Как праздновали Пасху при Петре I — Российская газета

0
47

Светлый праздник Воскресения Христова на Руси любили и отмечали его «с особливой торжественностью». В XVII веке русские цари всю пасхальную неделю проводили на богослужениях в соборах Московского Кремля. Петру I далеко не всегда удавалось соблюдать сложившийся церемониал «праздника праздников»: походная жизнь, военные действия, зарубежные поездки вносили свои коррективы.

Репродукция. Фото автора

Тем не менее, судя по переписке царя, Пасха служила хронологическим рубежом для завершения некоторых важных дел и государевых поручений. Так, в апреле 1705 года царь с гордостью сообщал из Воронежа Александру Меншикову о важном событии: "карабль Старый Дуб строенья Козенца (корабельный мастер Ричард Козенц. — Авт.) спустили мы в самый день Светлого Воскресения. Которой зело изрядный; и сшел благополучно, где на оном как про его, так и ваше здоровье празновали. Дай Боже счастие вскоре видеть вас".

Спустя четыре года как раз накануне Пасхи Меншиков одержал победу над шведами под местечком Соколки на левом берегу реки Ворсклы, о чем он известил Петра из Харькова. Царь ответил Меншикову: "…господь бог в начале сей кампании таким счастьем благословил…".

В 1714 году "Велик день", как еще называли Пасху, Петр I отмечал в Петербурге. Из его Походного журнала известно, что государь "изволил быть в 4 часу пополуночи у всенощной, а потом как день начался, палили со всей Питербурской фортеции из пушек; и потом обедню отпели и також палили из пушек". Богослужение царь совершил в соборе Святой Троицы, находившемся на Троицкой площади рядом с Петропавловской крепостью.

Далее в журнале сообщалось, что после обедни он вместе с сенаторами зашел в Аустерию, затем "изволил дома кушать с офицерами Преображенскими". После полудня Петр отправился на Васильевский остров — в гости к светлейшему князю Меншикову. В тот день государь навестил еще нескольких своих сподвижников. Этим Петр отличался от монархов-предшественников, принимавших гостей исключительно в своей резиденции…

В пасхальных празднествах того года в Петербурге был еще один "участник" — слон. Эта подробность не ускользнула от внимания очевидца событий Фридриха Христиана Вебера, ганноверского резидента при дворе Петра I: "обрядив в роскошную утварь, его (слона. — Авт.) привели, чтобы он поклонился перед царским дворцом".

Однако едва ли не самым примечательным обычаем праздника Вебер считал "взаимные поцелуи". Христосование, то есть обычай пасхального приветствия с троекратным поцелуем, распространенный в России между представителями разных сословий, сильно удивляло иностранцев еще в XVII веке. Их поражал размах этой традиции, выходившей за рамки богослужения…

Иногда в пасхальные дни Петр I находился в чужих краях. Будучи в 1717 году за границей, он намеревался "взять" праздник Пасхи во французском городе Кале. Какие государь получал поздравления, можно судить по письму, отправленному ему 16 апреля 1717 года генерал-адмиралом Федором Матвеевичем Апраксиным: "Поздравляю Ваше Царское Величество с предгрядущим праздником Христовым Воскресением со Всемилостивейшею Нашею Государынею царицею и великою княгинею Екатериною Алексеевною, и желаю от всего моего сердца, дабы Воскресший Христос Бог, вся благая по желанию Вашего Величества исполнити изволил".

19 апреля 1717 года государыня Екатерина Алексеевна писала Петру I: "Поздравляю вас, батюшка мой, с наступающим праздником живоносного Христова Воскресения, желая от всего моего верного сердца сей дражайший праздник в радости вам препроводить при таком пожелаемом благополучии, и да сподобит вас оный всемогущий Господь Бог и впредь многих таких торжеств в добром здравии достигнуть".

Царица благодарила мужа за подарок — присланные ей брабантские кружева. Петр просил Екатерину прислать образцы других кружев, которые он бы смог заказать для нее. И получил ответ: "только б в тех круживах были сделаны имяна, ваше и мое, вместе связанные".

Через несколько дней Петр отправил жене пасхальное приветствие: "Катеринушка, друг мой сердешнинкой, здравствуй! Поздравляю вас праздником Светлого Христова Воскресенья со всеми добрыми людьми и с нашим потрохом (детьми. — М. К.), а особливо с тем, от кого ты бестолковую грамотку прислала. Дай боже видеть его в радости!". "Бестолковая грамотка" — это не что иное, как "послание" от маленького сына — Петра Петровича. Поскольку ребенок еще не умел писать, кто-то из взрослых брал его руку в свою, выводя таким образом каракули, которые прилагали к основному письму.

Первую Пасху после Северной войны Петр I, уже в статусе императора, справлял в 1722 году в Москве. В Кремле, где собирался Синод, был накрыт стол, "уставленный вареными яйцами, маслом и творогом". Жених старшей дочери Петра Анны герцог Голштинский преподнес императору яйцо, которое тот "рассматривал с любопытством и потом отдал одному из своих денщиков, накрепко приказав ему сберечь его в целости".

Повествуя о празднике, придворный герцога Ф. В. Берхгольц отмечал утомительность церемонии, "бесконечные целования и поздравления" царя вельможами. Вместе с тем иностранец признавался, что "этот обычай тем приятен, что во всю Светлую неделю можно целоваться со всеми женщинами, с которыми видишься. Сам император целуется с последним солдатом, если он при встрече с ним поднесет ему яйцо".

В следующем, 1723-м, году празднование Петром Пасхи прошло в его любимом Петербурге. В то пасхальное воскресенье у царя было особенно хорошее настроение. "Император, поносив несколько времени на руке очень красивого попугая, которого часто целовал и ласкал, ушел и императрица со всем своим семейством последовала за ним".

На празднике звучала громкая музыка — еще одна примета петровского Петербурга. Для этого со всех полков города собрали литаврщиков, трубачей, гобоистов, барабанщиков и флейтистов. На третий день праздника на Неве проходили катания на барках. Петр шел первым, герцог Голштинский — вторым. Екатерина Алексеевна наблюдала за происходящим со своей барки, находившейся у Летнего дворца. Праздничную водную прогулку пришлось завершить из-за начавшегося ливня…

Последующие российские монархи привносили в ритуал торжеств свои новшества. Обычай христосования правителя с подданными был заменен на целование его руки. Так продолжалось до Николая I, вернувшего церемонию пасхальных приветствий, которой придерживался Петр I, — поцелуев в уста.

Публикуется в рамках партнерского проекта "Российской газеты", журнала "Родина" и газеты "Санкт-Петербургские ведомости".

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here