посольства СССР В. И. Чуркин готовится выступать в конгрессе США. Фото: Из семейного архива

«1 мая по причине праздника посольство СССР в Вашингтоне не работало. Большинство его сотрудников, включая временного поверенного (посла в стране в это время не было), отдыхало на посольской даче. Я остался дома и утром вышел с женой и родившийся в Вашингтоне дочкой Настей на теннисный корт. Когда мы вернулись домой, раздался звонок от дежурного дипломата: руководство посольства поручало мне дать «неформальный брифинг» группе американских конгрессменов по их просьбе. Я заехал в посольство, забрал листочки с обрывочной информацией, главным образом тассовской, которая поступала к нам из Москвы, по поводу чернобыльской трагедии, и направился в конгресс. Зайдя в тот зал, номер которого мне указали, я понял: что-то тут не так. Я насчитал 12 телекамер. Вспомнил, как мне объясняли, что восемь телекамер уже означают сенсацию. Но отступать некуда. Последовавший почти полуторачасовой разговор с конгрессменами напрямую транслировался CNN и вызвал ажиотажный интерес американского телевидения и других СМИ. По определению телекомпании CBS, появление советского дипломата в конгрессе было «почти таким же экстраординарным, как и сама чернобыльская авария». На следующий день почти все газеты (Washington Post, New York Times, Chicago Tribune и т.д. и т.п.) вышли со статьями и фотографиями на первой полосе. По определению одной из них, конгрессмены так удивились, как будто перед ними в зале слушаний появился жираф.

Своеобразно реагировала русскоязычная иммигрантская пресса. Одна такая забавная публикация, озаглавленная «Плейбой на Потомаке», заслуживает пространного цитирования — она хорошо отражает дух времени.

«Формально В. Чуркин числится секретарем советского посольства в Вашингтоне. В списке московской дипломатической знати он всего лишь на тридцать пятом месте. Но никто не сомневается, что в ближайшее же время молодой дипсекретарь расправит орлиные крылья и воспарит. Видимо, не случайно именно он был направлен советским посольством в Вашингтоне на слушание в подкомитет конгресса по поводу атомной катастрофы в Чернобыле. Разумеется, Виталий Чуркин строго придерживался буквы кремлевских официальных сообщений. Но его реплики в конгрессе, будучи социалистическими по содержанию, звучали капиталистическими по своей форме. Когда представитель подкомитета спросил, отразится ли катастрофа на Украине на американских поставках зерна в СССР, Виталий Чуркин ответил:

— Я понимаю: этот вопрос продиктован не только гуманистическими соображениями.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here