Глава Следственного комитета раскрыл все тайны убийства семьи Романовых — Российская газета

0
150

В обществе не одно десятилетие идут дискуссии об обстоятельствах убийства царской семьи, хотя с момента трагедии прошло больше ста лет.

Александр Бастрыкин: Наше расследование было необходимо, чтобы убрать малейшие сомнения. Фото: Следственный комитет РФ

Сколько книг написано и фильмов снято о подлинности найденных под Екатеринбургом останков. Несколько лет назад Следственный комитет возобновил уголовное дело об обстоятельствах тех событий. Недавно вышли книга и фильм, посвященные расследованию этой трагедии, и Следственный комитет имеет к этому самое прямое отношение. О выводах и тайнах этого единственного в своем роде уголовного дела "Российская газета" спросила председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина.

Александр Иванович, зачем вообще надо было возобновлять следствие в 2015 году и чем оно отличалось от тех расследований, которые были раньше?

Александр Бастрыкин: Некоторые исследователи до сих пор спорят о принадлежности останков, обнаруженных под Екатеринбургом, несмотря на выводы следствия 1993 года, установившего их принадлежность царской семье и их приближенным. И мы посчитали необходимым устранить возможные пробелы, продолжая расследование. За прошедшие годы наука очень серьезно шагнула вперед, открыв новые возможности, в том числе и в генетике. За шесть лет по возобновленному уголовному делу проведено 40 судебных экспертиз, в том числе комплексных и комиссионных судебно-медицинских (антропологических), молекулярно-генетических, историко-архивных и других. Впервые следствием исследовались материалы, находящиеся в закрытых архивных фондах.

К тому же ранее, в 90-х годах, следственные действия проводились, по сути, в закрытом режиме. Сейчас, напротив, было решено все делать прозрачным для общества и во взаимодействии со специальной церковной комиссией. Тщательно обсуждались промежуточные результаты, планировались конкретные действия. РПЦ и Следственный комитет сделали все, чтобы новые исследования были полностью объективны, а их результаты аргументированны и неоспоримы.

В процессе изъятия образцов из захоронений в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга один костный фрагмент делили на две части. Отдельно для исследований РПЦ и отдельно — следствием. Причем сам Святейший Патриарх лично перешифровал образцы, чтобы полностью исключить влияние человеческого фактора на результат работы. В дальнейшем представители церкви направляли их в лаборатории, которые проводили исследования параллельно со следствием и независимо друг от друга.

Во время этого следствия были проведены также абсолютно новые экспертизы.

А можно рассказать более подробно об этих новых экспертизах, о которых мало кто знает?

Александр Бастрыкин: Это сравнение стереолитографической копии протеза доктора Евгения Сергеевича Боткина, который хранится в США, с челюстью останков N 2 и с фотографией протеза Боткина, лейб-медика семьи императора, найденного в шахте N 7. Дело в том, что в 1918 году следствием были найдены две вставные челюсти: одна — в доме Ипатьева, другая — на дне малого колодца шахты N 7 на Ганиной Яме. Исследования показали, что оба протеза принадлежат останкам N 2, то есть доктору Евгению Боткину.

Почерковедческая экспертиза надписи в подвальной комнате дома Ипатьева установила, что надпись из стихотворения Генриха Гейне сделана, скорее всего, комиссаром Янисом Свикке. Для более конкретного вывода экспертам требуется текст, написанный Свикке на латинице, в архивах РФ такого, к сожалению, не обнаружено.

За шесть лет по возобновленному уголовному делу проведено 40 судебных экспертиз. Впервые исследовались материалы из закрытых фондов

Автороведческая и почерковедческая экспертизы "Записки Якова Юровского" и его выступления на закрытом совещании старых большевиков доказали, что автором обоих документов является именно Юровский.Экспертиза состава почвы в Поросенковом логу показала, что там — песчанистые суглинки, а не торф.

Наконец, особо хотелось бы отметить уникальную генетическую экспертизу по определению признаков гемофилии, впервые осуществленную профессором Евгением Ивановичем Рогаевым.

Документ из чужого архива

Каких специалистов, из каких учреждений привлекали для исследований по этому делу? И об изучении каких новых документов идет речь?

Александр Бастрыкин: Основную работу по молекулярно-генетической идентификации выполнили эксперты центральной ДНК-лаборатории Следственного комитета. Над экспертизами так же работали эксперты МГУ имени М.В. Ломоносова, Российского государственного гуманитарного университета, Института археологии РАН, Института истории и археологии Уральского отделения РАН, Уральского регионального центра судебной экспертизы Минюста России, РАНХиГС при президенте РФ, Центра по изучению истории религии и Церкви ИВИ РАН, кафедры Церковной истории Московской духовной академии, Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН и других учреждений.

В процессе работы были исследованы документы более чем 20 федеральных, региональных и ведомственных архивов и музеев России, а также зарубежных архивных коллекций — Фонда русской истории в городе Джорданвилле, Библиотеки Хоутона Гарвардского университета и Бахметевского архива Колумбийского университета в США, Национального архива Великобритании.

