Стресс-тест Украина провалила

0
350

Пока аналитики и политологи пытаются спрогнозировать развитие событий после признания Россией ДНР и ЛНР, мы подведем некоторые итоги предшествующей этому чрезвычайно бурной недели.

В последнее время в финансовой сфере широкое распространение получили так называемые стресс-тесты, т. е. моделирование различных кризисных ситуаций и устойчивости к ним финансовых структур.

На фоне разогнанной Западом волны об ожидаемом 15, потом 16 февраля «неминуемом» российском вторжении в ситуации такого стресс-теста, только не математического, а в реальном формате, оказалось всё государство Украина в своей нынешней ипостаси, результаты которого мы будем рассматривать в гораздо более широком ключе, чем действия непосредственно высшего руководства страны.

Первыми дрогнули олигархи. 13 февраля авианавигационные сайты отобразили настоящий исход бизнес-джетов из Украины (бизнес-джеты ― это самолёты средней дальности полёта, укомплектованные салонами бизнес-класса вместимостью от 5 до 50 человек для перевозки VIP-пассажиров). По данным СМИ, из «элитного» бизнес-сообщества на Украине остался только Игорь Коломойский, которому, как известно, бежать некуда.

Конечно, можно сказать, что эти олигархи де-юре частные лица, образ жизни которых подразумевает, что, скажем, слетать на ужин в Париж или на премьеру в ту самую Венскую оперу — дело житейское и провести потенциально беспокойные деньки в европах для них дело столь же житейское, как для нас поездка на дачу.

Но оказалось, что бизнес-джетами и другими видами транспорта подальше от Киева рванули и многие «государственные люди», прежде всего — народные избранники. Среди чиновников «эпидемия» также приняла значительные масштабы, но депутаты в силу специфики своей работы оказались более на виду.

От попыток созвать чрезвычайное заседание Рады 13 февраля пришлось отказаться, а утром понедельника, 14 февраля, в фойе парламента собралось всего 24 депутата. На момент написания этих строк нет информации о созыве Рады в связи с последними шагами Москвы. Есть большие подозрения (и инсайды), что связано это с теми же проблемами, что и неделей раньше.

Тогда же большими усилиями к вечеру, когда уже пошли инсайды западных СМИ и политиков о переносе вторжения, потихоньку народ начал подтягиваться.

Вечером удалось созвать заседание фракции «Слуги народа» с участием Зеленского (о кворуме там информации нет), но известно, что на нем «президент сказал, что три наши дружественные страны нагнетают истерию с войной. Он на фракции пытался нам объяснить, что нами играют, но мы сопротивляемся. Также призвал показать своим примером, что мы не будем убегать. Прошлись по повестке дня, поднялся важный вопрос ― возможность смешанного онлайн-голосования: типа те, кто в зале и те, кто на больничном… Также президент сказал, что запретить уезжать не может, но зато мы потом встретим их при въезде», — сообщил один из участников заседания на условиях анонимности.

Теме сбежавших Зеленский посвятил и значительную часть своего обращения к нации вечером того же дня: «Я хочу обратиться к нашим украинским журналистам. Некоторым из вас иногда приходится выполнять задания владельцев медиа. Большинство из них уже сбежало из собственного государства. Работайте на Украину, а не на тех, кто сбежал. От вашей честной позиции сегодня зависит судьба страны.

А теперь я хочу обратиться не к тем, кто остался с Украиной и в Украине, а к тем, кто ее покинул в самый ответственный момент. Ваша сила не в ваших деньгах и самолетах, а в гражданской позиции, которую вы можете проявить. Вернитесь в свою страну и к своим людям, благодаря которым вы получили свои заводы и состояние. Сегодня каждый проходит тест на гражданина Украины. Пройдите его достойно. Пусть все поймут, для кого Украина действительно Родина, а для кого ― просто площадка для денег.

Отдельно обращаюсь ко всем представителям государства: государственным служащим, народным избранникам всех уровней, которые покинули страну или планируют это сделать. Вам народ Украины доверил не только руководить государством, но и защищать его. Это ваша прямая обязанность в такой ситуации ― быть вместе с нами, с украинским народом. Я сейчас предлагаю вам в течение 24 часов вернуться на Родину и встать плечом к плечу с украинской армией, дипломатией и народом!»

В общем, масштабы явления были впечатляющие. В некоторое оправдание проявившим «благоразумие» нужно сказать о том, что ориентировались они не только на истерические прогнозы, приходившие с Запада, но и на реальные действия западных держав (в основном англосаксонского блока).

Они не просто призвали своих граждан покинуть территорию Украины, но и начали сокращение персонала своих посольств с переводом оставшегося персонала во Львов (туда же, к слову, перебрались и многие украинские «беженцы»). Американцы даже уничтожили дорогостоящее оборудование, находившееся в здании посольства в Киеве.