Изучались и документы из личных архивов. Таким образом, следствием учитывались архивные собрания разной принадлежности и статуса. При этом работа велась в основном с оригиналами, чтобы не было противоречий и сомнений.

Так расскажите, что подтвердили или опровергли выводы генетических экспертиз о подлинности останков императора Николая II?

Александр Бастрыкин: Костные фрагменты останков N 4, которые идентифицированы, как Николай Александрович Романов, в ходе экспертиз сравнивались с биологическими образцами, полученными от останков Александра III. Их результаты подтвердили вероятность отцовства на 99,9999988 процента, что подтверждает принадлежность этих останков Николаю II. Также они сравнивались с генетическим профилем из крови, изъятой с рубашки Николая Александровича, хранящейся в Эрмитаже. И в этом случае тоже установлено, что кровь на рубашке оставлена погибшим человеком, останки которого условно обозначены N 4.

Отдельное сравнение проведено по мужской линии Романовых. В ходе него выделен образец ДНК из биологических тканей — крови, изъятых с предметов одежды Александра II. В данном случае эксперты убедились в уникальности этого профиля и сделали вывод о близком кровном родстве между его носителем и профилем из останков, которые мы определили как принадлежащие Николаю II.

Александр Иванович, члены царской семьи также были идентифицированы?

Александр Бастрыкин: Да, все верно. Были установлены генетические признаки всех 11 человек, при этом семь из них образуют семейную группу, а еще четверо принадлежат отдельным лицам, не связанным кровным родством ни с семейной группой, ни между собой. В семейную группу входят мужчина, пять женщин и мальчик-подросток.

Между останками N 4 и еще пятью останками эксперты установили наличие родственной связи отец — дети. Затем, отталкиваясь от ДНК детей, подтвердилась их родственная связь с женщиной, останки (N 7) которой также были в захоронении, она является их матерью. Так, следствие пришло к выводу, что останки, обнаруженные в 1991 и 2007 годах, принадлежат соответственно Николаю II, его супруге Александре Федоровне, их четырем дочерям и цесаревичу Алексею. При этом экспертизы установили вероятность родства между ними на 99 процентов и еще несколько цифр 9 после запятой.

Останки, обнаруженные в 2007 году, идентифицированы как принадлежащие подростку и молодой девушке, что сопоставимо с данными цесаревича Алексея и его сестры Марии. Известные антропологи Д.В. Пежемский, М.В. Добровольская, Т.Ю. Шведчикова, а также генетики из разных лабораторий исследовали эти останки и определили в том числе их половую и возрастную принадлежность.

Как я сказал ранее, генетические экспертизы подтвердили их родство при сравнении с останками других членов семьи. В указанном захоронении обнаружены фрагменты костей из разных отделов скелета человека — зубы, затылочные кости от двух черепов, лопаточные, тазовые и другие, в частности бедренная кость подростка мужского пола.

Еще одним важным аргументом является обнаружение гена гемофилии в некоторых образцах. Из исторических документов известно, что цесаревич Алексей страдал гемофилией, которая ему передалась по материнской линии. И исследование костных останков ребенка мужского пола подтвердило наличие этой болезни. Также установлено, что носителями болезни были Александра Федоровна и великая княжна Анастасия.

Шрам увидят через век

— Много дискуссий было и по другим признакам, позволяющим говорить о принадлежности останков членам царской семьи. Например, после нападения на Николая Александровича в Японии в 1891 году на его голове остался след.

Александр Бастрыкин: Этот вопрос был тщательно исследован антропологами, медиками и другими специалистами в ходе нового расследования. И то, что обнаружили антропологи, в дальнейшем подтвердилось при проведении томографических и редких рентгенографических исследований при стократном увеличении. За прошедшее более двух десятилетий время наука и техника шагнули значительно вперед. В ходе возобновленного следствия с применением высокотехнологического оборудования, в том числе новейшей томографической техники, которая в десятки раз точнее исследует объекты, специалистам удалось определить эти повреждения на черепе N 4.

Эти изменения костной ткани черепа, как утверждают эксперты, свидетельствуют о давних прижизненных заживших переломах вблизи лобно-теменного шва справа. Они как раз могли быть причинены рубящим предметом. И, как известно, на шляпе Николая Александровича, находящейся в Эрмитаже, также имеются следы от удара саблей.

Почему раньше не исследовалась информация о том, что у Николая Александровича были проблемы с позвоночником, что отражалось на походке?

Александр Бастрыкин: Эти данные были установлены и ранее в рамках судебно-медицинских экспертиз. В этот раз следствием в совокупности оценивались результаты экспертных исследований и историко-архивные документы. Действительно, экспертиза нашла на останках, принадлежащих Николаю II, возрастные, дегенеративно-дистрофические изменения в позвоночнике. И есть свидетельства самого Николая Александровича, подтверждающие это. В своем дневнике буквально в последние недели жизни он пишет, что испытывает сильные боли в ногах и спине, и отмечает, что не вставал с кровати около шести дней. Даже с сожалением отмечает, что день рождения своей любимой жены Аликс он провел в кровати из-за сильных болей в ногах и других местах.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here