А уже после обращения Владимира Путина стало известно, что переведенный во Львов персонал американского посольства теперь ночевать будет на территории Польши, приезжая в столицу Галиции (или уже не только её) для выполнения своих обязанностей лишь на день.

Честно говоря, меры предосторожности выглядят уж совершенно запредельными. Случаи нарушения принципа дипломатической экстерриториальности в мировой истории крайне редки. Даже после нападения нацистской Германии на СССР территория советского посольства в Берлине (как и немецкого в Москве) была лишь оцеплена, туда свезли всех советских граждан, которых начало войны застало в рейхе (кроме экипажей торговых судов), и через несколько недель был осуществлен их обмен через Турцию.

Да и в случае российской оккупации Львова (сценарий, на мой взгляд, еще менее реалистичный, чем приземление летающего блюдца с делегацией рептилоидов у штаб-квартиры ООН) мыслимо ли представить какие-либо враждебные действия со стороны российских сил по отношению к американским дипломатам? Такие предосторожности американцев ― явный элемент политической игры, анализ которой выходит за рамки этого материала.

Еще более показательной стала официально объявленная срочная эвакуация из Украины многочисленных военных советников из США, Великобритании, Канады. Как было разъяснено, их безопасность превыше всего.

И это также чрезвычайно показательный момент. Ведь участие военных специалистов из дружественных, но формально нейтральных стран в вооруженных конфликтах в нынешнюю эпоху — дело совершенно житейское, как и регулярные шпионские скандалы, и вполне подходит под определение «все леди делают это».

Инспецы помогают в оперативном управлении войсками в штабах, обучают личный состав, обслуживают сложную технику, вплоть до её непосредственного боевого применения, а порой дело доходит и до прямого участия в боевых действиях небольшими спецподразделениями.

Это, конечно, связано с определенным риском, но профессия военного его подразумевает априори. Понятия «допустимые», «оправданные» и даже «плановые» потери относятся к базовым в военном деле, к тому же в любой армии получение реального боевого опыта считается весьма полезным. Поэтому жест главных союзников Киева сложно не счесть символическим.

Отзыв военных советников и новый режим работы и так эвакуированного во Львов посольства стали, пожалуй, наиболее яркой из прочих демонстрацией того, что никакой реальной помощи в «отражении агрессии» Украина от своих западных друзей не получит, что её предоставили своей судьбе.

Да, идут громкие заявления, при известном развитии событий их будет ещё больше, введут более или менее ощутимые санкции против России. Впрочем, и после признания Республик они пока не адовые, но непосредственно «защитникам Украины» как на фронте, так и в тылу (силовикам, просто госслужащим) от этого не станет легче ни на грамм.

Это уже стало понятно многим из них, и насколько это сказалось на их моральном состоянии, том самом «боевом духе», представить несложно, тем более что конечный исход возможного конфликта мало у кого вызывает сомнения.

Исход же из Киева представителей высшего политического класса Украины на фоне только лишь раздуваемых извне слухов о войне позволяет легко представить, что произойдет, если она действительно разразится. Поскольку до расстрелов на месте «трусов и паникеров» дело вряд ли дойдет, то с огромной вероятностью можно предсказать полный паралич всех органов госуправления в первые же часы после перехода конфликта в горячую фазу. А это, в свою очередь, станет дополнительным триггером развала на фронте.

Предосторожность элит выглядела особенно контрастно по сравнению с абсолютным спокойствием основной массы граждан незалэжной. На чуть более низком уровне не наблюдалось совершенно никакого традиционного кризисного поведения.

Не было ажиотажного спроса на гречку и прочие продукты и предметы первой необходимости, никто не торопился снимать наличные с банковских счетов и их конвертации в доллары (а вот на межбанковской бирже НБУ за 14 февраля пришлось потратить 400 млн долларов для удержания курса гривны). Люди продолжали жить повседневной жизнью.

Такое мега-спокойствие населения резко контрастировало с тем, что имело место во время майданов 2004 и 2014 годов, особенно первого. Конечно, в значительной мере сработал эффект привыкания к различным кризисам и катаклизмам, когда они воспринимаются чуть ли не как обыденность, дескать, «и не такое пережили».

Но в этом виден и другой симптом — основная часть населения (я сознательно не говорю о пророссийски настроенных жителях Украины) вероятное вторжение и «оккупацию» уже не воспринимает как непредставимую катастрофу.

«Жили и будем жить», на подсознательном уровне думает большинство, кардинального ухудшения не будет, а наступления «европейского счастья», которое должна обеспечить независимость, уже не ждет практически никто. А ведь именно надежда на оное обеспечила поддержку многими обоих майданов и всплеск патриотизма после последнего, когда угрозу оному и добытой «свободе» увидели в российской «агрессии».

Это же весьма наглядно проявилось и в том, как прошел провозглашённый Зеленским 16 февраля вместо «дня нападения» День единения. «В этот день мы вывесим национальные флаги, наденем сине-желтые ленты и покажем всему миру наше единство», — заявил он в обращении к нации.

В экстренном порядке было дано указание организовать всеукраинское празднование «победы» над так и не явившемся на войну «агрессором». Весь день все телеканалы страны транслировали телемарафон, чиновникам и прочим бюджетозависимым людям, включая школьников и даже воспитанников детсадов, было велено надеть вышиванки, в 11:00 исполнить хором гимн страны, а местным администрациям — организовать патриотические уличные мероприятия.

Если без ерничества и ангажированности, справедливости ради, духоподъемные патриотические мероприятия в ситуации чреватого войной кризиса лишними не бывают. Помимо прямой задачи, они служат для демонстрации «всем заинтересованным сторонам» высокого уровня патриотизма населения, его неприятия агрессора (что важно, когда возможная война имеет идеологическую подоплеку, а сейчас практически все войны такие), готовности как к военному, так и гражданскому сопротивлению.

Но там, где речь не шла о бюджетозависимых людях, вышло крайне блекло, практически не были замечены люди с патриотическими ленточками и вывешенные в частном порядке флаги (в 2014-м и позднее их было немало). Даже The Washington Post сообщает, что на Майдане собралось только около 100 человек. Они что-то попели вокруг флага, из всех проезжающих мимо автомобилей приветственный гудок был только один раз. Тем более уныло и малочисленно было в других местах.

Куда-то совсем исчезли многочисленные активисты, проводившие свои акции прежде — в том 2014 году и позднее. И возникает смутное подозрение, что многие из них решили не светиться в сложившейся ситуации, причем после выхода кризиса на новый виток оно только усилилось.

А ведь западная пресса и политики (в частности, британский министр иностранных дел Элизабет Трасс в Москве) очень активно разгоняли в последние недели тему массового сопротивления со стороны граждан, которое «агрессор» встретит в украинских городах. В подтверждение публиковались сюжеты о совершенно цивильных гражданах (пожилых женщинах и вовсе старушках), которые тренируются в рядах территориальной обороны (с деревянными автоматами).

Заместитель командующего Сил территориальной обороны Сергей Собко бодро сообщил, что на сегодня уже почти завершено комплектование территориальной обороны военнослужащими и что во многих частях набрали уже более 75 процентов таких кадров. По его словам, процесс комплектования резервистами идет параллельно, и после этого приступят к формированию добровольческих подразделений.

«Уже есть определенный запрос на их создание. В частности, из числа тех категорий людей, которые не могут по определенным ограничениям вступить в батальоны теробороны. Мы размышляем, как это исправить. Один из вариантов (возможно, и будем предлагать его) — увеличить возраст немного, от 60 до 65 или до 70 лет», — заявил он.

Но почему-то представляется, что такие идеи появляются не от хорошей жизни, а как раз из-за того, что комплектация идет крайне туго и 70-летних дедушек и бабушек уже готовы позвать не столько ради повышения реальной боеготовности, сколько ради освоения бюджетных средств. А вот с привлечением весьма многочисленных ветеранов АТО, на которых наверняка был основной расчет, всё весьма печально.

Не наблюдается и наплыва добровольцев в военкоматы, как в 2014 году. А особенно нужно отметить, что никак не отсвечивают всякие парамилитарные праворадикальные структуры, включая имеющий разветвленную сеть «Нацкорпус». А ведь, казалось бы, самое время напомнить о себе как о наиболее серьезной силе, готовой противостоять российской агрессии, даже с целью набрать политические очки.

Возможно, и в них многие ранее весьма активные члены оказались «вне зоны доступа» для руководства, ведь перспектива оказаться во фронтовой мясорубке стала весьма реальной, а может (что не исключает первого варианта), подлинные хозяева этих структур решили их поберечь для по-настоящему серьезных вещей, таких как защита своих интересов в «оставшейся Украине».

С последним, к слову, также обозначились показательные тенденции. Вслед за переводом во Львов посольств западных держав, по поступающей информации, туда же вывозятся архивы украинских спецслужб, запасы наличности из банков и, видимо, многое другое.

Там Путина явно никто не ждет, в отличие от Киева (на якобы планах Москвы атаковать непосредственно столицу незалэжной особый акцент сделал Джо Байден). Не будет углубляться в конспирологические теории о «договорняке» между сверхдержавами, но показательно другое — своими реальными действиями в нынешней ситуации ключевые игроки наглядно показали свое отличное понимание различий между «двумя Украинами».

И это также можно считать одной из негативных оценок по итогам в целом проваленного Украиной стресс-теста.

Дмитрий Славский

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here